ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Стоп, ребятки, — вмешалась Око. — Мы проходим сквозь, правильно? Мы будем сигналить те же самые команды, чтобы открыть штуковину и нырнуть в нее. Те же самые команды. Чтобы пройти к этой Точке X, так?

— Да, верно, — согласился Уолли. — Земля отправит необходимый радиосигнал «Вампирам», а те сделают то, что нам нужно.

Око откинулась на спинку кресла, задумчиво уставившись в потолок.

— Но расшифруют ли в Солнечной системе наши команды? — поинтересовалась она.

Уолли неопределенно пожал плечами.

— Не знаю, не знаю. Без определенных ключевых сигналов, посылаемых «Затерянным миром», они будут похожими на шумовые всплески.

— Нет, — сказала Жанна. — Они там неплохо разбираются. Сумели же они запереть туннель пять лет назад. И эти пять лет они наверняка не топтались на месте, так что источник скорее всего определят без труда.

— Согласен. Но в сообщении не будет содержания, которое они смогут понять.

Жанна приложила палец к губам.

— Помолчи секунду, Уолли, в этом что-то есть. Мне только что пришла в голову превосходная идея. В последовательности сигналов действительно нет содержания, доступного расшифровке, за исключением того, которое мы сами в нее вложим.

— Что-что?

— В сигнальных группах есть нечто вроде строки комментариев. Она предшествует символам конца приказа. Последующие сигналы «вампиры» попросту игнорируют. Вероятно, это своеобразный харонский эквивалент адресного обращения. Или пояснения. Нам его существование на руку.

— Только вот сможем ли мы записать что-то в эту строку? — задумчиво произнес Уолли.

— Не понимаю, почему нет, — энергично ответила Жанна. — Уолли, выведи-ка синтаксическую диаграмму сигнала. Хочу взглянуть, сколько в нашем распоряжении свободного места.

Уолли склонился над клавиатурой.

— Маловато, — сказал он. — Позиций тридцать, не больше.

— Вполне достаточно, чтобы сообщить о себе. Там не знают даже, живы мы или нет.

— И даже больше, — подала голос Око. — Почему бы не предложить солянам использовать Кольцо Харона как средство связи с нами. Да они теперь даже корабль сумеют сюда запулить!

— А есть смысл? — спросила Жанна. — Прилететь сюда и погибнуть первыми? Посоревноваться в геройстве?

— Почему именно погибнуть? Нам дали шанс! Только представь: если сделать точку Х промежуточным пунктом на пути из Мультисистемы в Солнечную систему, мы снова будем вместе! — Всевидящее Око передохнула, собираясь с мыслями. — Нет, точно, они согласятся пойти на риск. Послушайте, а не предложить ли им это прямо, без обиняков?

— Нет, еще не время… — задумчиво произнесла Жанна. — Нам известна только часть команд «Затерянного мира», и ничего больше. Я не хотела бы гнать сообщение через туннель, не будучи вполне уверенной в результате этой попытки. Не стоит забывать злополучный опыт Ларри Чао. Осторожность и осторожность — вот наш девиз.

— А может, использовать то, что ты назвала строкой комментариев? — спросила Всевидящее Око.

Жанна нахмурилась.

— Ох, я и забыла о ней. Уолли, как ты думаешь, мы что-нибудь испортим, если влезем в эту строку?

— Э… по-видимому, нет. Она совершенно безопасна, ведь, в сущности, она для того и придумана. — Он помолчал и добавил: — Но… э-э… я не утверждаю, что прав на сто процентов.

— Классно, Уолли! — восхитилась Всевидящее Око. — Исчерпывающе и ясно.

Жанна недоуменно взглянула на нее.

— Решать-то тебе, Око, — сказала она. — Ты пилот, ты хозяйка этого дома.

— Ну да, ну да… — Око встала и, повернувшись спиной к Жанне с Уолли, подошла к иллюминатору, за которым висело Кольцо.

— У меня семья на Земле. Сестра и папа живы, только мать давно умерла. Кажется, мы уже никогда не увидимся. Так пусть они хотя бы знают, что я жива… Хотя бы. Надо идти на риск. Он громаден, но других вариантов все равно нет… — И Око замолчала.

Жанна ждала продолжения, но пауза затянулась.

— Она согласна? — шепотом спросила Жанна.

Уолли ответил слегка ошалелым взглядом.

— Конечно, — сказал он. — А разве могло быть иначе?

Земля. Нью-Йорк. Штаб-квартира Института исследований Мультисистемы

— Это ужасно. — Вольф Бернхардт бегал по кабинету. — Я и подумать не мог, что вы решитесь на это.

— Мы только предложили, — возразила Урсула Грубер. — Кстати, с вашего согласия.

— Не помню, не помню… Господи, но неужели нельзя было иначе? Ведь это почти верная гибель!

— Нет, иначе нельзя. Это наша последняя надежда.

— Все уже готово? — спросил Бернхардт. — С командой «вампирам» накладок не будет?

— Все, что в наших силах, мы сделали. Примерно через шестьдесят пять минут мы заставим их открыть туннель. Двигатели ОбнаПура будут пущены на пять минут раньше. Сейчас он по спиральной траектории приближается к дыре.

— Средства связи и наблюдения?

— В порядке. Во всяком случае, еще около минуты мы будем в курсе событий. Этого хватит, чтобы понять, где именно они оказались.

— А потом неизвестность?

— Совершенно верно.

— Если они погибнут сразу после того как туннель захлопнется, мы ничего об этом не узнаем. А повторить сможем?

— Да, конечно, — ответила Урсула Грубер. — Нужно только найти подходящую массу для транспортировки.

— При чем тут масса? Почему бы не открыть его просто так?

— Потому что это может стать нашим последним экспериментом с червоточиной. Транспортируемая масса — очень важная переменная. Достаточно допустить небольшую ошибку в ее оценке, и емкости «вампиров» не хватит для поглощения выделившихся остатков энергии. Они просто сгорят.

— Ну так сообщите им, что вы посылаете в туннель объект с нулевой массой.

— Не пройдет. Для этого мы слишком поверхностно знаем структуру управляющего сигнала. Впрочем, я надеюсь, вскоре мы научимся делать и это.

— Поверхностно знаем, плохо знаем, ничего не знаем… — забормотал Вольф Бернхардт.

Он остановился у прозрачной стены, откуда открывался вид на лежащий внизу город. Солнечная звезда медленно садилась, и небоскребы отливали всеми цветами радуги.

— Ничего мы не знаем, — повторил Бернхардт еще раз. — Одно утешение: мы учимся.

ОбнаПур

Гул двигателей затих.

— Все, — объявила Всевидящее Око. — Мы в борозде. Как мне кажется.

Око была убеждена, что в некоторых случаях пурпуристский жаргон только мешает делу, и лучше всего общаться на более или менее нормальном человеческом языке. Сейчас был как раз такой случай. К тому же рядом сидели эти смешные земляшки Уолли и Жанна.

Теперь они падали прямо в дыру. Еще чуть-чуть, и станет ясно — либо они проскочат, либо черная дыра потяжелеет. И прирост ее массы будет равен массе ОбнаПура. Последнее нежелательно. Корпус ОбнаПура был неплохо укреплен. От его собственного вращения пришлось отказаться, и пурпуристы понемногу привыкали к невесомости. Солнечные батареи аккуратно сложили, прижав их растяжками к корпусу, грузовые контейнеры по возможности закрепили. Пурпуристам было приказано сидеть пока по своим норам, что вызвало волну обычных в подобных случаях протестов наиболее задвинутых — не пурпурных даже, а лиловых. Медики находились в состоянии повышенной готовности.

Дыра неотвратимо приближалась.

Око глубоко вздохнула и тихонько двинула вперед рычажок управления. Теперь она полностью полагалась на свою интуицию; разбираться в лавине противоречивой информации, обрушивающейся с внешних датчиков, было некогда.

«Слишком медленно», — подумала про себя Всевидящее Око. Они двигались слишком медленно. Интересно, что произойдет, если туннель захлопнется, когда ОбнаПур успеет втиснуться в туннель только наполовину? Бред!

— Приготовиться! — крикнул Уолли Стурджис. — Отсчет начался! Десять секунд!

Всевидящее Око бросила быстрый взгляд на дисплей Уолли и перебросила данные на свой, даже не проглядев их как следует.

68
{"b":"1299","o":1}