ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но, черт возьми, каким образом? Ларри чувствовал, как в глубине его души все восстает против самой этой мысли. Разве гравитационный луч способен учинить такое? Он закрыл глаза и представил себе структуру гравитационного луча, провел его мысленно через схему Кольца Харона, вспомнил и тщательно проанализировал каждый шаг трагического эксперимента. Нет, это невозможно. В природе луча не было ничего загадочного, ничего необъяснимого, не было никаких причин для такого гравитационного возмущения, в результате которого могла бы образоваться черная дыра.

А другие космические тела — как они избежали подобной участи, когда луч коснулся их? Как мог этот луч сокрушить Землю, а Венеру оставить невредимой?

Куда делось поле притяжения Земли на те восемь часов, которые прошли между ее исчезновением и падением Люцифера? Гравитация — производное массы, это просто и ясно. Земля, черная дыра или швейцарский сыр с массой Земли создадут одинаковое гравитационное поле. Оно не должно исчезать, а раз оно исчезло, значит, в течение этих восьми часов на месте Земли ничего не было — ни черной дыры, ни швейцарского сыра.

И почему до сих пор идут гравитационные волны с Луны, да еще визжит этот чертов радиоисточник на волне двадцать один сантиметр? Что это такое?

А как могла Земля за восемь часов отсутствия гравитационного поля набрать пять процентов дополнительной массы? Ларри побился бы об заклад, что черная дыра с массой Земли не способна так быстро поглощать материю. Такая масса не втянется в дыру сразу. Она сначала вытянется в диск, а затем будет с постепенным ускорением втягиваться внутрь. Обломки Люцифера перед его гибелью начали вытягиваться в такой диск. Ларри проверил данные. Никаких сомнений: черная дыра поглощала обломки Люцифера довольно равномерно, в сто раз медленнее, чем нужно было, чтобы прибавить пять процентов массы за восемь часов.

И что это за синие вспышки, во время которых как будто бы из ничего появляются крупные тела? Такое впечатление, что они появляются из черной дыры, но это невозможно. Ничто не может вырваться из черной дыры, в том числе свет, потому-то она и называется черной. Тогда что это за вспышки?

Ларри встал и вышел из комнаты.

Ну, конечно. Возможно лишь единственное объяснение — вспышки сигнализируют о периодически открывающемся отверстии червоточины.

Но начинать все-таки нужно с Луны, с этих таинственных гравитационных волн. И тут может очень пригодиться мощь и универсальность Кольца Харона.

Кольцо Харона не просто ускоритель. Теоретически оно может служить устройством для получения гравитационных изображений, гравитационным телескопом с очень высокой чувствительностью. Такой телескоп способен не только собирать гравитационные волны, он может формировать их образы. Никто никогда не пытался применить его в этом качестве. Ларри решил, что пришло время проверить теорию.

Ему необходим последовательный ряд изображений Луны и окололунного пространства. Приборы на Венере, Ганимеде и Титане воспринимают идущие с Луны гравитационные волны, но не обладают силой и чувствительностью, достаточными для преобразования данных в ясную картину. Гравитационные датчики на Луне, разумеется, совершенно подавлены таинственным излучением. Короче говоря, ни одна из крупных научных станций не может получить нужный образ.

К тому же на этих станциях не работает Ларри Чао (Ларри усмехнулся). Он не был тщеславен, вернее, был не очень тщеславен, но знал себе цену.

Что-то должно генерировать эти мощные гравитационные волны, идущие с Луны. Ларри обязан обнаружить их источник, исследовать его подробно и изучить гравитационные поля вокруг проклятой черной дыры. Еще лучше, если он получит все числовые характеристики дыры. Вооруженный этими данными, он сумеет доказать, что дыра не может быть Землей.

Уже известно, что у дыры не та масса. Этот факт плюс интуиция подсказывали Ларри, что между черной дырой и Землей нет ничего общего. Но это не доказательство, и ему никто не поверит на слово. Он должен с цифрами в руках показать, что характеристики дыры не совпадают с характеристиками Земли, превратись она в черную дыру. Вот тогда все убедятся, что эта дыра вовсе не Земля, точнее, не ее останки.

Ларри засел за переделку Кольца. Два-три часа он доводил модель до ума, и его мысль подтвердилась: преобразование возможно. Это был тяжелый труд, сложные уравнения включали десятки переменных величин. Ларри был неприятно поражен, обнаружив, что работа доставляет ему удовольствие.

В такое-то время. Но что поделаешь, ему всегда нравилось решать мудреные задачки.

И тут ему пришло в голову, что он снова начинает необычную работу без формального разрешения начальства. Правда, директор отдал в их распоряжение все оборудование Станции, и все же… Ларри нажал на кнопку связи с директорским кабинетом.

Из громкоговорителя загремел голос Рафаэля:

— Рафаэль слушает.

— Сэр, это Ларри Чао, я в Четвертой диспетчерской. Я хотел бы поработать с Кольцом в режиме гравитационного детектора и посмотреть, что получится. Кажется, сейчас все равно больше никто не проводит эксперименты…

— Делайте, что хотите, Чао. Бога ради, что хотите, то и делайте. Впрочем, я не понимаю, что можно этим изменить.

Линия отключилась: Рафаэль прервал связь. Услышав в голосе старика безнадежность, Ларри поежился. Рафаэль сдался, смирился с тем, что Земля уничтожена, и впал в отчаяние. А может, старик просто трезво мыслит? Какой смысл что-то делать, к чему-то стремиться?

Но нет, Ларри не таков. Даже если это безумие, надо пытаться что-то сделать. Лучше прослыть сумасшедшим, но бороться, чем сидеть сложа руки, заранее согласившись на проигрыш.

Он начал вычислять нужную ориентацию Кольца.

Автократ Цереры сидел в своем очень скромном кресле, стоящем в очень скромном помещении, и с сожалением рассматривал двух очень встревоженных людей. Он собирался отдать приказ об их казни.

— Боюсь, что у меня нет выбора, — говорил он. — Каждый из вас должен был доказать, почему мне не следует предавать его смерти. И вы не сумели переубедить меня. Передо мной два человека, которые позволили мелкой ссоре из-за прав на разработку астероидов перерасти в еще одну бессмысленную войну. В данном случае права на разработку ни при чем: не они, а ваше самолюбие мешает торжеству справедливости. А Закон Автократа повелевает мне устранять все преграды на пути к торжеству справедливости. Дело закрыто.

Автократ кивнул судебным исполнителям, и те шагнули вперед.

Истец закричал, ответчик упал в обморок. Но судебные исполнители знали свое дело. Через несколько секунд обоих претендентов на разработку астероидов уже тащили в очень скромный, но очень знаменитый шлюз смертников, куда впускали без скафандров. Здесь «преграды», мешающие торжеству справедливости, устранялись в буквальном смысле.

Правосудие, как и многое другое в Поясе астероидов, оставляло желать лучшего; если его и можно было добиться, оно было не высшего качества, чересчур грубое, чересчур суровое и чересчур поспешное. Педантам из Внутренней системы, время от времени посещавшим Пояс астероидов, Закон Автократа казался варварским, жестоким и неправедным. Но для местных жителей, не имевших понятия о другой справедливости. Закон Автократа олицетворял цивилизованность. Во всем обширном, диком, неуправляемом пространстве Пояса астероидов существовало лишь одно место, одно имя, один закон, которым можно было доверять. Пусть он был строг и категоричен, но зато справедлив.

Ибо местные жители знали, насколько огромен Пояс. Закона без принуждения не существует, а там, где плотность населения составляет меньше одного дурака-мизантропа на миллион кубических километров, принудить кого-нибудь к чему-нибудь очень трудно, почти невозможно. На таком громадном пространстве мог затеряться не только закон, но и что угодно.

Здравомыслие, порядок, ответственность, чувство меры — это все хорошо, но откуда им взяться? Легко заболеть манией величия, когда любой может завладеть целой, хотя и маленькой, планетой, надо только до нее добраться. А если у тебя есть собственная планета, почему бы не установить на ней собственный закон и не создать собственную империю? Почему бы не присвоить себе божественное право королей и не начать расширять свою территорию, завоевывая земли соседей?

37
{"b":"1295","o":1}