ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вся земная орбита запросто уместилась бы внутри Сферы. О Господи, неужели они надеются оживить это чудовище? Мало того — заставить работать?

Опусти голову, приказал себе Уолли. Смотри под ноги, а не в небо. Сейчас это важнее.

Он поспешно исполнил собственный приказ. Невдалеке, за странными черными «грибами», торчала вверх красная клешня. Уолли чуть не завопил — ему вдруг показалось, будто клешня шевельнулась.

Обогнув грибы, он подкрался к этой клешне. Нет, показалось. Полуметровый харонец лежал на спине. Внешне он немного напоминал бабочку, правда, с реактивным двигателем. Десять ножек, раскинутых в стороны, неестественно вывернутые клешни. Мертвый, точно. Строитель? Ремонтник? Ларри и Жанна остановились за спиной Уолли.

— Мы называли таких скорпионами. — Ларри махнул рукой. — Там, в Солнечной системе.

Уолли повертел головой — таких ремонтников здесь валялось множество. Все они были окрашены в разную краску. Для чего? Специальный цветовой код?

— Идите сюда, — позвал Ларри.

Жанна с Уолли сломя голову побежали к нему. Из глубокой норы высовывалась клешня робота, словно молившая о пощаде. Уолли достал фонарик и посветил внутрь. Нора представляла собой длинную вертикальную шахту в четверть метра в поперечнике. Узковато для человека. Сюда бы хороший прожектор — мощности фонарика не хватало, чтобы получше рассмотреть шахту.

— Все ясно, — сказал Ларри, — оно тоже, как и Лунное Колесо, когда-то таилось внутри планеты. А потом, после победы, вылезло наружу и уже здесь продолжало строительство.

Уолли хлопал глазами, он все пытался и не мог найти закономерность в хаотичном нагромождении разнородных предметов. Для чего предназначено все это?

И тут его озарило.

— Да ведь это антенное поле! — закричал он. — То, что нужно!

— Точно! — обрадовалась Жанна. — Команды сначала поступают от Колеса на поверхность, а уже отсюда распространяются дальше, по всей системе.

— И что, мы за три дня должны все это починить?!

Уолли принялся нервно расхаживать взад и вперед. Это было выше его разумения. «Три дня, — бормотал он себе под нос. — Три дня».

Внезапно он успокоился. Главное, правильно поставить задачу. Обыкновенная головоломка, не первая и не последняя в его жизни. Вот хотя бы эти тарелки… наверняка радиоантенны… Так, уже неплохо. И Уолли, окунувшись в работу, свою стихию, снова стал самим собой.

Правда, дело продвигалось медленно. Заминка вышла из-за кабеля, соединявшего две пятиугольные стелы. Зачем они, скажите на милость? Да для чего угодно. Или… Стоп.

— Ларри? Можно тебя на минуту?

— Да.

— Посмотри на этот кабель. Я видел похожий на снимках Люсьена Дрейфуса.

— Ты гений! — закричал Ларри. — Один к одному тот самый провод!

Уолли внимательно осмотрел пятигранную пирамиду, в которую уходил кабель.

— Гляди-ка, а корпус-то съемный, — сказал он. — И рядом труп ремонтника.

— Что вполне логично, — подхватил Ларри. — Зачем были бы нужны ремонтники, если бы корпуса не разбирались?

Уолли тем временем ощупывал узкую щель между двумя гранями пирамиды. В руках у него появилась отвертка.

— Только поосторожнее, — попросила Жанна.

После нескольких усилий крышка подалась, щель расширилась. Уолли просунул в нее руку и отогнул пластину. Подергал, пытаясь оторвать.

— Помоги мне, — попросил он Ларри.

Они стали тянуть пластину вдвоем. Крышка шла очень туго, но все-таки вскоре уже можно было заглянуть внутрь. Уолли посветил туда фонариком.

— Ну и ну, — буркнул он себе под нос.

Множество одинаковых отростков тянулось от некой ячеистой плоскости.

— Бьюсь об заклад, — сказал Уолли, обращаясь к Ларри, — что ты предложишь перенять харонскую методику. Они при помощи этой штуки мучили Дрейфуса, а мы теперь помучаем самих харонцев.

— Отличная мысль, — поддержала его Жанна, сверкнув озорной улыбкой.

Уолли задумчиво смотрел на нее; его снова охватили сомнения. Три дня??? На все про все три дня???

Система Разбитой Сферы. ОбнаПур

Сондра Бергхофф проспала целых четыре часа. Так долго она не отдыхала еще ни разу с тех пор, как два с лишним дня назад «Терра Нова» ушла к Отшельнику. Просто роскошь, улыбнулась Сондра. Ну да ладно. Она неподвижно лежала в постели, продлевая минуты блаженства. Работа предстоит опаснейшая. Источники энергии столь мощны, что, быть может, таких минут в ее жизни больше не будет. Потому что жизнь может кончиться.

Сондра вздохнула: все-таки пора подниматься.

Мозг Сферы почувствовал новые возмущения в Туннеле — они шли из давно разоренной Противником системы. Словно ампутированная конечность, снова давала о себе знать. Но ведь это невозможно! Что-то подсказывало — все это каким-то образом связано с незапланированными транзитами по Туннелю. Кто-то нагло лез во владения Сферы. Кто-то, помимо Противника.

Разбираться было некогда — Противник неотвратимо приближался. Сфера решила, что ей пора хорошенько подлечиться. Но для начала следует выжить.

И она снова сосредоточилась на Противнике.

Отшельник. Станция имени Соколова

Жанна Колетт, возвращаясь с «Рэкера-2» в надувную походную палатку, убеждала себя, что все в порядке, они неплохо подготовились к схватке. И сама же скептически усмехалась. Годы и годы необходимы для такой подготовки, а тут за считанные сутки… Точнее, даже за часы. Какая уж тут уверенность? Последние семьдесят два часа протекли, как в тумане. Ставили палатку, перетаскивали оборудование, тщательно конструировали команды, которым вскоре предстоит оживить мозг Отшельника. Точность команд — вот главное, в чем никак нельзя ошибиться. Кстати, палатка, где сейчас кипела работа, получила имя.

«Отшельцы» назвали ее «Станцией Соколова». Идею подал Макдугал, а Джеральд огромными буквами написал название над входом. Именно Соколов отдал пять лет жизни, а потом и саму жизнь поискам Централа Харона, командного центра Мультисистемы. Он так мечтал сам попасть в Централ! Не довелось. Но всякий раз, когда они возвращались с «Рэкера», его имя напоминало членам экспедиции о человеке, благодаря которому они сюда добрались.

Станция Соколова. Разумеется, название «станция» не слишком подходило к наспех разбитой посреди харонских антенн палатке, но выбрали именно такое наименование. Была в нем некая основательность.

Жанна дождалась, пока шлюзовая камера заполнится воздухом, и сняла скафандр. Она вдруг поймала себя на том, что словно совершает торжественный ритуал, ее движения были плавны и величественны. Что ж, ничего удивительного. Она ненадолго остановилась и перевела дух. Поправила волосы, воротник. Ладно, вперед.

Когда Жанна, с трудом пробравшись сквозь завалы всевозможных приборов, подошла к пульту управления, ее спутники уже стояли там. Лица друзей отражали внутреннее смятение.

Кажется, пора начинать. Ларри Чао растерянно огляделся. Неужели судьба наконец-то предоставила ему шанс искупить свои грехи? Уолли приклеился к своему компьютеру, что-то вычисляя. Цифры на экранах успокаивали: пока все нормально.

Джеральд и Марсия Макдугалы, соединив руки, застыли в стороне. Жанна, мельком взглянув на них, подумала, что их можно принять за единое существо, в последние дни они не расставались ни на секунду.

Жанна села к своему рабочему месту. Внимание! Это не модель, напомнила она себе, тут все по-настоящему. И смерть, в случае чего, будет настоящая. Значит, Жанна не имеет права на ошибку.

Она набрала короткую комбинацию на клавиатуре, и приказ пробудиться полетел к Кольцам Разбитой Сферы. Их было четырнадцать. «Проснуться!» — скомандовала Жанна, быстро набирая характеристики черных дыр, которыми Кольца управляли. Активизировать замкнутый гравитационный Туннель. Держать его.

Пальцы Жанны задрожали, ведь она, словно игрушкой, распоряжается этой сложнейшей планетой-существом, вместо ее хозяина — могущественной Сферы. О Боже, просто не верится! Жанна чуть-чуть отвлеклась и тут же выругала себя за невнимательность: девчонка! возгордилась! занимайся делом.

80
{"b":"1299","o":1}