ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Предисловие к книге "Песок на крови"

"История Сибири есть в конечном итоге история ее освоения"

В. Г. Мирзоев

Белгисиз жак, или неизвестная страна

Посмотрите на карту России. Взгляд, самым первым делом, падает не на центральные районы страны, где находятся Москва и Петербург, древние русские города и живет большая часть жителей России. По опыту проверено, взгляд при рассмотрении карты России падает в первую очередь на Сибирь, где-то в районе Красноярска, Кемерово, Барнаула, то есть практически в самый географический центр страны, находящийся в Красноярском крае.

Если рассматривать карту Европейской части России, то взор сразу упирается в густую сеть городов, населенных пунктов, деревень, дорог, рек. Дальше можно, переходя от одного города к другому, от одной области к другой, искать нужное место. Но не так рассматривается Сибирь. Взгляд здесь скользит вдоль длинной нитки Транссибирской магистрали, на которую будто бы нанизаны крупнейшие города Сибири и Урала: Екатеринбург, Тюмень, Омск, Новосибирск, Красноярск, Иркутск. Взгляд ползает по десяткам тысяч километров Васюганских нефтяных болот, по многочисленным горным кряжам Саян, и скользит вдоль хорошо заметных даже издали великих сибирских рек: Оби, Иртыша, Енисея, Лены.

Есть что-то захватывающее в рассматривании этой огромной территории, в миллионы квадратных километров. Взгляд легко перескакивает по карте с Новосибирска на Красноярск, между которыми в действительности более 800 километров, и полсуток езды на поезде. Взгляд легко обозревает огромные пространства тайги и диких гор между Красноярском и Норильском, которые в действительности, простираются на три с половиной тысяч километров, и пересечь их можно, главным образом, на самолете или вертолете.

Но, посмотрели, и зададимся вопросом: а много ли мы знаем об этой стране, по площади которой так легко скользили взглядом?

Все мы в школе, а кто-то и в университете, изучали историю. Мы подробно изучали историю Европы, историю Руси, и потому в памяти отложились, у кого хуже, а у кого лучше, ключевые события. Легко можно вспомнить, когда и где прошло крещение Руси, где и в каком году было Ледовое побоище и так далее. А что вот помнится обычному человеку об истории Сибири? Первое, что будет сказано – покорение Сибири Ермаком!

Это, конечно, не значит, что история Сибири вообще началась именно с этого события. Однако, если посетить несколько сибирских музеев, если перелистать с десяток книг по сибирской истории, то окажется, что это утверждение – история Сибири начинается с Ермака – не так уж и далеко от истины. Если взять пятитомник "История Сибири с древнейших времен до наших дней", выпущенный в 60-х годах под редакцией академика Алексея Павловича Окладникова, то в нем истории дорусской Сибири посвящен всего один том. Мы еще много раз вернемся к рассмотрению этого замечательного памятника ученой мысли. Сейчас нас больше всего интересует соотношение. В первом томе рассматривается история Сибири от палеолита, примерно от 30–40 тысяч лет назад, до прихода русских включительно. Второй том посвящен уже вопросам истории феодальной Сибири, а это уже XVII–XVIII века. Третий том посвящен капиталистическому развитию Сибири, то есть истории XIX века. Четвертый том – это революционные события, а пятый – социалистическое строительство и торжество социализма в Сибири.

Итак, историческое время длиной в 40 тысяч лет, в том числе и все время дорусской истории, а также первого времени завоевания Сибири русскими, занимает всего 20 % объема всего капитального исторического труда новосибирских историков. 300 лет русского господства – 80 %.

Пятая часть – это еще хорошо! Не так и сложно насобирать целую стопку книг по истории Сибири или сибирских городов, в которой кратко, страницах на 20–30, скороговоркой, описываются события дорусской истории, а затем автор переходит к самому интересному – описанию того, как русские "пришли и володели". Шутки шутками, но это отношение характерно даже для сегодняшних времен, и одну из таких книг написал ачинский краевед Г. С. Лопаткин "Летопись града Ачинска". Он собрал уникальный материал по истории города, в частности, восстановил полный список его градоначальников от 1683 года до 2001 (года издания книги). Но, сколько я его не просил, дорусская история Ачинска заняла в общей сложности 40 страниц в большом, 600-страничном фолианте.

Есть еще более разительные примеры. В отличной книге "Красноярск и красноярцы", выпущенной в 1978 году к 350-летию города, дорусской истории Красноярска нет. Вообще нет. Не было тут никого и ничего, пока Андрей Дубенский не пришел и не поставил острог.

Итак, владеем большой страной, истории которой не знаем. И, похоже, что и не хотим знать.

История часто любит пошутить над нашим невежеством, сыграть с нами какую-нибудь беззлобную шутку. Как раз в те самые годы, когда печатался замечательный юбилейный том "Красноярск и красноярцы", когда экскаваторы разрушали остатки Красноярского острога и казацкого кладбища времен основания города, на Часовенной горе, возвыщающейся над левым берегом Енисея, было найдено средневековое погребение очень богатого и влиятельного воина, жившего в XIV веке. Воин имел полное вооружение: саблю, копье, кинжал, лук и колчан со стрелами, богатую одежду, а также в его могиле были найдены два великолепных серебрянных сосуда. Это погребение словно бы указывало беспамятным потомкам завоевателей, что у этой земли в древности были богатые и знатные хозяева. Только урок, как мне кажется, впрок не пошел.

Мне скажут: "А ты-то откуда все это узнал, если ничего не известно?". Отвечу: мне просто повезло, и свое знакомство с историей Сибири я начал с археологии. По неписанной, но свято соблюдаемой традиции сибирские археологи, за немногим исключением, практически не изучали и не раскапывали остатки русских острогов, городов и поселений. Их внимание было полностью сфокусировано на изучении древней истории Сибири.

О, это удивительный мир, который еще ждет своего летописца. Курганы с высокими камнями, рисунки, выбитые на мягких песчаниковых скалах, стелы с диковинными личинами, скрывают в себе следы древней и очень глубокой истории, превосходящей по древности даже славянскую историю. От того, давно ушедшего мира, остались прекрасной красоты вещи, оружие, остатки поселений и культовых мест. Остались хвастливые победные записи и эпитафии тюркских правителей, каменные стелы, поставленные в честь неизвестных нам событий. В пригороде Абакана раскопаны развалины дворца, в котором жил Ли Лин, китайский генерал эпохи династии Хань. Это был человек сложной судьбы, который стал, в конце концов, правителем рыжебородых динлинов на западной окраине хуннской державы. Ли Лин был современником гражданских войн в Риме, и управлял крайне воинственным народом, погребения воинов под большими курганами которого и сейчас то там, то тут разбросаны по хакасской степи. Воины этого народа так часто погибали на чужбине, что в традицию вошло сооружение многочисленных кенотафов и погребение кукол, заменявших тело погибшего.

В соприкосновении с сибирскими древностями было две приятных и завораживающих стороны. С одной стороны, конечно, завораживает древность. Трудно передать ощущение, когда берешь в руки тюркский палаш VI века, почерневший от времени и без рукоятки. Это оружие использовалось в те времена, когда еще только-только появились первые славянские государства, и Москвы еще не было на карте. Таким оружием тюрки покорили огромную территорию от берегов Восточно-Китайского моря до низин Каспия. Заржавевший наконечник стрелы с костяной свистулькой когда-то с пронзительным визгом настигал и впивался в чье-то тело. В железное стремя с тонкой серебрянной инкрустацией воин могущественного Кыргызского каганата ставил свой сапог перед отправкой в завоевательный поход. Рисунок лося, врезанный в красноватый песчаник пять тысяч лет назад, видел тысячи рассветов и закатов, перед ним проходили сотни поколений людей, в том числе и я. Стоит только представить себе эту толщу времени, чтобы голова пошла кругом.

1
{"b":"129508","o":1}