ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марсия слабо улыбнулась ей в ответ, но выражение ее лица в шлеме скафандра, да еще в кромешной тьме различить было невозможно. Впрочем, Сэлби все равно не поняла бы этой улыбки — в психологии она была ребенком.

— Отлично, — ответила Марсия в переговорное устройство. — Я тебя внимательно слушаю. О чем ты?

— О динозаврах, дорогая. О динозаврах. Мы узнали кое-что новое. Биологи теперь убеждены, что они умерли здесь, а не были убиты на Земле, как мы сначала предполагали. Нашли лунные камни у них в желудках, что ли. Я в этом мало разбираюсь, но похоже, что они жили здесь в течение примерно пятнадцати миллионов лет.

— Что-о?

— Это подсчитано с применением радиоактивных методов по относительному содержанию различных элементов в костях — я не очень разбираюсь. Но ясно, что все наши прежние гипотезы рухнули.

— Ты хочешь сказать, что динозавры пятнадцать миллионов лет жили в этом туннеле?

— Нет, дорогая, не совсем так. Я хочу сказать, что некоторые из них издохли примерно через пятнадцать миллионов лет после других.

— Ничего не понимаю, — пробормотала Марсия. — Чертовщина какая-то. Ладно. Долго еще?

— Через минуту приедем.

Фары высветили пещеру, спускавшуюся вниз от основного туннеля, и Сэлби плавно затормозила. Вправо уходила другая пещера, поменьше первой. Там мерцали огни, окрашивая все вокруг в зеленоватый цвет.

— Ее нашел позавчера один из наших сотрудников, — сообщила Сэлби. — Перейди на диапазон 12. Он не используется бригадой, и так нам будет удобнее разговаривать.

Марсия тотчас поняла, что Сэлби не хочет, чтобы она слышала, о чем говорят члены бригады, но упрямиться не стала и лишь кивнула в ответ.

— Послушай, — помолчав, спросила Марсия, — но почему эта пещера обнаружена только сейчас? Ведь она рядом с основным туннелем…

Они уже были у самого входа в нее.

— Здесь сотни, даже тысячи таких пещер, — нравоучительно ответила Сэлби, — но даже десятая их часть пока что не исследована. Причина проста — ужасно не хватает людей. Не научных сотрудников, а обыкновенных подсобных рабочих. Мы просто наносим их на карту — я имею в виду пещеры, а не рабочих, но на подробное описание не остается ни времени, ни сил. Обыкновенно мы суем голову в новую пещеру и сразу, не заметив там ничего особенного, идем дальше. По существу, большинство известных пещер не исследованы, а значит, и неизвестны. Не исключение и эта, она была нанесена на карту четыре года назад, но лишь позавчера Пенг Ли совершенно случайно обнаружил в ней систему внутренних камер. Идем, увидишь сама…

Входом в пещеру служил аккуратный круглый проем примерно полутора метров в поперечнике, расположенный в полуметре над полом. Перешагнув вслед за Сэлби порог, Марсия оказалась в абсолютно пустом помещении трех метров высотой, двух шириной и около десяти длиной.

— Тут ничего интересного, — пробормотала Сэлби. — А вон там вход, обнаруженный Ли.

Сэлби неопределенно махнула рукой, и Марсия заметила в противоположном углу отверстие, ведущее вниз. В отверстии виднелась приставная лестница. Вход был освещен переносными фонарями. Оттуда слышался глухой шум.

— Вперед! — сказала Сэлби и быстро сбежала по лестнице. — Только будь осторожна, — крикнула она Марсии, — в этой камере никто ничего пока не трогал. Мы хотим сначала все сфотографировать и просканировать. — Эхо ее голоса гуляло по помещению, наполняя его странным гулом, а лицо казалось холодным и жестким. — Все не так плохо, — добавила Сэлби, — могло быть и хуже. Спускайся.

Марсия последовала за Сэлби. Только почувствовав под ногами твердую почву, она перевела дух и огляделась. Это была большая полость в форме полусферы радиусом метров десять. Свет прожекторов бил прямо в глаза, а на полу перед Марсией что-то лежало. О Господи, что это? Комок подкатил к горлу.

— Люсьен Дрейфус, — сказала Сэлби. — По крайней мере его скафандр.

Марсия, приглядевшись внимательнее, шумно вздохнула. Облегчение смешалось с ужасом. Это и в самом деле был скафандр, распластанный на полу наподобие звериной шкуры и аккуратно вскрытый вдоль главной позвоночной линии. Разрез был хирургически точен. Столь же аккуратные разрезы шли вдоль рук и ног скафандра.

Скафандр был присыпан отмершими чешуйками Колеса. За пять лет он обветшал, сморщился и изменил свой цвет, видимо, в результате реакции с местной газовой средой. Потрясенная Марсия рассматривала находку, безуспешно пытаясь справиться со своим сердцем, — оно колотилось в груди со страшной силой. Итак, Люсьен Дрейфус. Харонцы утащили его сюда, затем вынули из скафандра, как горошину из стручка, и…

— Где? — прошептала Марсия, не в силах более вымолвить ни слова.

Слова и не требовались.

— Пошли, — сказала Сэлби, с опаской обходя скафандр Люсьена. За прожектором был вход в следующую камеру. Туда вел наклонный коридор метров пятнадцати в длину и трех в ширину, опускающийся вниз под углом примерно в пять градусов. Марсия на секунду заинтересовалась его необычным сводчатым потолком. «Интересно, почему система камер имеет столь странную конфигурацию? — подумала она. — И зачем потребовался этот просторный внутренний коридор, если вход в первую камеру был столь крошечным, словно замаскированным от чужих глаз?» Каждый вопрос, не найдя себе ответа, порождал другой, и Марсия быстро устала.

Камера была ярко освещена, здесь-то сейчас и работала вся исследовательская бригада. Рабочие несколько беспорядочно, на первый взгляд, передвигались по камере. Двигались неуклюже, как люди, не привыкшие к скафандрам.

Когда появились Сэлби с Марсией, суета прекратилась. Люди оставили свои дела и уставились на Марсию. Минуту спустя они цепочкой направились к выходу. По-видимому, Сэлби успела перепрыгнуть на нужную частоту и отдала приказ об этом.

Третья камера внешне была копией предыдущей. Единственное отличие заключалось в том, что она оказалась буквально забита разнообразной аппаратурой как человеческой, так и харонской. Назначение большинства приборов, расставленных на переносных стеллажах, Марсии было неизвестно. Она с большой долей уверенности могла сказать лишь то, что все они имеют какое-то отношение к медицине. Да и яркий ровный свет придавал камере сходство с операционной.

У дальней стены валялись три мертвых харонца, все они относились к разным видам. «Уж не эти ли так ловко вспороли скафандр Дрейфуса?» — подумала Марсия, с отвращением рассматривая останки.

Приборы в основном располагались в центре камеры вокруг непонятного предмета, напоминавшего застывший комок какого-то вещества. Вещество было полупрозрачное и слегка поблескивало в свете мощных ламп. Кто-то стер с комка пыль и отполировал поверхность. Внутрь тянулось множество проводов.

Марсия подошла к предмету вплотную, отодвинула стоящие вокруг мониторы и, собравшись с духом, всмотрелась повнимательнее.

— О Боже! — вскрикнула она в ужасе.

То была не просто однородная застывшая капля. Она повторяла очертания лежащего в соседней камере вспоротого костюма. Марсия невольно вспомнила, как в старинных детективах полисмены обводили мелом контуры трупов. Выделялись туловище, голова, широко раскинутые в стороны руки и ноги.

Каждая часть силуэта совпадала с соответствующей частью скафандра, только была гораздо толще. Марсия словно увидела странную и неудачную карикатуру на толстяка. Она вытащила из кармана фонарь и, включив его, направила луч на предмет, лежавший у ее ног.

Да, она не ошиблась! Теперь она совершенно отчетливо увидела тело, заключенное в мутную оболочку. И этого было вполне достаточно, чтобы узнать хорошо знакомого человека. На лбу Марсии выступил холодный пот. Спрятанное в прозрачный кокон тело на первый взгляд казалось неповрежденным. Глаза были закрыты, на лице застыло выражение спокойствия и безмятежности. Волосы, правда, были всклокочены.

К телу вели многочисленные провода. Впрочем, это были, конечно, не провода, а определенно органические образования — они словно вырастали из пола и шли во все части тела от головы до ног.

7
{"b":"1299","o":1}