ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И тут Жанна вспомнила. Вспомнила тот давний, не дававший ей покоя разговор. Когда была произнесена формула Эйнштейна. Уолли пытался объяснить, каким образом Кольцо тридцать семь минут удерживало Землю в Туннеле.

— Кстати, — спросил тогда Вольф Бернхардт. — А что произошло бы, не окажись у Сферы достаточного запаса энергии? Могла бы Земля бежать с этой промежуточной орбиты?

— А вот это как раз непонятно, — ответил Уолли. — Скорее, она попросту испарилась бы.

— Каким образом? — не понял Бернхардт.

— Е=mc^2. Масса Земли может быть выражена в виде энергии.

Тогда еще живой Соколов был с ними.

— Такое испарение очень опасно, — сказал он. — Взрыв при полном испарении будет такой силы, что уничтожит саму Сферу. Да и большинство захваченных планет системы…

Вот-вот, в том-то все и дело. В Туннеле есть трение! Масса Противника поменьше массы Земли процентов восемнадцать. Но и этой хватит, чтобы… Интересно, на что ее хватит? На то, чтобы разнести в клочья Разбитую Сферу вместе с Отшельником? Пожалуй, нет…

Впрочем, чего гадать! Что-то изменить все равно нельзя. Противник останется в ловушке, пока у Сферы не кончится энергия. А это произойдет очень скоро.

Уровень энергии падал стремительно, прямо на глазах. Хорошо, если ее хватит хотя бы минут на пять.

А если это случится рядом с Отшельником? Или возле поселения пурпуристов? Мы, конечно же, погибнем, подумала Жанна. Спасая родную планету, умирать не страшно. Эти мысли сейчас не показались ей театральными.

— Нижний предел энергообмена, — оповестил Ларри. — Кольца выходят из строя одно за другим…

Жанна смотрела на приборную доску. На энергетической шкале плавная кривая вспучилась, мгновенно вырастая в узкий пик. О Господи, зашкалило!

Уолли не отрываясь смотрел туда же.

— Неплохо, — сказал он, — по-моему, это…

Космос озарила ярчайшая вспышка. В ту же секунду свет на станции погас.

До самого конца, когда он превратился в пучок фотонов, Противник отчаянно боролся, пытаясь выбраться из западни. Он бился в ней, словно раненый зверь, но клетка оказалась слишком крепкой.

Родственные ему существа во всей Галактике, сидя в глубине туннелей или на теплых безопасных нейтронных звездах, услышали его предсмертный вопль.

Они были ошеломлены.

Такого в их истории еще не бывало.

Пространство исказилось и загорелось ослепительным огнем. Быстро расплывающееся облако света в мгновение ока испепелило Кольца, превратив их в ничто. Коснувшись Разбитой Сферы, прожгло в ней огромную дыру, еще сильнее изувечившую труп когда-то могущественного организма.

Световое облако сжигало все мелкие астероиды, попадавшиеся на его пути, и медленно-медленно уплывало прочь.

Вот теперь дело было действительно сделано.

33. Домой

В детерминированной Вселенной одинаковые воздействия влекут за собой одинаковые результаты. Живые существа, взаимодействуя с неодушевленной материей, быстро смекают, что какие-то манипуляции с ней всегда успешны, а какие-то, наоборот. Мышь не сомневается, что все камни падают одинаковым образом, пока однажды ястреб, заметивший жертву, не опровергнет этого убеждения. Но он может и оставить ее в покое, предпочтя другую добычу; он может в конце концов быть сыт. Во всяком случае, его поведение не укладывается в привычную мыши схему.

Мы, люди, столкнулись с живой, непрерывно меняющейся Вселенной, управлять событиями в которой были практически не в состоянии. Харонцы жили совсем в другом мире. Окружающий их космос был вечным, стабильным, неизменным и очень удобным: в нем не жил никто, кроме самих харонцев. Я полагаю, что различия между людьми и харонцами крайне глубоки, носят фундаментальный характер, и в этом ключ к пониманию того, почему мы в отличие от них одолели Противника. С другой стороны, мышление человека носит импровизационный характер, тогда как мышление харонцев алгоритмично. В будущем нам не следует забывать это.

Ларри Чао. «Операция в системе Разбитой Сферы: итоги», ДатаСтримДрим Пресс, ОбнаПур, 2432.

СИСТЕМА РАЗБИТОЙ СФЕРЫ. Отшельник

Пора было взглянуть на Отшельника: как он выдержал этот безумный фейерверк? Облачившись в скафандры, они отправились на прогулку. Марсия и Джеральд шли впереди, взявшись за руки, Жанна и Ларри приотстали.

Глубокая дыра в нависшей над ними Сфере повергла «отшельцев» в страх. На станции Соколова уже подумывали о новой экспедиции. Прежде чем решить, как строить отношения с живой Сферой, неплохо было бы изучить мертвую.

— Интересно, примут ли харонцы наше предложение о сотрудничестве? — оглянувшись, весело спросил Джеральд Макдугал.

Жанна хмыкнула.

— Сочтет его странным.

— Почему? — Джеральд повернул к ней голову. — Ведь мы же спасли ее, не так ли?

— Да, но мы отнюдь не стремились к этому… Прежде всего мы защищали Землю.

— Это и называется хорошим примером сотрудничества, — с улыбкой сказал Ларри. — Заботься о других, чтобы другие заботились о тебе.

— Я не хочу иметь ничего общего с этими чудовищами! — От досады Жанна даже топнула ногой.

В небе висело одно из колец. Ему тоже не поздоровилось. На нем уже побывала группа инженеров с «Терра Новы»; их доклад был полон оптимизма. Ничего страшного, сообщили они. Связь с Кольцом Харона в Солнечной системе и с Мультисистемой через неделю-другую удастся восстановить. Все рвались домой, мечтая о встрече с близкими, потерянными, казалось, навсегда.

Жанна посмотрела на Марсию с Джеральдом. Две фигурки на фоне багрового неба. Макдугалы — исключение, им все равно, где быть, лишь бы быть вместе. Вот и сейчас, забыв о Ларри и Жанне, они далеко опередили спутников.

Жанну это даже устраивало — ей нравилось быть вдвоем с Ларри. Она, разумеется, была не дурехой-школьницей, млеющей по знаменитости, нет. Жанна теперь не та, что была еще месяц назад, она и сама не заметила, как повзрослела. Во всяком случае, с Ларри она общалась на равных, и он принимал это, как нечто само собой разумеющееся.

Тут было другое. Жанну тянуло к Ларри, потому что она видела в нем отражение собственных черт; в некотором смысле они были, как близнецы. Оба слишком хорошо знали, что такое одиночество и страх. Оба не мыслили жизни без науки. Оба были достаточно независимы.

— Ты не замечал, — негромко спросила Жанна, — что у нас с тобой много общего?

— В самом деле? Никогда не надеялся, что кто-нибудь скажет мне такое. Спасибо. Серьезно, я счастлив, что встретил тебя. Ты видишь во мне не выродка, а нормального человека. Ты не обращаешься ко мне с брезгливой гримасой, да и то, только когда без меня не обойтись. Ты вернула меня к жизни! — Произнеся это признание, Ларри страшно смутился.

Они помолчали.

— Ларри, а что дальше? — спросила Жанна.

Ларри испуганно посмотрел на нее, и она густо покраснела.

— Ты совсем не о том подумал, — срывающимся голосом сказала она. — Я имела в виду Землю…

— А что, собственно…

— Уолли предлагает оснастить эскадру кораблей сигнальными маяками-передатчиками и в конце концов поставить Сферу в известность о нашем существовании. Кроме того, гравитационные Туннели в наших руках. Этого вполне достаточно, чтобы заставить ее прислушаться.

— Ну и? Что же потом? — Ларри пожал плечами.

— Как что? Нам нужно решить, что делать с Землей. И тут за тобой последнее слово, ты ведь у нас специалист по внезапному перемещению планет.

Ларри словно током ударило, он затравленно взглянул на Жанну. Шутит! Ох, идиот! Ларри успокоился.

— Не такой уж и специалист, — подыграл он ей. — Но я тебя что-то не совсем понимаю…

— Да что тут понимать! Как поступить: оставить Землю в Мультисистеме или вернуть в Солнечную? Здесь она могла бы стать неплохой базой для колонизации планет Мультисистемы. Или же, поддавшись ностальгии, отправить ее на место?

82
{"b":"1299","o":1}