ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она больше не увидит своего города, старых друзей, любимых книг и платьев, своей уютной квартирки. Ей практически ничего не разрешили взять с собой; легкая сумка и пять килограммов личных вещей — вот норма, в которую нужно было втиснуть всю ее прежнюю жизнь. Несколько фотографий, пара туфель, немного сменного белья, и лимит исчерпан. Может быть, пурпуристы пожертвуют ей какое-нибудь рванье. Но она не любит носить чужую одежду.

Нагими мы приходим в этот мир, нагими и уйдем…

Нет, не надо об этом. А о чем тогда? Ну хотя бы о «Затерянном мире», она ведь сама его открыла, будь он сто раз неладен.

Надежда только на то, что он откроет им свои тайны. Добраться бы до него! Тогда они изучат «Затерянный мир» до последнего камешка, простучат его вдоль и поперек, залезут во все каналы харонской связи… О, они заставят его заговорить! Ее коллеги там, на Земле, копошатся сейчас в архивных базах данных, выискивая крохи, хоть отдаленно похожие на приказы Сферы. Эксперты по харонскому языку дни и ночи корпят над обнаруженными материалами, пытаясь понять их смысл и значение. Они учили язык врага.

А она, Жанна Колетт, сообразила, где обнаружить самого врага.

И это неплохой повод для гордости.

Жанна воодушевилась. Если она не свихнется прежде чем попадет на «Скит», то еще повоюет.

Земля. Космодром Куру

Вольф Бернхардт сидел на берегу, у самой кромки морского прибоя, в душном полумраке южноамериканской ночи. Низкие плотные облака закрыли звезды. Ни одного просвета, темнота, хоть глаз выколи. Такая же темнота была и в его душе.

Он не выдержал зрелища кровавого кошмара — выбежал из центра управления на улицу. Потом он придет в себя и вернется. Он вновь станет сильным и уверенным, готовым быстро анализировать и мгновенно принимать решения. Только сначала нужно отдохнуть. Поспать хоть несколько часов. Да, поспать. Но еще раньше он просто побудет один, послушает в темноте, как шумит море.

Бернхардт уселся на краешек скамьи, мимолетно удивился, почему люди разучились делать удобные скамейки. Он начал вспоминать скамьи, на которых ему довелось сидеть, вспомнил несколько до ничтожнейших подробностей. В тяжелые минуты Бернхардт всегда сосредоточивал внимание на откровенных пустяках — это позволяло ему отвлечься от мрачных мыслей.

Океан лежал у его ног, вода сливалась с темнотой, но видеть ее было не обязательно, достаточно и тихого плеска волн, просоленного воздуха, прожекторов космодрома, отраженных в невидимом зеркале. Даже невидимый, он продолжал оставаться рядом. В сегодняшнем покое океана была скрыта великая мощь.

Вольф бросил взгляд на часы. Уже сто минут, как Юрия нет в живых.

И это он, Вольф Бернхардт, убил Юрия Соколова, отправив его в смертельно опасный полет. Оправдываться нечем.

Соколов был первым. Остались еще двое, они продолжают свое отчаянное путешествие, беспомощные, бессильные что-либо изменить, и это тоже его, Бернхардта, работа. Ответственность за идиотский план снабжения ОбнаПура лежит только на нем. Каким местом он думал? Думал ли вообще? Идея забросить трех человек на «Терра Нову», к Диане Стайгер, показалась сейчас Бернхардту совершенно нелепой. Были ведь и другие варианты, а он от них отмахнулся.

Но почему же нелепая? — встрепенулся Бернхардт. Капитан Стайгер просила прислать экспертов и была абсолютно права. ИИМ, конечно, может переслать на борт «Терра Новы» любую полученную информацию, но это мертвая информация, и оживить ее способен только опыт. Или талант. Чего-чего, а таланта у той же Жанны Колетт не отнимешь. Она сумела перетасовать общеизвестные факты таким образом, что главная проблема, безнадежно запутанная словопрениями последних лет, разрешилась как бы сама собой. То же самое, кстати, сделал несколько веков назад гениальный Эйнштейн.

Рано или поздно «Терра Нова» столкнется с врагом лицом к лицу, и тогда ей не обойтись без людей, подобных Жанне Колетт.

Вольф Бернхардт спорил с самим собой, понимая, что сам, без третейского судьи, не сможет вынести приговор в меру своей вины. Он вытащил из кармана радиотелефон, набрал несколько цифр и… вздрогнул. Он набирал номер Соколова! А ведь действительно, с кем еще, кроме Юрия, он говорил совершенно откровенно? Да ни с кем.

И вот Юрий погиб. Нелегко теперь будет Вольфу Бернхардту.

Завтра утром первый МОРИ достигнет Земли и, по-видимому, атакует ее; одновременно Уолли Стурджис — тьфу, тьфу, тьфу — прибудет на ОбнаПур. Поведение первого МОРИ раскроет планы Сферы относительно Земли. Действительно ли МОРИ попытаются высадиться, чтобы превратить ее в строительный материал для новых чудовищ? И если это так, то есть ли у планеты шансы уцелеть?

Целых пять лет Вольф готовил людей к возможной атаке харонцев. Он тщательно изучил печальный опыт Захваченных планет, поверхность которых была доступна наблюдению. Он сумел уговорить не только ООН, но и остатки национальных правительств принять участие в совместной работе, он произнес сотни страстных речей, опубликовал бесчисленное количество статей, сделал уйму докладов, и все на одну тему — о необходимости системы тотальной обороны и о подготовке населения к возможной эвакуации. Быть может, кому-то он казался одержимым, но сегодня его правота очевидна.

Пришло время главного испытания. По всей Земле военные, ученые и политики во всеоружии ожидают нашествия МОРИ. Возможно, битва за Землю начнется уже завтра.

Но для Бернхардта она началась пять лет назад. Все ли он сделал для защиты Земли? Не ошибся ли в чем-нибудь? Любая ошибка может оказаться роковой, а на исправление времени не отпущено.

Жанна Колетт не шла у него из головы. Бернхардт снова посмотрел на часы. Сейчас Жанна либо мертва, либо, невредимая, уже на борту ОбнаПура. Господи, сохрани ее!

Да, мы не знаем, как поведут себя МОРИ. И на что они способны, тоже не знаем. Вполне возможно, что уже к завтрашнему вечеру большинство землян погибнут, и скорее всего в страшных мучениях. Вольф Бернхардт вздохнул и повернулся спиной к морю. Все-таки следует немного поспать, иначе этот кошмар доконает его.

Штат Нью-Йорк. Институт исследований Мультисистемы

На столе перед доктором Урсулой Грубер лежала огромная кипа бумаги. Просмотреть ее нужно было как можно скорее, но Урсула уже не в состоянии. Она страшно устала. Грубер закрыла глаза и тихо вздохнула. Вчера ночью погиб Юрий. Разумеется, она не сомкнула глаз, а теперь вот расплачивается головной болью. О если бы это была обыкновенная беспричинная мигрень!

Итак, люди совершили ошибку. Где же допущен просчет? Может быть, ответ на этот тревожный вопрос дадут МОРИ?

МОРИ повели себя неожиданным образом, направившись к Кольцу Точки Луны, а не непосредственно к Земле. Здравый смысл подсказывал, что это для планеты только отсрочка, просто радиоизлучателям зачем-то необходим гравитационный маневр.

Зачем? До сих харонцы пор не совершали подобных маневров. В лучшем случае МОРИ увеличат скорость на десять — двадцать километров в секунду, но ведь они и без маневров умеют мгновенно разгоняться до невероятных скоростей. Другое дело, если у них вагон лишнего времени и не хватает энергии, но это на харонцев совсем не похоже, обыкновенно бывало наоборот: располагая морем энергии, они вечно куда-то спешили.

Отсюда единственный логичный вывод: лунный ускоритель и есть настоящая цель МОРИ.

Хорошо, идем дальше. На кой черт он им сдался? Кольцо уже оккупировали Вампиры, как их назвали пурпуристы. Шестнадцать Вампиров присосались к внутренней стороне Кольца на одинаковом расстоянии друг от друга. Тоже загадка, что они там потеряли. По общему мнению, занимались ремонтом Кольца, но почему они выбрали именно лунное Кольцо? Вот на этот счет общепризнанного мнения не было.

Земля находилась далеко на периферии Мультисистемы, а харонцы в последнее время казались крайне озабоченными другими, никак не связанными с Землей, проблемами. А тут еще пожаловала свора МОРИ. Кстати, такие же устремились еще к четырнадцати Захваченным планетам. Пятнадцать — мизерная часть от общего числа. Каков критерий выбора?

50
{"b":"1299","o":1}