ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Где-то здесь ключ к разгадке, Жанна была уверена в этом. Она стояла на пороге открытия, оставалось сделать маленький шажок, но сделать его пока не могла. Нужно было вспомнить что-то еще. Что? Чертовщина какая-то.

Жанна чувствовала, что верный ответ уже созрел в мозгу; вся проблема заключалась в том, чтобы заставить мозг перевести его на человеческий язык. Так с ней бывало и раньше. Еще чуть-чуть терпения, чуть-чуть внимательности.

Стоп!

Уолли. Жанна бросила взгляд на картинку. Вот начинаются рывки, вот из Сферы вылетают два тела… Жанна закрыла глаза и попыталась вызвать в мозгу тот же образ. Нет, без толку. Устало откинувшись в кресле, она уставилась в потолок. Уолли.

Итак, Централ Харона и ее тридцать семь минут. Нельзя ли как-то связать эти два факта? Или она просто хватается за соломинку?

Жанна резко повернулась к креслу, в котором недавно сидел Уолли, но Стурджиса там не было. Она совсем забыла про это. Что ж, Уолли утром помешал ей, долг платежом красен.

Жанна потянулась, помассировала глаза и вскочила на ноги. Выбежав из комнаты, бросилась вниз по лестнице. Рабочий кабинет Стурджиса находился шестью этажами ниже. На стук в дверь никто не ответил. Жанна постучала еще раз — тот же результат.

Она тихо приоткрыла дверь, и заглянула внутрь. Хозяин комнаты был на месте. Появление Жанны произвело эффект внезапного визита полиции нравов. Уолли вздрогнул, отступил, споткнулся о допотопный, невесть откуда взявшийся пылесос и рухнул в кресло. Ноги несчастного подлетели выше головы.

Все в кабинете выдавало образ жизни Уолли. Корзина, забитая пустыми пакетами из-под еды, не вмещала весь мусор, и он валялся на полу. Повсюду — разбросанные листы бумаги. Даже свет в комнате горел как-то тускло. Пахло неустроенностью.

Но Уолли было не до уюта, он витал в своих мирах. Вот и сейчас, свалившись в кресло, он мгновенно забыл про Жанну, глаза его невидяще уставились в пространство, на лице застыло незнакомое Жанне выражение. Уолли обдумывал нечто фундаментальное, это было ясно.

Ничего, придется прервать его творческое воспарение. Она знала наверняка, что Уолли ей поможет. Дело даже не в конкретной помощи, сейчас ей нужно было просто с ним поговорить. Вдруг во время обсуждения блеснет свет истины?

— Уолли, — сказала она. — Эй, Уолли. — Жанна легонько тряхнула его за плечо.

Уолли посмотрел на нее, как сумасшедший.

— Чего? — ошарашенно спросил он.

— Слушай, Уолли, твоя взяла. Давай выкладывай, что там не дает покоя доктору Соколову?

8. Принцип матрешки

Противник все-таки решился выйти в быстротекущее время. Здесь, в холодной и пустой Вселенной, он чувствовал себя неуютно, но здесь была пища.

Ладно, он не будет оставаться здесь слишком долго. Ему не придется искать жертву — она перед ним. Она выдала себя, проходя через червоточину, мощными гравитационными колебаниями.

Он заглянет сюда по пути к мертвой системе, в которой питался последний раз. Потребуется лишь немного напрячься, чтобы сломить жалкую оборону, убить жертву и припасть к долгожданной энергии, столь любезно запасенной самой жертвой. Запасенной при помощи Сферы.

Штат Нью-Йорк. Институт исследований Мультисистемы

Сфера висела высоко в небе, зловеще светясь кровавым светом. Тонкие линии, пересекавшие ее поверхность, напоминали линии земных параллелей и вносили в картину ощущение вечного, неизменного порядка.

Жанна прошмыгнула между яркими шариками Захваченных Солнц, не обращая внимания на планеты, выглядевшие в этом масштабе, как близнецы, и вот перед нею Сфера — в метре от лица. Зрелище было внушительное, Уолли отлично сделал свою работу.

— Наша модель представляет всю Мультисистему, — сказал Уолли с нескрываемой гордостью. — Тут, разумеется, и Захваченные Солнца, и все известные объекты поменьше — планеты, харонские космические системы, в том числе и ОРИ.

Жанна видела не одну топографическую модель Мультисистемы, но столь качественной еще не встречала.

— Насколько подробна эта модель? — спросила она.

— Мы можем менять масштаб в определенных пределах, — сказал Уолли, — а то, что в него не укладывается, в какой-то степени учитываем неявно. «Терра Нова» провела большую работу по картографированию внутренних планет и масс-спектрометрическому анализу практически всех Захваченных Солнц, так что Мультисистему мы в общем-то знаем неплохо. Но нам не хватает надежных данных о массах объектов вблизи Сферы. Масса объекта определяется по изменению траектории постороннего тела вблизи от него, в Солнечной системе это вполне тривиальная задача. Здесь же тип гравитационного поля Сферы неизвестен. Все осложняется и тем, что гравитационные поля небесных тел в Мультисистеме каким-то образом изменены искусственной гравитацией, создаваемой харонцами. Каким именно образом? — вот вопрос.

Жанна согласно кивнула.

— А известно ли нам что-нибудь определенное о поверхности Сферы, ее внутреннем строении, поведении?

— С этим совсем плохо, — погрустнел Уолли. — Ничего, кроме гипотез.

И неудивительно, подумала Жанна. Мы только и знаем о Сфере, что она — искусственное сооружение. Каковы ее масса, ее плотность? В нормальных условиях мы проанализировали бы движение Захваченных Солнц и рассчитали бы их. Но здесь движение небесных тел не подчиняется привычным законам. Солнечная звезда, к системе которой принадлежала Земля, обращается вокруг Сферы с той же угловой скоростью и с тем же периодом, что и Захваченное Солнце номер 15, а радиус его орбиты на добрый миллиард километров меньше, чем орбиты Солнечной звезды, и оно опережает ее на сто восемьдесят градусов.

Жанна быстро нашла сначала Солнечную звезду, а потом и Пятнадцатую. Она была невидима с Земли и не так давно открыта «Терра Новой».

Жанну заинтересовала другая область пространства. Там помещались звезды с Седьмой по Одиннадцатую. Четыре из них обращались на разных расстояниях от Сферы, с последовательным смещением фазы девяносто градусов и наклоном плоскости орбит на сорок пять градусов относительно плоскости орбиты Солнечной звезды.

Далее шли Четвертая, Пятая и Шестая. Они были, словно бусинки в ожерелье, нанизаны на одну орбиту под углом в сто двадцать градусов. Как, впрочем, и остальные звездные группы. Сумасшедший дом какой-то, законы небесной механики в Мультисистеме не работали.

Вся эта насквозь искусственная система могла поддерживаться в состоянии гравитационного равновесия только при помощи каких-то сторонних сил. Единственно возможное объяснение. Но из каких соображений система выстроена именно так? А вдруг из эстетических? Смешно звучит: харонская эстетика…

Орбиты планет, обращавшихся вокруг Захваченных Солнц, не были исключением, но не они занимали сейчас мысли Жанны. Сфера, только Сфера. Тут ее интерес совпал с интересом Уолли, и он страшно хотел похвастаться перед кем-нибудь своей последней работой.

Уолли знал все или почти все, что известно о компьютерном моделировании. В остальном же он оставался полнейшим невеждой. Он почти не выходил за пределы Институтского городка, на поверхность вообще не выбирался уже неизвестно сколько лет. Квартира на поверхности у него, разумеется, имелась, где-то на Рассветных Высотах, но истинным домом ему служил рабочий кабинет.

Работа — в ней была вся жизнь Уолли. Но не всякая работа, а лишь та, которая его увлекала. По Институту ходила поговорка: «Для Уолли настоящая реальность — это моделирование реальности».

Ну как тут было не продемонстрировать Жанне свои предыдущие достижения — прямо сейчас не сходя с места. И она всласть попутешествовала — наблюдала брачный танец динозавров, видела рождение Луны, перед ней стремительно пронеслись многочисленные поколения землян. Жанне вдруг стало ясно, почему Уолли такой отрешенный. Сконструированная им жизнь выглядела куда ярче, насыщеннее, осмысленнее окружающего его реального мира, в котором господствовал серый цвет скуки.

21
{"b":"1299","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Принца нет, я за него!
Девушки сирени
И повсюду тлеют пожары
Естественные эксперименты в истории
Я ленивец
Неправильная любовь
Девочка, которая любила читать книги
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Прыжок над пропастью