ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джеральд считал, что ОРИ управлялись по принципу взаимодействия командира корабля и его команды. С этим трудно было спорить. Разумеется, ОРИ искусственные образования — более или менее. Правильнее всего было бы считать их машинами. Диана тихо вздохнула. Если бы им противостоял самый кровожадный враг в истории человечества, только благодаря необъяснимой невнимательности которого человечество получило шанс выжить, это было бы менее унизительно, чем неизменное безразличие харонцев.

— Есть изменения в радарном излучении? — спросил Джеральд. В принципе по изменению спектра и мощности излучения можно было определить, заметил ли ОРИ «Рэкера».

— Нет, сэр. Мы не обнаружили никаких изменений в активности объекта.

Это была хорошая новость. Или по крайней мере отсутствие плохих новостей.

Аббревиатура ОРИ означала «Орбитальный Радиоизлучатель».

Радар излучателя предназначался для обнаружения объектов, достаточно больших для того, чтобы причинить вред одной из планет. При обнаружении таковых он менял свою траекторию и атаковал приближающееся к планете небесное тело, чтобы если не разрушить его, то хотя бы сбить с курса.

Такая защита действительно была необходима. Мультисистема, частью которой теперь являлась Земля, была переполнена астероидами, метеоритами и пылевыми частицами, образовавшими столь плотные облака, что делали невозможной лазерную связь. Благодаря им «Терра Нова» долгими неделями оказывалась полностью отрезанной от Земли: экипаж поддерживал режим радиомолчания, чтобы не привлекать к себе внимание ОРИ.

Лучшие из имеющихся оценок показывали, что Мультисистема больше Солнечной системы не менее чем в пятьсот и не более чем в пять тысяч раз. Точнее ее размеры никто пока определить не смог. Диана помрачнела. Да, все слишком неопределенно. Даже неизвестно наверняка, уничтожена ли Солнечная система при Похищении.

Диана заставила себя сконцентрироваться на конкретной задаче.

Вместе с Землей в Мультисистеме насчитывалось как минимум 157 планет, и все они были окружены облаками ОРИ. ОРИ не отличали метеоритное тело естественного происхождения от пилотируемого аппарата, уничтожая абсолютно все, что угрожало планетам. «Терра Нова» не смогла приблизиться ни к одной из них ближе, чем на триста тысяч километров. Экипаж, при известной осторожности, был вне опасности — «Терра Нову» конструировали с огромным запасом прочности, к тому же с Земли к ней посылали вспомогательные корабли обеспечения. Как правило, ОРИ не реагировали на аппараты, покидавшие поверхность планеты.

Да, вопрос о физическом выживании на повестке дня не стоял. Но корабль становился бесполезным, не способным выполнить стоящую перед ним задачу — приблизиться к интересующим людей планетам. «Терра Нова» продолжала исследовать харонцев с расстояния в треть миллиона километров. Хороший повод посмеяться. Или поплакать.

Последней надеждой был «Рэкер». Если этот крохотный аппарат смог приблизиться незамеченным к ОРИ, это кое-что приоткрывает в принципах управления излучателя. Еще немного, и — кто знает? — люди научатся выключать орбитальную метеоритную защиту и посадят пилотируемые аппараты на поверхность хотя бы некоторых планет. Земля построит новые космические корабли и вернет себе утраченную способность выходить в космос. Возможно, это станет первым шагом на пути к тому, чтобы взять свою судьбу в собственные руки. В массивном корпусе «Терра Новы» заканчивалась подготовка второго корабля-невидимки, «Партизана». Если первая попытка окажется удачной, они готовы почти сразу же атаковать следующий ОРИ.

«Рэкер» изготовили с применением СТЕЛС-технологий, пытаясь сделать его практически невидимым для радаров. Но объект, невидимый на всех частотах сразу, в принципе невозможен, и, приблизившись столь близко к ОРИ, «Рэкер» подвергался большой опасности. Хотя и не было известно ни одного случая, чтобы ОРИ использовал для контроля за космосом инфракрасный и оптический диапазоны, почему бы не допустить, что они умеют и это, — тогда борьба с ними станет совершенно немыслимой.

Поверхность «Рэкера» была покрыта матовой черной краской, это затрудняло его визуальное обнаружение, но невозможно было сделать ее холоднее, чем окружающее пространство. Кроме всего прочего, если «Терра Нова» отслеживала движение «Рэкера» в инфракрасном диапазоне на удалении в полмиллиона километров, ничто не мешало ОРИ делать то же самое с гораздо меньшего расстояния.

Диане чертовски хотелось знать, что же происходит сейчас на борту «Рэкера», но тот молчал. И правильно делал. Информацию можно было получать только с экрана и от офицера-наблюдателя.

Начиналось самое главное. «Рэкер» медленно перемещался вблизи массивного ОРИ. Для столь осторожных маневров обычные реактивные двигатели уже не подходили, они демаскировали бы корабль. Поэтому на «Рэкере» стояли двигатели, работающие на сжатом газе. Инженеры «Терра Новы» потратили уйму времени, чтобы заэкранировать от радарного излучения огромные резервуары со сверхсжатым воздухом. Это было не самое лучшее решение, но более приемлемого предложения не нашлось. Радар практически не способен обнаружить реактивную струю, состоящую не из плазмы, а из обычного холодного воздуха.

— «Рэкер» начал торможение, — невыносимо спокойным голосом произнесла офицер-наблюдатель. — Начинает маневрировать.

Вот она, кульминация. Только теперь можно узнать, где ахиллесова пята у ОРИ. Если, разумеется, она вообще есть.

— Радарное излучение? — вновь осведомился Джеральд.

— Без изменений, сэр. «Рэкер» продолжает торможение.

— Ну, покажи ему, «Рэкер»! — шепотом взмолилась Диана, уставившись в изображение на экране. Секунды перетекали в минуты, повисло тягостное молчание. Крошечное тело «Рэкера» подползало к своей цели все медленнее и медленнее.

И вдруг!

— Изменения в рассеянном излучении! — выкрикнула офицер-наблюдатель. — Параметры передаваемого пучка прежние, но появилось еще одно интерференционное изображение! Повторяю, новое интерференционное изображение!

— Что именно, дайте всю информацию! — потребовала Диана. Появление новой интерференционной картины могло значить только одно: произошли какие-то изменения в пространственной области между ОРИ и «Терра Новой».

— Просмотреть архивные изображения! — скомандовала офицер. — О Господи! — Невозмутимости как не бывало, страх сквозил в ее словах. — Пыль, мадам. Мы наблюдаем отражение пучка от облака пылевых частиц. И оно расширяется.

Диана окаменела. Теперь она знала, что произошло. Более того, она знала, что произойдет дальше. Струи тормозных двигателей «Рэкера» ударили по поверхности ОРИ, сдувая с нее толстый слой пыли. Если появление пылевого облака видно с «Терра Новы», то тем более его обнаружили радары ОРИ.

Стало ясно, что конструкторы «Рэкера» допустили ошибку. Законы Вселенной не прощают таких ошибок, и теперь противник будет бить пенальти. ОРИ наверняка зарегистрирует узконаправленное излучение, посылаемое с «Терра Новы» на «Рэкер» и рассеянное на поднявшейся пыли. Итак, пути к отступлению перекрыты.

«Рэкер» молчал, ничего не предпринимая. Но это молчание говорило громче любых слов.

Самое обидное, что предотвратить катастрофу уже нельзя. ОРИ начал медленно поворачиваться, обращая свою носовую часть на «Рэкера». Крошечное коричневатое пятнышко застыло на экране. Легко сказать, пятнышко. На самом деле там десять человек, друзей и коллег, а вместе с ними годы трудов и надежд, которым суждено пойти прахом.

ОРИ рванул с места, и через пять секунд коричневатого пятнышка не стало, словно и не было никогда. Оно, словно резинкой, было стерто с экрана громадиной ОРИ. Слабая вспышка — и все. Бортовой компьютер убрал с экрана обозначавший положение «Рэкера» ярко-желтый кружок, теперь там в одиночестве висел ОРИ.

В пятистах тысячах километров отсюда в облаке пыли застыли раздавленные тела друзей в разорванных скафандрах, искореженные остатки корпуса, блоки уничтоженного оборудования. Возможно, кто-то еще жив, возможно, жестокая судьба обрекла кого-то из членов экипажа на смерть гораздо более мучительную, чем смерть их товарищей. Когда сердце еще бьется в груди, но надежд на спасение не осталось, можно ли представить исход страшнее?

2
{"b":"1299","o":1}