ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Суматошная возня МОРИ и «Вампиров» свидетельствовала, что дело близится к развязке. Сфера, эта гигантская тварь, чуть не расправившаяся с Солнечной системой, испытывала панический ужас, и Диана упивалась картиной этого ужаса. Вот-вот на Сферу обрушится чей-то мощный удар.

Ну уж нет, «Терра Нова» не пропустит этого зрелища!

ОбнаПур

Жанна Колетт открыла дверь своей каюты и высунула голову в коридор. После ночного инцидента с роботом-уборщиком у нее не было настроения без особой надобности встречаться с местной публикой. ОбнаПур был самым настоящим сумасшедшим домом. Вообще-то Жанна всегда об этом знала, но раньше это ее как-то мало касалось. Хотя это даже забавно, как пурпуристы готовятся к «Большому Бульку» (этот термин быстро стал общепринятым, и в нем слышалась безнадежность).

Боже, какие же они странные, эти пурпуристы. Первым делом раздались протесты, протесты даже не против названия «Бульк» или «Нырок», а против самого факта существования туннеля. Жанна познакомилась с пурпуристской традицией подписывать бумаги чужими именами, как правило, именами отсутствующих. Она неоднократно встречала на документах и записках собственное имя, нацарапанное чьими-то каракулями. Немного поколебавшись, она сама с удовольствием начала подписываться Вольфом Бернхардтом. Как бы то ни было, работа кипела вовсю. Особое внимание уделялось ремонту систем жизнеобеспечения. Жанна с удивлением поняла, что пурпуристы умеют работать и правильно — в привычном смысле этого слова. Невиданный энтузиазм, охвативший местное население, просто поражал. А роботы-чистильщики, не понимая, чем он вызван, начали творить что попало.

В коридоре не было никого, за исключением пурпуриста, вдохновенно разрисовывавшего противоположную стену. Жанна осторожно вышла из каюты. Теперь нужно целой и невредимой добраться до навигаторской, вотчины Всевидящего Ока. Путь лежал по запутанному лабиринту коридоров, в который Жанна входила, как в дремучий лес. Но с каждым днем она ориентировалась все увереннее.

На этот раз Жанна добралась до люка с надписью «В.ОКО» совсем быстро. Надпись сделала сама Жанна после нескольких неудачных попыток общения с аборигенами. Она интересовалась у них, где найти Око, а ее посылали черт знает куда. Пурпуристы называли подобные шутки преодолением линейного мышления.

Жанна с чувством облегчения захлопнула за собой люк. Здесь ей было спокойнее, все-таки здравого смысла побольше. Да и Уолли рядом — тоже не последнее дело.

Жанна каждый день работала до полного изнеможения и возвращалась в свою каютку только когда была готова просто рухнуть на пол. Отдыхал ли Уолли, она не знала. Похоже, что нет. Она уходила — он оставался, она приходила — он уже был на месте. Вот и сейчас он сидел у того же дисплея и в той же позе, что и прошлым вечером. Здороваться не было смысла — Уолли все равно не заметил бы. Совсем как в старые добрые времена.

Минуты через две появилась Око. Она мило улыбнулась Жанне вместо приветствия. Око знала толк в Обнаженном Пурпуре, но без сожаления пренебрегала интеллектуальными выкрутасами, если занималась чем-то важным, и тогда ничем не отличалась от нормальных людей. В ее лаборатории всегда царила безукоризненная чистота. Ни мусора по углам, ни сумасшедших росписей по стенам. Порядку мог бы позавидовать сам Вольф Бернхардт.

— Доброе утро, — сказала Жанна.

— Доброе, — согласилась в ответ Око, — но, видимо, последнее доброе. Теряем орбиту.

— Рано или поздно это все равно случилось бы, скоро будем там, хотим мы этого или нет.

— Скорее, там будут нас, — несколько загадочно ответила Око. Она уселась на свое рабочее место и сразу погрузилась в работу.

Жанна кивнула, больше самой себе. Да уж, болтунами коллег назвать трудно.

Всевидящее Око рассчитывала траекторию движения ОбнаПура в гравитационном туннеле, исходя из характеристик туннеля, которые определяла Жанна. Добрая половина вчерашнего дня ушла на кропотливое изучение последовательности действий МОРИ, нырявших в червоточину.

Что ж, продолжим. Жанна уселась рядом с Уолли и почему-то решила начать все сначала. Неясная мысль брезжила во мраке, не давала покоя. На экране снова и снова вспыхивал бело-голубым пламенем открывающийся туннель, и снова в этой вспышке пропадали МОРИ. Раз за разом повторялась одна и та же картина. Туннель открывается, МОРИ ныряет, туннель закрывается. Открывается — закрывается, открывается — закрывается…

Стоп! Жанна аж подпрыгнула в кресле. Открыто — закрыто, плюс — минус, да — нет, единица — ноль, штрих — пунктир… Это же простейшая сигнальная система!!!

— Уолли, — крикнула Жанна. — Уолли!!!

Тот медленно повернулся и просиял — наконец-то заметил ее.

— А? Что? Что случилось?

Всевидящее Око тоже подняла голову, на ее лице было написано недовольство. Жанна поспешила задать свой вопрос, пока Око не зашикала.

— Что происходит на другом конце червоточины, когда она открывается с нашей стороны, и в нее ныряют излучатели? Я имею в виду Точку Земли в Солнечной системе. А, Уолли?

Уолли нахмурился, соображая.

— Черные дыры, связанные червоточиной, абсолютно одинаковы. В сущности. Точка Земли и Точка Луны — две стороны одной и той же гипотетической плоскости. Так что при внешнем воздействии на эту плоскость они ведут себя тоже одинаково…

— М-м? — промычала Око.

Реакция совершенно нормального человека. Взгляд Уолли изобразил удивление: как, неужели он объясняет непонятно? Он вздохнул и взял со стола два исписанных листка бумаги.

— Сейчас объясню.

Жанна и Око уже стояли рядом с ним. Уолли положил один листок на стол, а другой поверх первого.

— Листки бумаги — это наши два туннеля, — пояснил он и, приподняв верхний лист, показал на нижний. — Нижняя сторона нижнего листа, соприкасающаяся со столом, — это тот неизвестный выход, куда стремятся МОРИ. Верхняя открывается сюда, в Мультисистему. Теперь другой лист. — Уолли снова накрыл первый лист вторым. — Нижняя сторона верхнего открывается сюда же, а верхняя как раз и есть Точка Земли в Солнечной системе…

— Ага, ясно, — бодро сказала Жанна.

— Ну да. — В голосе Всевидящего Ока оптимизма было поменьше.

— Итак, — продолжал Уолли, — мы имеем два туннеля и три черные дыры. Неизвестную дыру, к которой летят МОРИ, назовем точкой X, она — бабушка в этом семействе. Ее дочка — наша Точка Луны в Мультисистеме, а внучка — Точка Земли. По резонансным характеристикам все дыры одинаковы. Разумеется, характеристики могут со временем несколько измениться, но не слишком сильно, не больше, чем в четвертом знаке. Правда, именно эти мизерные расхождения и позволяют нам различать дыры между собой…

— Уолли, ты забыл про мой вопрос, — перебила его Жанна.

— Разве я не ответил? — недоумению Уолли не было предела, выводы казались ему очевидными.

— Око? — Жанна обратилась к ней за помощью.

— Уолли, давай вперед: что высунется в СолОбласти, когда МОРИ вгонится здесь?

Разволновавшись, Око перешла на классический пурпуристский жаргон, но Уолли даже не заметил этого.

— Ясно что! — воскликнул он. — Точка Земли зазвонит, как колокол, на всех гравитационных частотах!

— Вот! — сказала Жанна. — Об этом я и подумала. И я уверена, что наши коллеги в Солнечной системе услышат этот колокольный звон. Наверняка они позаимствовали у харонцев гравиприемники. Да и Лунное Колесо как-нибудь да ответит на колебания.

— А Кольцо Харона? — спросила Всевидящее Око.

Уолли призадумался.

— В принципе Кольцо можно перенастроить таким образом, что оно зафиксирует это возмущение, — ответил он. — Хорошо бы с Луны подсказали тамошним ученым сделать это. Мы, правда, не знаем главного: функционирует ли Кольцо Харона, и продолжается ли изучение Лунного Колеса.

— А пока, — сказала Жанна, — в червоточину проскочило уже около сотни МОРИ, примерно столько же на очереди…

— И там, в Солнечной системе, — подхватил Уолли, — способны понять смысл происходящего здесь, с нами…

67
{"b":"1299","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Три факта об Элси
Гончие Лилит
Дело о сорока разбойниках
Рубикон
Тарен-Странник
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Свежеотбывшие на тот свет
Синяя кровь