ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Подождите, подождите! — вмешался резкий голос. — В полученных данных нет и намека на такой вывод. Я-то знаю! Я сам собрал большинство сведений, — Макджилликатти брызгал слюной от злости. — Я не видел, конечно, вашу драгоценную черную дыру крупным планом. Но вы только сейчас высокомерно заявляли, что нельзя разрушить планету, не оставив никаких следов этого разрушения, а после этого небрежно бросаете, что можно без лишнего шума ее украсть. Где же логика? Каким же образом, вы полагаете, это сделано?

Сондра подалась вперед.

— Червоточина; черт возьми! Вот что такое эта черная дыра. Вход в червоточину!

— Червоточина — это идиотская чушь! — фыркнул Макджилликатти. — Никаких червоточин нет в природе. И не может быть. И, на мой взгляд, черных дыр тоже. А черных дыр такой величины — в особенности.

Сондра почувствовала, что теряет терпение.

— Ради Бога, вы ведь видели, как вслед за синими вспышками появляются объекты размером с астероид. Да вы же первый и получили их изображение!

— Да, я поймал изображение, — огрызнулся Макджилликатти, — но я не согласен с вашим толкованием. Несомненно, на месте Земли находится какая-то плотная масса, но вы безосновательно отождествляете ее с черной дырой. Я не вижу доказательств, подтверждающих эту гипотезу. Может, у этой массы просто очень высокая плотность, но нет горизонта событий, и поверхностное притяжение недостаточно для того, чтобы удерживать вещество. Я не успел изучить количественные данные, но мне кажется, что тело с массой Земли могло бы обладать плотностью, в тысячу раз меньшей плотности черной дыры, и в то же время иметь диаметр всего несколько метров, то есть быть очень маленьким, таким, что наши несовершенные приборы воспринимают его как точку. Возможно, луч вызвал превращение обычного вещества, образующего Землю, в вещество неизвестной нам структуры, и эта структура такова, что небесное тело с массой Земли, состоящее из такого вещества, может не превышать нескольких метров в диаметре и иметь необычно темный цвет. Я считаю, что дело обстоит именно так, а объекты размером с астероид каким-то образом покидают поверхность этой плотной массы. Предположим, что состояние ее вещества очень нестабильно, и эти объекты — просто его резкий переход в нормальное состояние.

— А синие вспышки? — спросила Сондра.

— Энергетические разряды, сопровождающие переход.

— Но что это за вещество? — задал вопрос Ларри.

— Еще не знаю, сынок, — рявкнул Макджилликатти. — Но это единственное узкое место в моей теории. А в вашей гипотезе насчет черной дыры все притянуто за уши. Моя догадка разумна. Ваша — нет.

Все заговорили, перебивая друг друга.

Ларри слушал этот гомон с упавшим сердцем. Все хотели, даже страстно желали верить, что Земля не разрушена. Но чего-то он не понимал. В гипотезе Макджилликатти было множество недостатков, она противоречила науке. Почему же этим людям она более удобна, чем предположение о некоей страшной силе, запихнувшей Землю в червоточину?

Ларри следил за спором. Пока не вмешался Макджилликатти, он чувствовал поддержку аудитории. Но когда эти люди услышали то, чего так боялись, но тем не менее, видимо, желали услышать, они отвернулись от него.

Ларри поглубже утопил себя в кресле, он снова ощутил себя ребенком во взрослой компании — как на недавнем научном совещании на Станции гравитационных исследований. Как давно это было! Семнадцать дней назад? Или восемнадцать? Позади столько событий, долгий путь с Плутона на Луну, и — ничего не изменилось. Он сидел, страдая от собственной неопытности и мучаясь сознанием одиночества.

Но вот общий шум перекрыл новый, сильный и решительный голос.

— Все это мелочь, — сурово произнес Саймон Рафаэль. — Черная дыра, червоточина, плотная масса… Как раз перед тем как мы покинули Плутон, мистер Чао напомнил мне, что все это не столь уж и важно. Важно же то, что нашей родной планеты нет на месте, а Солнечная система подверглась нападению враждебных сил.

Рафаэль встал, уперся кулаками о стол и окинул взглядом комнату. Стало тихо.

— Неважно, как это случилось. Мы чувствуем странное утешение, залезая в дебри научного спора о том, как все произошло, потому что этот спор позволяет нам с головой окунуться в научные подробности и забыть о самом страшном. Всем нам по душе позиция страуса, но давайте наберемся мужества и взглянем правде в глаза. На Солнечную систему совершено нападение. Наш опыт с гравитационными волнами каким-то неведомым образом послужил сигналом к вторжению. Я, как и все вы, осознаю, насколько нелепо это звучит: нападение со звезд, но есть ли у нас другое объяснение? Гипотеза доктора Макджилликатти противоречит абсолютно всем полученным нами данным. Может быть, у кого-то есть еще какое-то толкование случившемуся? — Рафаэль оглядел сидящих за столом людей. — Ваше молчание говорит о том, что другого объяснения нет. Мы не можем отвергать единственную логичную версию просто потому, что она не умещается в уме. Я знаю, о чем говорю. Пожилые люди часто отказываются принять вызов, недавно я и сам совершил такую оплошность. На нас напали, это очевидно. Но никто до сих пор не спросил: «Кто напал?» Мы так не хотим поверить в это невероятное несчастье, что опасаемся ступить на шаг дальше и спросить, кто это сделал или почему они это сделали. Мне кажется, что ответ на эти вопросы куда важнее ответа на вопрос о том, как это сделано или насколько технические методы нападающих не соответствуют той или иной нашей любимой теории. Я не знаю, каковы их цели, но трудно себе представить, что флот из тридцати тысяч космических кораблей, каждый из которых величиной с астероид, направляется к нашим планетам с добрыми намерениями.

Технические методы, допустимость которых здесь обсуждается, должны интересовать нас только в целях борьбы с пришельцами, кто бы они ни были. Но прежде нам надо узнать о них побольше. Если Землю переместили, то куда? Что пришельцы собираются делать в Солнечной системе? Угрожают ли они ее планетам? И почему? Последнее уточнение: количество крупных объектов, которые мы назвали гравитационными точками, приближается к тридцати двум тысячам, и они с постоянным ускорением движутся ко всем большим планетам, кроме Луны. Давайте подумаем, почему.

— Наверное, настал мой черед высказаться, — заговорил грузный, лысый мужчина, сидящий рядом с Люсьеном. — Я Тайрон Веспасиан, я изучал эти гравитационные точки.

Рафаэль кивнул и сел.

— Пожалуйста.

— Спасибо. Похоже, перед нами стоят два основных вопроса. Первый: что такое гравитационные точки? И второй: почему Луна является исключением? Позвольте мне остановиться на первом из них. Несколько самых быстрых гравитационных точек достигли Венеры и Меркурия. К сожалению, сообщения о них мало что проясняют. Расположенная на Меркурии Станция «Ртуть» отметила на экране радара крупные отметки, но они тут же ушли за горизонт. ВИЗОР тоже потерял из виду гравитационные точки, как только они приблизились. Ни на той, ни на другой планете не произошло значительных сейсмических толчков, и это позволяет предположить, что гравитационные точки совершили там мягкую посадку. Не знаю, хорошие это или плохие новости, но через несколько дней ожидается аналогичная посадка на Марсе. Когда она произойдет, мы постараемся следить внимательнее. Гравитационные точки, достигшие Венеры и Меркурия, двигались от находящейся на месте Земли черной дыры. — Веспасиан поднял голову и сверкнул глазами на Макджилликатти. — Или плотной массы, если кому-то угодно так ее называть. Так или иначе, несколько гравитационных точек перемещается из околоземного пространства к дальним планетам, но им предстоит более долгий путь.

Некоторые гравитационные точки направляются к газовым гигантам. Что они собираются делать по прибытии, нам неизвестно. Мы вообще не знаем, что их интересует — планеты, спутники или все крупные тела Солнечной системы. Гравитационные точки, находящиеся в Поясе астероидов, если смотреть на них в телескоп, ничем не отличаются от обыкновенных астероидов. Некоторые из них даже когда-то разрабатывались людьми. Но отличие все-таки есть, отличие существенное: все гравитационные точки являются источниками преобразованных гравитационных волн. Насколько мы можем судить, предметы, вылетающие из черной дыры, выглядят совершенно по-иному. Трудно получить их четкие изображения. Они немного меньше и похожи на искусственные объекты. Их поверхность лучше отражает свет, и они, по всей видимости, правильной формы. Эти гравитационные точки летят очень быстро, так что с нашими двигателями нелегко их догнать, хотя четыре или пять кораблей пытаются это сделать. В остальном гравитационные точки, вылетающие из черной дыры, ведут себя точно так же, как астероидоподобные. Думаю, что, в сущности, это одинаковые объекты.

48
{"b":"1295","o":1}