ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Склероз, рассеянный по жизни
Как возрождалась сталь
Тамплиер. Предательство Святого престола
Последняя гастроль госпожи Удачи
Самый одинокий человек
Свежеотбывшие на тот свет
Последний Дозор
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
A
A

Сама мысль о путешествии столь экстравагантным способом приводила Жанну в тихое бешенство. Пермод по своим размерам, цвету и назначению больше всего напоминал автоматизированный гроб, и этот факт не добавлял уверенности и спокойствия. К тому же пермод, приготовленный для Жанны, имел весьма непрезентабельный вид. Когда-то он был выкрашен, но сейчас от краски не осталось и следа, поверхность покрывали сплошные вмятины и царапины. Похоже, этот ящик давно отслужил свой срок.

Женщина, улыбнувшись, подошла к нему и чем-то щелкнула. Замки, громко лязгнув, разблокировались. Женщина изо всей силы дернула за рычаг, потом еще раз, и верхняя крышка пермода отвалилась в сторону. Ну форменный гроб! Конструктор этого чуда дизайнерской мысли явно не увлекался психопатологией и слыхом не слыхивал о клаустрофобии.

Жанна с опаской заглянула в свое обиталище на несколько ближайших дней. Изнутри пермод был облицован каким-то упругим материалом, конфигурация внутренней поверхности повторяла контуры человеческого тела. Только в районе бедер места было побольше, чем требовалось Жанне.

— Ну что ж, пора, — сказала женщина. — Снимите с себя всю одежду.

Жанна сделала судорожный глоток и развязала пояс. Руки ее не слушались. Стоять обнаженной перед другими людьми всегда было для нее невыносимо. Как раз из-за этого в свое время произошел ее первый конфликт с мадам Бермли. Душевые в интернате были общие, Жанну это поначалу просто потрясло, и мыться ее загоняли чуть ли не силой. А потом неудовлетворительная оценка по поведению и все, что с ней связано.

Комбинезон упал на пол, и Жанна сразу же отвернулась лицом к стене. Сейчас к ней приделают блок переработки продуктов жизнедеятельности.

Блок был похож на ком пеленок, из которого во все стороны торчали трубки и шланги. «Господи, зачем столько?» — подумала Жанна. Блок следовало приспособить к интересным местам и жестко закрепить ремнями. Жанна приняла устройство с энтузиазмом хозяйки фокстерьера, получившей в дар от любимца очередную дохлую крысу. Поверхность блока блестела специальной гигиенической смазкой. Едва не обмирая от брезгливости, Жанна рассматривала сей предмет туалета.

Да, такого надругательства над своими понятиями о приличиях ей испытывать еще не приходилось. Скорее бы уж лечь в этот гроб, мелькнуло у нее в голове, только там хоть можно укрыться от позора. Вот уж воистину пермод, недаром он звучит так непристойно.

— Отлично, — похвалила ее инженер. — Раздвиньте, пожалуйста, ноги.

Жанна вспомнила прочитанную им на космодроме лекцию: «Лучше представьте себе, — советовал лектор, — что устройство подключается не к вам, а к некоему бездушному манекену».

Да и чем, скажите на милость, она отличается сейчас от манекена? Итак, раздвинуть ноги. Зажать прибор между бедер. Правой рукой вытянуть часть прибора к ягодицам, а левой — вперед. Защелкнуть шесть разъемов. Все. Прибор на манекене установлен.

Жанна включила насос, и прибор самым неприятным образом раздулся, плотно облегая тело. Симфония ощущений! Ввек бы ее не знать…

Ну ладно, хоть это уже позади.

— Сидит замечательно! Правда, пока блоком пользоваться нельзя — придется вам потерпеть. Он рассчитан на работу в невесомости. Потерпите? В противном случае вы столкнетесь с большими неприятностями. Вы меня поняли?

— Поняла, — ответила Жанна равнодушно. Кажется, она и впрямь превращается в манекен.

Жанна стояла, опустив голову, а инженер суетилась вокруг нее, показывая на кнопки.

— Откачка включается красной кнопкой слева, гигиенизатор — зеленой справа. Не забудьте, что сначала нужно включить откачку, а уж потом совершенно спокойно справлять нужду — и большую, и малую.

И большую, и малую? Чудесно! Вот только со спокойствием загвоздочка. Спокойной, когда под животом висит такая штуковина, а сама ты лежишь в наглухо запечатанном гробу, может остаться только дебильная идиотка.

Гроб . Проклятие, никуда от этой мысли не деться. Гроб. Смерть. Замкнутое пространство. Крошечный островок жизни, затерянный в глубоком космосе.

Стоп, хватит. Нельзя распускаться.

Но взять себя в руки не получалось. Панический страх охватил Жанну, сердце бешено колотилось в груди, ей хотелось выть от бессилия. Черт побери, да эта мадам не живой человек, а какой-то бездушный, робот. Неужели она не видит, что Жанна вот-вот забьется в истерике? Не видит! Или делает вид, что не видит.

— Все, — сказала инженер. — Теперь я вас обрызгаю.

Жанна лишь кивнула, отвечать она уже была не в силах. «Обрызгивание» означало нанесение на кожу специального увлажняющего и дезинфицирующего состава.

— Пожалуйста, поднимите руки вверх, ноги пошире.

Жанна покорно выполнила указание, чувствуя себя одновременно голой, глупой, тощей, беззащитной, мокрой и окончательно морально раздавленной этим издевательством. В спину ей ударила струя жидкости, брызги полетели на лицо. Струя медленно передвигалась по ее телу.

— Вот так. Не открывайте глаза. Эта жидкость совершенно безопасна, не беспокойтесь. Ну, вот и все.

Послышался звук шагов. Тишина. Снова шаги.

— Сейчас я оботру вас полотенцем, — раздалось над самым ухом.

Мягкая ткань коснулась ее затылка, шеи, потом настал черед лица. На долю секунды Жанна вспомнила свое беззаботное детство, купание, нежные руки матери…

— Откройте глаза.

Жанна подчинилась.

Инженер подошла к ней, держа в руках нечто вроде мягких сапожек.

— Будьте добры, вашу левую ногу.

Жанна подняла ногу. Через минуту обе ноги были обуты в легкие, плотно облегающие сапожки. Облачившись в короткие шорты, Жанна приобрела и вовсе пристойный вид. Теплая фланель приятно ласкала тело, и у Жанны даже чуть-чуть поднялось настроение.

— Ну что, сколько осталось? — спросила она.

— Сколько до старта или сколько до прибытия в ОбнаПур?

— И до того, и до другого.

— До старта — два часа. Полет, по расчетам, должен занять трое суток. Конечно, для новичка это немало, но многим приходилось мучиться в пермоде и значительно дольше. Заснуть сами вы вряд ли сможете…

— Что?!

— Вы проглотите таблетку и вздремнете, через некоторое время — другую. Сон сохраняет жизненные силы, избавляет от печальных мыслей…

«А длительная бессонница грозит безумием», — закончила про себя Жанна.

— Ну а теперь пожалуйте в пермод, — пригласила ее инженер.

Придерживая рукой болтающийся из стороны в сторону блок, Жанна нетвердой походкой приблизилась к железному ящику. Уселась на край, по очереди перебросила ноги, а потом и сама оказалась внутри. Внешне как будто погружаешься в ванну, вот только ощущения отнюдь не умиротворяющие. Жанна немного подвигала блок, плотнее устраивая его в предназначенной для него полости. «Как мячик для гольфа», — промелькнуло в голове.

— Ложитесь, — сказала инженер, и Жанна, вытянувшись на дне пермода, уставилась в потолок невидящим взглядом. Женщина походила вокруг нее, в последний раз проверяя крепления и что-то еще подсоединяя к блоку.

— Так, все нормально. Я бы хотела, чтобы вы проверили при мне действие санитарно-гигиенической системы. Сначала красная кнопка слева, потом зеленая справа.

Какой смысл делать кнопки разных цветов, если путешественник все равно их не видит? Задав себе этот риторический вопрос, Жанна нажала левую кнопку, услышала какой-то писк и ощутила кожей мощный поток холодного воздуха. Тут же надавила на правую кнопку и чуть не подскочила от неожиданности — в нее ударила струя теплой воды. Выключив воду, Жанна дала всасывающему устройству поработать подольше, чтобы высушиться. Жидкость громко журчала где-то в блоке. «О Господи, мне же придется это пить!» — вдруг вспомнила Жанна. Ее уже предупредили, что и после пяти циклов очистки у воды будет довольно специфический привкус. Жанну замутило.

— Блок в норме, — радостно сообщила женщина.

Замечательно! Просто первый класс. Интересно, она хоть напоследок скажет что-нибудь человеческое?

— Сейчас я закрою модуль, и откроют его только в ОбнаПуре. В течение ближайшего часа вы сможете немного двигать руками и ногами, но после загрузки пермода в носитель включится система фиксации вашего тела. Вы почувствуете себя будто накрепко спеленутой. Перед этим вам следует вытянуть руки в специально предназначенных для них полостях. Стартовая перегрузка составит десять единиц. Если ваши руки будут лежать не на месте, то перелом руки или ребра вам обеспечен. Это в лучшем случае. Бывает и кое-что похуже. — Женщина показала на индикатор «Приготовиться к фиксации». — Когда крышка периода закроется, этот индикатор окажется у вас перед глазами. После того как он загорится, останется еще три минуты в запасе, но советую принять требуемое положение сразу же. Если в эти минуты у вас зачешется нос, чесать его не стоит. Понятно?

42
{"b":"1299","o":1}