ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

До трех планет МОРИ уже добрались, но никто пока не мог сказать, что там происходит. Приличное расстояние, отделявшее планеты от Земли, и страшно запыленный космос Мультисистемы мешали регулярным наблюдениям. Правда, наблюдатели установили, что примерно половина МОРИ куда-то исчезла. Десант на поверхность? Тогда почему остальные остаются на орбитах? Или высадка производится волнами?

Разрозненные факты никак не складывались в общую картину. Урсула Грубер все больше разочаровывалась в первоначальной идее о самовоспроизводстве харонцев на поверхности планет как главной цели нашествия МОРИ. Совершенно ясно, что сейчас они думают отнюдь не о воспроизводстве себе подобных. Так о чем же, черт побери?!

Урсула этого не знала. Она так свыклась со своей гипотезой о воспроизводстве (а это была ее идея), что, сев с ней в лужу, чувствовала себя совершенно неспособной предложить новую. А времени на раскачку не осталось, следовало очень быстро скорректировать оборонные планы в соответствии с неожиданным поведением харонцев.

В кипе бумаг на столе были и последние отчеты отдела дешифровки. Дешифровщики, судя по всему, все-таки разобрались с сигналами «Затерянного мира». То есть… Резкий звонок будильника испугал ее. Проклятие. Пора звонить Вольфу Бернхардту, отчитываться.

Почему он не хочет получать письменный доклад два раза в неделю? К чему этот ежедневный допрос? Урсула не любила роль ученицы, державшей ответ перед строгим учителем. Впрочем, сегодня она будет снисходительной. После гибели Соколова Бернхардту несладко.

Протянув руку, она ткнула в кнопку «запланированный звонок», потом в кнопку «звук». Обычно физиономия Вольфа, распекавшего ее, как девчонку, доставляла Урсуле мало приятного, но, может быть, после этой страшной трагедии, он смягчился? Вот пускай и Вольф посмотрит, как чудесно выглядит ближайшая сотрудница, — краше в гроб кладут. Без дополнительных напоминаний Вольф склонен забывать, что людям требуется отдых. И даже — о Боже, какое преступление! — сон.

— Бернхардт слушает, — прозвучал голос Вольфа.

Вольф Бернхардт сидел на краешке стола в зале, сильно напоминавшем Центр управления. За столом примостилась какая-то девица — она была погружена в работу. Где это он? Судя по информационной строке в нижней части экрана, он все еще в Куру. Странно, Урсула считала, что он давно вернулся в Нью-Йорк.

Бернхардт выглядел неблестяще, но, в общем, могло быть и хуже. Н-да, его выдержке можно позавидовать.

— Вольф, доброе утро. — Доктор Грубер всегда обращалась к шефу по имени. Почему-то с первых дней совместной работы они изображали, часто напоказ, доверительные отношения, хотя ни о какой духовной близости между ними и речи быть не могло.

— Какое, к черту, доброе! — грубо ответил Бернхардт и вопросительно уставился на Урсулу.

Вот так всегда — первой же фразой выливает на тебя ведро помоев. Можно подумать, он один переживает смерть Юрия, а остальные только притворяются. Она любила Соколова не меньше, чем Бернхардт. Но мертвого не вернешь, сколько ни срывай свое горе на подчиненных.

— Я тоже скорблю о смерти Юрия, не ты один, Вольф. Приношу свои соболезнования.

— М-м, — невнятно промычал в ответ Бернхардт и как-то странно отвел глаза в сторону.

Урсула молчала. Вольф откашлялся, переложил с места на место несколько бумаг и только после этого поднял глаза. Он снова был в порядке.

— Итак, ваш доклад. Что нового о харонских гостях?

Урсула набрала команду «мышью».

— Последние данные и мои замечания вам уже отправлены. Посмотрите, там есть кое-что интересное.

— Что именно?

— Мы столкнулись с некоторыми трудностями в определении траекторий. — Боже, как ей хотелось спать! Не сдержав зевок, Урсула прикрыла рот рукой.

— А МОРИ?

— Ничего нового. — Урсула покачала головой.

Не поделиться ли ей с Бернхардтом своими новыми мыслями? Она переключила изображение Вольфа на большой экран, вмонтированный в стену, потом встала, пересекла в раздумье комнату. Нет, в другой раз.

— Ничего нового, Вольф, — повторила Урсула. — Они по-прежнему нацелены на Кольцо Точки Луны. Но появилось кое-что необычное в поведении ОРИ…

— Вот как? — Бернхардт ждал.

— Как бы выразиться поточнее? — Урсула хрустела суставами пальцев. — ОРИ становятся все более и более агрессивными.

Вольф закрыл глаза, склонив голову набок. Все-таки и он тоже вымотался.

— Да, это верно, — подтвердил он. — Они кружат вокруг Земли, как стервятники. Процент сбитых транспортов резко подскочил.

— Я не об этом. Что-то происходит, Вольф. Их действия в последнее время не поддаются логике.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Бернхардт, быстро посмотрев в объектив камеры.

Урсула в волнении принялась расхаживать по кабинету. Она хорошо понимала, что Бернхардту не очень понравится эта ее беготня, но ничего не могла с собой поделать.

— Мы долго и кропотливо рассчитывали наиболее безопасные траектории. Теперь вся работа насмарку. Корабли, в гибели которых мы были почти уверены, долетают целыми и невредимыми, а те, за которые мы не тревожились, подвергаются неожиданным нападениям. Типичный пример — корабль Соколова…

— И по таким же траекториям были запущены Стурджис и Колетт, — ровным голосом сказал Бернхардт, но от его пронзительного взгляда Урсуле Грубер стало не по себе.

— Да, и эти траектории вычислила я, — прошептала Урсула. — Я не снимаю с себя вины.

— Урсула, сейчас мы все солдаты и ведем страшную войну не на жизнь, а на смерть. Один наш солдат погиб; возможно, на очереди еще двое. Если уж на то пошло, мы совершили эту ошибку вместе. Но это вовсе не означает, что мы стали убийцами. Юрия убил наш общий враг, а не мы.

— Вольф, нужно что-то делать, как-то спасти Стурджиса и Колетт! Мы не отваживаемся изменить курс, чтобы не привлекать излишнего внимания ОРИ! Но ведь это ужасно — ждать сложа руки! Кошмар.

— Уверяю вас, меня этот кошмар начал мучить еще до гибели Юрия. А теперь слишком поздно что-нибудь менять. Да, положение сильно осложнилось. Да, опасность велика. Нам позарез нужно, чтобы накопленные нашим институтом опыт и знания нашли применение там, где они требуются в первую очередь.

— А если все погибнут? — спросила Урсула.

— Если все… — начал было отвечать Бернхардт, но осекся, словно передумал, собираясь с мыслями. — Если погибнут все, нам придется заново проанализировать ситуацию и разработать новый план действий. Возможно, мы попытаемся отправить на борт «Терра Новы» других специалистов. Хотя все идет к тому, что в скором времени все пути будут окончательно перекрыты. Пока, к счастью, это не так.

— Собираетесь ли вы сообщить им о гибели Юрия?

— Нет, они узнают о ней только после прибытия на ОбнаПур. Представьте себя на их месте, запаянной в этот гроб. Каково вам было бы услышать такое? Они могут просто сойти с ума…

— Да-да, вы правы, — поспешно согласилась Урсула, — у них и без того настроение, наверное, невеселое.

— Наверное. — Бернхардт помолчал, задумчиво рассматривая носки своих ботинок. Урсула вдруг поймала себя на том, что смотрит на него с материнской заботой. Это на Бернхардта-то, воплощение присущих роботам добродетелей! Да, сегодня ему чертовски трудно. — Но давайте говорить по существу. — Голос директора снова обрел властность. — Прояснилось что-нибудь с сигналами «Затерянного мира»?

— Кое-что, — в тон ему ответила Урсула. — Разгаданы синтаксические конструкции и лексика. Базовые схемы оказались очень простыми.

— Замечательно, — расщедрился на похвалу Бернхардт. — Если мы научимся расшифровывать команды «Затерянного мира», то, пожалуй, и с харонскими излучателями справимся. А это сейчас задача номер один.

— Мы работаем круглосуточно, смею вас заверить. Кстати, относительно ОРИ. Мы зарегистрировали два инцидента… Я даже не уверена, можно ли их так назвать…

— Что за инциденты, Урсула?

— В одном случае два ОРИ атаковали друг друга. В другом ОРИ напал на МОРИ.

51
{"b":"1299","o":1}