ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не знаю, не знаю. — Джеральд развел руками. — Либо ОбнаПур забыл сбросить передатчики, либо они сразу же отказали. Как только его корма скрылась в Туннеле, связь прервалась.

— Не понимаю…

— Если представить Туннель как очень длинную узкую трубу, то, глядя вдоль его оси, мы увидим все как на ладони, и тогда связь с пурпуристами налаживалась бы элементарно. Беда в том, что «Терра Нова» далеко в стороне от оси. Оттого и все проблемы.

— То есть прерванная связь не означает непременной гибели ОбнаПура, так?

— Конечно, нет! До обрыва связи на гибель не было и намека. Все указывало на сильную деформацию корпуса, но это не было неожиданностью, она оставалась в допустимых пределах.

— Успокоил, — вздохнула Диана, пристально вглядываясь в снимок неизвестного мира, мерцавший на стене.

— Несомненно, это типичная Сфера. Ничего более определенного утверждать пока не берусь, — прервал паузу Джеральд.

— Не нравится мне это, — задумчиво проговорила Диана. — В тихом омуте черти водятся…

— Простите?

— Это древняя пословица, коллега. А вы, похоже, в детстве не очень-то интересовались великолепным Шерлоком Холмсом. Многое можно понять не только по следам, но и по их отсутствию.

— Да? Занятно! И что же, на ваш взгляд, здесь отсутствует?

— Тени. Посмотрите на планеты в нашей Мультисистеме. Тени на них так и играют. И немудрено, ведь каждая планета освещается одновременно семью-восемью Захваченными Солнцами…

— Значит…

— Значит, перед нами Сфера, потерявшая все свои звездные системы.

— Согласен. Что еще?

— Поверхность Сферы. Она изуродована метеоритным дождем. Вывод: перед нами совершенно беззащитная Сфера. — Диана ткнула пальцем в экран. — А эта огромная трещина, ползущая через всю Сферу? Она нисколько не похожа на обычный вытянутый кратер. — Палец указал на две линии, пересекающие трещину под прямым углом. — Тебе это что-нибудь напоминает? Пересечение широтных линий с меридиональными (взгляни на нашу Сферу!), только обезображенными.

Джеральд отступил на несколько шагов от стены и прищурился.

— Ты права, — сказал он через минуту. — Я проглядел очевидное сходство. Послушай, Диана! — вдруг всполошился он. — Мы успели получить данные оптических наблюдений, а характеристики пурпуристской оптики нам хорошо известны… Ведь мы можем оценить расстояние, отделяющее пурпуристов от этой странной Сферы! Очень просто! — В дело пошел его карманный компьютер.

Брови Макдугала поползли на лоб. Он яростно поскреб затылок.

— Это невозможно, — проговорил он наконец. — Чертовщина какая-то. Неужели так близко?..

— Сколько? — не выдержала Диана.

— Не поверишь. От ОбнаПура до этой треклятой Сферы всего двадцать два миллиона километров!

— Но Сфера-то мертва, — уточнила Диана. — Она не в состоянии удерживать Захваченные звезды и защищаться от метеоритов… Что осталось от этой, некогда могучей Мультисистемы? Смотри, вот! — Она показала на серпик мертвой планеты. — Если верить Колетт и Стурджису, это и есть таинственный Централ, то самое место, откуда харонцы управляли этой системой. Скорее всего эта планета единственная из великого множества планет, когда-то кружившихся там в хороводе… «Последний могиканин».

Джеральд смотрел на Диану, не скрывая восхищения.

— Звучит разумно, — сказал он, еще раз внимательно изучив всю картину. — Да, все правильно.

— Ну вот, — сказала Диана с загадочной улыбкой. — Централ Харона нам и нужен.

Теперь она знала, куда направится «Терра Нова».

— Так что же? — Она повернулась к Макдугалу.

— Ты о чем? — Джеральд чуть заметно улыбнулся.

— Мы ведь собирались состыковаться с ОбнаПуром, не так ли?

Глаза Джеральда озорно заблестели.

— И ничто не мешает нам сделать это на новом месте! — воскликнул он.

— Но ведь это опасно? — Диана словно проверяла своего заместителя.

— Обстоятельства изменились. Нам теперь известно, что Туннель выходит к другой Мультисистеме, разрушенной какой-то страшной силой. Следует выяснить, что это за сила.

— Но мы даже не знаем наверняка, живы ли пурпуристы. А что, если они там сгинули? Все равно за ними?

— Ну, мы-то в более выгодном положении, — ответил Джеральд. — Сравнила тоже — конструкцию «Терра Новы» и корпус этой старой развалины. К тому же нам нельзя торчать здесь слишком долго. Мы одолели один ОРИ, одолеем, быть может, и второй, но все равно рано или поздно они нас подстерегут.

— Есть другой вариант — убраться подальше, туда, где ими не так кишмя кишит… Месячишко-другой спокойно поразмышлять, ничего не предпринимая, авось придумаем что-нибудь умное…

— Ага, — грустно усмехнулся Джеральд, — а «вампиры» тем временем окончательно запрут Туннель. Ну уж нет, за шанс исследовать мозг харонской Сферы (заметь, неохраняемый!) я готов поставить на карту свою жизнь. О такой возможности люди только мечтали. О Господи, Диана, ну о чем тут спорить?! Ведь выбор очевиден!

Диана глубоко вздохнула: нет, его не собьешь. Итак, ее сумасшедшая идея перестала быть ее исключительной собственностью. А, значит, не такая уж она и сумасшедшая.

— Ладно, допустим, — сказала она. — Но вот еще что, Джеральд…

— Ты боишься, что МОРИ на той стороне попытаются остановить нас? — перебил он ее.

— Да нет, это вряд ли. Если они и собираются кого-то остановить, то не нас, а того, кто пытается прорваться с той стороны. Пока мы будем двигаться в направлении отсюда туда, безопасность гарантирована.

Джеральд рассеянно кивнул.

— Вообще говоря, я противник необоснованного оптимизма. Риск все-таки велик, не следует его преуменьшать. Но его с лихвой окупает исключительная важность цели.

Диана кисло усмехнулась.

— Подхалим из тебя никудышный, Джеральд Макдугал.

— Ну, если дела наши и плохи, — рассмеялся он в ответ, — то, думаю, все образуется!

28. После прыжка

Самое удивительное, что пурпуристы, летя к Разбитой Сфере, постоянно помнили: скорее всего никто никогда не узнает об их приключениях. Сейчас, когда все позади, очень трудно представить себе ту атмосферу полнейшей неизвестности. Что происходит в данную секунду? Что произойдет в следующую? Никто ничего не понимал, все было скрыто завесой мрака. Только представьте себе: и харонцы, и Противник, в сущности, знали даже меньше, чем мы.

Ларри Чао, из интервью редактору Проекта устной истории Станции гравитационных исследований. Харон Дата Пресс, 2342.

Еще один самоубийца набросился на Противника и погиб так же бессмысленно, как и его предшественники. Противник, словно играючи, расправлялся с массивными защитниками Сферы. Его курс оставался неизменным, и лишь рассеивающиеся облака пыли свидетельствовали о том, что кто-то пытается ему помешать.

Начав атаку Сферы, Противник был начеку. Вдруг его внимание привлекло нечто необычное. Странный объект, куда легче обычных защитников Сферы, выскочил по Туннелю со стороны живой системы. Противник неплохо изучил особенности поведения харонцев и, недолго поразмышляв, решил, что для них это нечто ценное. А значит, и для него. Все же остальное — пустышки, при помощи которых харонцы хотят ввести его в заблуждение.

Противник хмыкнул. И осторожно двинулся к Туннелю.

В ТУННЕЛЕ. ОбнаПур

Жанна горячо молилась, в ужасе прислушиваясь к треску корпуса. Нет, пока она окончательно не рехнулась от страха, нужно заставить себя думать о другом. О чем?

Дура проклятая, какого черта ты полезла в этот туннель, в этот туннель, в этот туннель… Они уже в Туннеле. Интересно, какова его протяженность? О Боже, какая еще протяженность? Туннель начинается в черной дыре, само определение которой исключает всякий смысл понятия «пространство», а значит, и размеров в привычном понимании этого слова. После недавнего путешествия в периоде Жанна знала, что больна клаустрофобией — теперь она лишний раз убедилась в этом. ОбнаПур бросало из стороны в сторону, как щепку в разбушевавшемся океане, и все усилия Всевидящего Ока удержать корабль были тщетны.

71
{"b":"1299","o":1}