ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Что-то страшно ударило в корпус, и сразу погас свет. Пронзительно взревели сирены. Жанна явственно ощутила запах дыма.

Слава Богу, хоть телекамеры не сломались. По стенкам Туннеля бежала крупная рябь, они бились, словно паруса на ураганном ветру. Взгляд терялся в глубине Туннеля — казалось, у этой трубы нет ни конца, ни края. Впрочем, далеко-далеко впереди виднелась махонькая точка — выход, но она совсем не приближалась, словно ОбнаПур болтается на одном месте. Жанна вцепилась в исцарапанные ногтями ручки кресла и, уставившись в эту точку, молила о спасении.

О Господи, куда они несутся сломя голову? Что их ждет?

И вдруг, словно по мановению палочки таинственного волшебника, все разом изменилось. Корчащиеся стенки Туннеля исчезли с экрана, впереди висел огромный багровый шар, а вокруг клубилась чернота космоса. Все зашевелились, постепенно приходя в себя.

Неужели прорвались?

Раздался сильнейший удар, ОбнаПур завертело, закружило в какой-то бешеной пляске. Жанна крепко зажмурилась, сердце ухнуло куда-то вниз.

— Проклятие! — заорала Всевидящее Око. — Корма задела стенку. Как бритвой срезало! Растяпы, забыли убрать стрелу!!!

— Что?! Не слышу! — Шаблон Огайо тоже орал, но, казалось, что он просто гримасничает, хватая ртом воздух, — все заглушила надсадно завывшая сирена.

Какой-то предмет, вертясь, просвистел над головой Жанны и врезался в переборку. Экран с грохотом взорвался, комнату заволокло дымом. Завоняло тлеющей изоляцией. Языки тусклого пламени лизнули стену. Воздух! Сейчас мы задохнемся или заживо сгорим!

«Господи, спаси и помилуй, — шептала Жанна. — Жить! Как хочется жить!»

Вероятно, Бог услышал ее молитвы. Свет зажегся, загудела аварийная система вентиляции. Жанна оглянулась, побледнела — на полу у нее за спиной валялся разбитый вдребезги вентилятор. Пролети он десятью сантиметрами ниже, и все — голова Жанны сейчас лежала бы рядом с ним.

Воздух быстро очищался. Всевидящее Око выравнивала беспорядочно кувыркающийся корабль — он наконец-то подчинился. Она без сил рухнула в свое искалеченное кресло. Получилось!

На панели управления сплошь мерцали красным аварийные лампочки; впрочем, понемногу загорались и зеленые. Самое страшное осталось позади. Они живы. Знать бы еще, куда они попали.

Сирена зудела все тише и наконец заткнулась совсем. Тишина зазвенела в ушах.

— Ребята, — послышался дрожащий голос Уолли, — давайте больше не будем так делать.

Система Разбитой Сферы. ОбнаПур

Жанна с походной сумкой в руке поднималась по трапу. Уже четыре дня, как они проскочили через Туннель, но в это по-прежнему плохо верилось. Жанна жила как во сне.

Что же делать теперь? Ответа на этот вопрос не знал никто. Для начала нужно было привыкнуть к мысли, что они вообще остались живы. Преодолеть последствия психологического шока.

Жанна придумала, как ей выкарабкаться из порочного круга воспоминаний о пережитом ужасе — сосредоточиться исключительно на быте. Вот так: заварить чай — чашку для Уолли, другую для себя. Сделать бутерброды. Сложить их в сумку. Отправиться к Уолли. На большее она пока и не способна.

А лучше бы и вовсе запереться в своей каюте и, уставившись в потолок, предаться размышлениям о том, что она съест на завтрак. На обед. На ужин. К несчастью. Всевидящее Око поручила им с Уолли заняться картографической съемкой, и отбояриться от этой работы не удалось.

Жанна наконец одолела трап и, схватившись за поручень, поползла вдоль коридора к обсерватории. Жанна с трудом привыкала к невесомости и уже набила немало синяков — никак не могла правильно рассчитать свои усилия при передвижении.

Вот и обсерватория. Откинув люк, Жанна величаво вплыла в помещение. Уолли, погруженный в дела, по обыкновению, даже не повернул головы. Автотелескоп, как только поселение оказалось в открытом космосе, перешел на круглосуточный режим работы, и дел Стурджису хватало — информация текла рекой, всю ее нужно было загрузить в моделирующий компьютер. Око хотела получить некое подобие инвентарной описи. Уолли вожделенно потер руки — наконец-то пригодятся его знания и опыт. Ему предстояло создать универсальную динамическую модель здешней системы, точнее, того, что от нее осталось.

— Уолли, — позвала его Жанна, — возьми-ка, перекуси. — Она уселась рядом, открыла сумку и протянула ему контейнер с чаем.

— О, здорово, — обрадовался он. — Вечно я забываю о еде.

— Зато я помню. — Она передала ему бутерброд, взяла себе другой и посмотрела в иллюминатор на черное небо.

Система лежала как на ладони. Центральное место занимал тот самый необъятный багровый шар. Впечатление он производил довольно мрачное. «Разбитая Сфера» — пожалуй, самое подходящее название. Даже пурпуристы согласились с ним, а это кое о чем говорило. Знакомые линии широт и меридианов. Несметное количество кратеров — больших и маленьких. Две сквозные пробоины. Вид, словно после жестокой бомбардировки.

Рядом висела ссохшаяся планетка. Жанна назвала ее «Отшельником», и это имя тоже стало общеупотребительным, чем Жанна осталась очень довольна. Приятно дать имя неизвестной планете. Да что там приятно — это редкое везение!

Жанна смотрела на нее, затаив дыхание. Безжизненная каменная глыба — все, что осталось от бывшего центра управления могущественной звездной империей. «Место скорби и печали», — мысленно вздохнула Жанна.

На первых порах Всевидящее Око выбрала для ОбнаПура сильно вытянутую эллиптическую орбиту вокруг Отшельника. Эта траектория была вполне безопасна. А коррекцию, если Око передумает, провести никогда не поздно.

За кормой ОбнаПура зияла черная дыра, из которой они выскочили, вокруг нее — Кольцо. Все в точности повторяло Мультисистему. Большинство МОРИ, проникших сюда из Мультисистемы, куда-то пропали. Вокруг дыры настороженно маневрировало лишь всего с десяток излучателей. Они явно охраняли вход в Туннель.

Впрочем, другие МОРИ тоже вскоре были обнаружены радарами ОбнаПура: разбившись на пять отрядов, они защищали точно такие же системы «Дыра — Кольцо». Но все равно это были не все. Куда же подевались остальные? Загадка.

Вообще загадок тут хватало.

— Ну, как дела с моделью? — полюбопытствовала Жанна.

— Нет проблем, — промычал Уолли с набитым ртом. — Если представить, что знакомая нам Сфера Мультисистемы погибла и перестала удерживать свои звезды, то получим Сферу, которая перед нами. А внутри нее, предположительно, черная дыра массы, сравнимой с солнечной.

— Почему ты так решил?

— Орбита Отшельника стабильна! То есть неподалеку имеется масса, достаточная, чтобы обеспечить соответствующее гравитационное поле. Сферы обычно строятся из планетного вещества, а его столько не наберется. Вывод: внутри Сферы есть что-то необычное. Я думаю, черная дыра.

Жанна утвердительно кивнула.

— Похоже на правду. Будь там простая звезда — из сквозных пробоин Сферы лился бы яркий свет, не говоря уже об интенсивном тепловом излучении. Но пробоины не светятся.

— Вот-вот! Не забудь еще, что, кроме Отшельника, в системе есть одинокая звезда. Она наводит нас на мысль о том, что харонцы «оприходовали» здесь двойную звезду. Вокруг одной части пары они выстроили свою Сферу, другую оставили в покое…

— Это пока все?

— Вот еще! — обиделся Уолли. — Я тут много чего накопал! В частности, обнаружил семь бывших Захваченных звезд — сейчас они стремительно удаляются от системы. Подожди чуть-чуть, я точно вычислю их координаты и скорости и тогда скажу тебе, как и когда произошла катастрофа. Предварительная оценка — сто пятьдесят лет назад.

— А что случилось с планетами?

— Помнишь, я тебе показывал модель Мультисистемы и что с ней будет в случае исчезновения гравитационного управления. Все сходится. Планеты вышли из повиновения своим звездам, когда те пролетали слишком близко друг от друга. Дальнейшее очевидно. Планеты или свалились на звезды, или унеслись в пространство, или, столкнувшись с другими планетами, погибли. Две или три врезались в саму Сферу. В той моей модели среди них была и Земля.

72
{"b":"1299","o":1}