ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так вы считаете, что наше появление будет для них неожиданностью? — спросила Йенсен.

— Могу поспорить, — ответила Марсия. — Я также считаю, что мы выиграем и узнаем кучу нового об этих уродах, если прихватим несколько образцов для аналитической работы. Нам необходимы данные, так что стоит рискнуть.

— Откуда вы знаете, что это яйца, в которых развиваются зародыши? — недовольно спросил Макджилликатти.

— Я этого не знаю, — твердым, решительным голосом ответила Марсия, но глаза выдавали ее, в них не было решительности, в них был старательно подавленный страх. — Но мне кажется, не так важно, что в них. Чем бы ни оказались эти предметы, мы получим множество сведений о наших новых друзьях.

Йенсен кивнула.

— Согласна, — сказала она. — Есть смысл попробовать.

У Макджилликатти застрял ком в горле. Он не привык к такому образу действий. Здесь не лаборатория, где можно прикрыть опыт и устраниться. Он всегда знал, что не очень умеет ладить с людьми, но верил, что его ум возмещает этот недостаток. Однако на этих женщин доводы разума не действуют, они точно взбесились и в погоне за какой-то мифической выгодой готовы поставить на кон свои жизни. А вместе с ними и его драгоценную жизнь, потому что сейчас все они связаны одной ниточкой, поодиночке им отсюда не выбраться. И самое страшное, что ему уже не удастся ни в чем их убедить.

— Очень хорошо, — прошипел он, поразившись, как неестественно прозвучал его собственный голос. — Каким образом вы предлагаете это сделать?

— Как можно проще, — сказала Марсия. — Желоб, в котором мы находимся, вероятно, ведет прямо к выходу. Кроме нас, в нем, кажется, никого нет, и это позволит нам пройти незамеченными. Мы спустимся насколько возможно и выйдем на поверхность. Там мы и начнем действовать. Похоже, эти роботы-носильщики не умеют бегать быстро, а, возможно, нам помогут наши товарищи. Йенсен, вы сняли достаточно?

— С этой точки достаточно. Пошли.

Еще не веря, что он способен на такое безрассудство, Макджилликатти отправился вслед за своими спутницами, то и дело вертя головой по сторонам. Слишком много странного и необъяснимого окружало троих людей. Машины, словно живые, шныряли по камере, бросаясь то туда то сюда. По стенам метались причудливые тени, отбрасываемые языками пламени, когда роботы орудовали своими газовыми резаками.

Макджилликатти почувствовал, что камень у него под ногами затрясся. Он включил наружные микрофоны и прислушался.

Стук, скрип огромных механизмов, грохот падающих обломков и рев оборудования — все это звучало глухо в разреженном марсианском воздухе, сливалось в фоновый рокот, хотя усилители звука, установленные в шлеме, были поставлены на предельную мощность. А визг и этот шелест — к чему они относятся? Макджилликатти не знал и не хотел знать. Впервые в жизни Хирам Макджилликатти столкнулся с загадкой, которую совсем не желал разгадать. Липкий, не отступающий ни на секунду страх превратил его в тряпку.

Желоб шел почти вдоль всей камеры, но метрах в тридцати от пролома удача изменила людям. Завал из огромных камней преградил им путь, и они были вынуждены выбраться на открытое место.

Йенсен воинственно размахивала геологическим молотком, это было единственное оружие, которое у нее имелось, Оружие, правда, было смешное, но не в нем было дело. Она пыталась, скорее, подбодрить себя, чем кого-нибудь напугать.

Тут царила еще большая неразбериха, чем на дне. Роботы-скорпионы носились повсюду.

— Надо держаться вместе, — сказала Йенсен.

Она двинулась вперед, к пролому, пытаясь держаться как можно дальше от хлопочущих бригад роботов. Путь стал еще труднее. Иногда путь преграждали обломки величиной с дом. Йенсен приходилось то и дело возвращаться и искать обход. К тому же не было спасения от камней, сыплющихся со всех сторон. Люди карабкались на каменные горы, цепляясь за любой мало-мальски пригодный выступ, протискивались в узкие щели, ползли на четвереньках там, где нельзя было пройти в полный рост. Но перед ними была цель — чистое небо Марса звало их и указывало путь вперед. Без этого ориентира они наверняка заблудились бы. Гораздо труднее было не потерять друг друга из виду.

Так, а где Макджилликатти? Йенсен оглянулась. Вон Макдугал спускается по шаткому валуну. Но она одна. Макджилликатти нигде не видно.

— Макджилликатти! — позвала Йенсен по рации. — Где вы?

— За… за вами. Кажется, — уточнил тонкий тихий голос. — Вернитесь немного назад, но ступайте очень осторожно. Один из них… один из них смотрит на меня.

— Господи Иисусе! Подождите, я сейчас.

Йенсен увидела, что Марсия тоже повернула обратно.

Обе почти одновременно взобрались на вершину валуна, взглянули вниз и остолбенели.

Макджилликатти стоял лицом к ним, застыв на месте. Прямо над ним навис скорпион. Сначала Йенсен поразилась, что у Макджилликатти хватило храбрости не отступить, но потом поняла, что он просто не в силах пошевелиться от испуга.

Скорпион на шаг приблизился к Макджилликатти, Йенсен затаила дыхание. Машина оказалась крупнее, чем она себе представляла. Скорпион стоял на пяти парах лап, на лапах были когти, а плоское тело возвышалось над землей на добрых два метра. Спереди помещался сложный набор датчиков, но Йенсен не заметила среди них ничего такого, что напоминало бы орган зрения. Робот поблескивал тускло-серебристым цветом, был угловат и явно очень силен. Вблизи он вовсе не походил на скорпиона и вообще на живое существо. Холодный, враждебный механизм.

Две тяжелые лапы потянулись к Макджилликатти. Клешни на концах лап раскрылись, осторожно двинулись вперед и толкнули человека.

Йенсен рванулась на подмогу, но Марсия ее остановила.

— Сейчас одна из этих тварей впервые заметила человеческое существо. Мы не знаем, что предпримет, робот, но, если подойдем ближе, он может решить, что мы ему угрожаем. Оставайтесь на месте, и будем надеяться на лучшее. Макджилликатти, как вы там?

Они различали лицо Макджилликатти за стеклом шлема, видели, как трясется его подбородок, капли пота на круглом лице. Он долго не мог ответить.

— Мне стра-страшно, — наконец выдавил из себя Макджилликатти.

И тут ему пришел конец.

Одна из рук вытянулась вперед и клешней аккуратно отрезала ему голову вместе со шлемом. Мгновение труп стоял на месте, затем стал клониться вперед, и на робота-убийцу брызнул фонтан крови.

Йенсен закричала. Марсия схватила ее и потащила вниз. Йенсен сопротивлялась, крича, что ей нужно досмотреть кошмар до конца, она словно обезумела, но вдруг обмякла в руках Марсии, и тогда Марсия ее отпустила. Дальше Йенсен побежала сама, в ней билась одна-единственная мысль: скорее, скорее прочь отсюда как можно дальше! Она на полном ходу врезалась в строй роботов-носильщиков, опрокинула двоих, но остальные словно ничего не заметили. Она бросилась дальше, конец пещеры был уже близок. Сзади бежала Марсия, кричала что-то, но Йенсен не разбирала слов, звучавших в наушниках, она вся была устремлена к последней груде камней, за которой открывалось чистое небо. Вот она уже была на этой груде, оступилась на краю пропасти, секунду помедлила и бросилась вниз, на родной марсианский песок.

Шмяк. Йенсен больно ударилась о землю и растянулась на животе, в голове у нее стало понемногу проясняться. Она подняла голову вверх и увидала Марсию — та стояла над пропастью, осторожно примериваясь к прыжку.

Было высоковато, потому что даже с учетом слабости марсианского тяготения ее падение показалось томительно долгим. Марсия приземлилась неудачно, прямо на спину, но быстро вскочила на ноги.

— Господи! Иже еси на небеси, — произнесла она слова молитвы. — Он там мертвый. Мертвый!

Йенсен тоже встала и огляделась, в ее мозгу продолжал надрываться сигнал тревоги.

— Мы в опасности, — объявила Йенсен.

Широкая равнина буквально кишела врагами. Вокруг суетились скорпионы, носильщики и другие роботы. На некотором удалении от них над поверхностью колыхался какой-то серо-синий объект величиной с гору. Еще дальше стояли надувные палатки, вездеходы, копошились люди. Туда. Надо идти туда.

67
{"b":"1295","o":1}