1
2
3
...
13
14
15
...
84

У этой коровы пролысина сказал чужак.

Я и сам знаю сказал я.

А ты знаешь как ее вылечить?

Мы сливочным маслом мажем.

А нужен вам Бальзам Эллмана есть у вас Эллман?

Я не знал.

Он оставался в седле и глядел на меня сверху глаза у него были голубые волосы белобрысые а лицо о. загорелое и ему еще 28 не сравнялось куда моложе моей матери. Я подумал он опять к чему-нибудь придерется но наконец он оставил свою лошадь составить компанию больной корове. А попозже я увидел как он идет к хижине и брюки на его кривых ногах перехвачены лентами над коленями.

Я повернулся назад к моей корове и тут как грохнет от серого эвкалипта отвалился тяжелый сук отскочил от крыши хижины и шлепнулся между курами, которые остались боле-мене целы и невредимы. Этот эвкалипт часто терял ветки мы давно привыкли но этот гость очень громко удивился что такое опасное дерево да так близко от человеческого обитания. Если это предназначалось мне так понапрасну по дому и двору других дел хватало но он скоро отыскал вдову в коровнике и собрал вокруг себя ее детей будто навострился стать им отцом.

Когда я подошел то услышал как он объясняет им про серый эвкалипт такой вид рода эвкалиптовых так он сказал знаменитый тем что убивает людей своими сучьями. Он заявил что его прозвали создателем вдов в честь мужчин которых он сразил в цвете их лет.

А мы не боимся сказал я.

Чужак посмотрел на меня а потом снова повернулся к моей матери. Не могу ли я попросить вас одолжить мне ваш топор спросил он.

А у нее топора нету сказал я.

У него нос был маленький широкий и крючком как у попугая и он скосил на меня взгляд через него как сумел. Нед сказала моя мать ты можешь принести мистеру Ганну твой топор. Одной рукой она обняла плечо малыша Дэна а другой погладила по голове Энни и я увидел что моя сестра настолько одобряет этого кандидата насколько не одобряет Гарри Пауэра. Но я не собирался допустить чтоб он стал моим батей и потому я объяснил ему где он найдет топор если хочет его поискать.

Я сейчас его принесу сказала Энни и пошла к хижине и все пошли за ней и собрались чтоб увидеть поразительное зрелище как Алекс Ганн натачивает топор. Когда это представление закончилось он расколол пару поленьев а моя мать глядела так будто никогда прежде такого подвига не видела. Я пошел заняться свиньями хотя это была не моя обязанность а когда кончил то увидел что ухажер вырубил десяток зарубок на стволе серого эвкалипта и из полешек примерно через 30 д. друг над другом соорудил вроде как ступеньки.

Теперь он был готов сотворить чудо и повалить дерево но тут прислали Энни пригласить его в дом и к тому времени когда я помылся и почистился у речки оказалось что его пригласили попировать жареным кенгуру. В эту ночь он спал на столе очень близко от кровати моей матери. Два раза за ночь он вставал и оба раза я был готов подать ему фонарь.

На следующий день Алекс Ганн уехал а Гарри Пауэр вернулся ну просто прилагательная железнодорожная станция он подарил моей матери сапфир и сперва она была очень рада но полдня они пили а посреди ночи поссорились и он уехал.

На следующий день я повалил 3 о. больших эвкалипта у речки без всякой помощи и еще застрелил 4 какаду, которых ощипал и выпотрошил. Энни на ужин испекла какадушный пирог и согласен он вышел очень вкусным.

Когда Гарри снова приехал он преподнес моей матери только что прирезанную ярочку которую застрелил в голову и в зад хотя он не стал объяснять как это произошло. Он остался на ночь и уехал на следующее утро.

Нарочно или случайно Алекс Ганн вернулся почти сразу после от него пахло помадой и он привез новую пеньковую веревку он получил больше благодарности за веревку в 2 шил. чем Гарри за его сапфиры. Вместе с другими я смотрел как он влезал на дерево с веревкой я надеялся он свалится и сломает свою прилагательную шею. В 30 ф. или около того над нашими курами он обвязал самый толстый нависающий сук который затем спилил и спустил на крышу. Моя мать подняла такой шум до чего она им восхищается что велела Энни угостить его поджаркой из ярочки Гарри. Когда поджарка была готова ее требовалось съесть тут же так что стемнело а с серого эвкалипта был спилен всего один сук.

Ганн спал на столе всякий раз чуть он вставал я уже не спал и был рядом с ним будто прилагательный терьер.

Следующую неделю моя мать и я распиливали эвкалипты которые я перед тем повалил у речки потом как могли откатили с помощью рычагов самые большие бревна в одну сторону листья и мелкие ветки мы сложили в кучи чтоб сжечь их когда они высохнут. Можно сказать подвиг но в нашей семье никто и слова про это не сказал. Говорить им хотелось только про Алекса Ганна.

Неделю спустя он привез обручи и кукол и шелковые шарфы для матери и Энни. Мне он дал охотничий нож я его поблагодарил но особого внимания не обратил потому как у нас был платный гость усатый пьяница гуртовщик и он играл со мной в шашки. Думается Алекс Ганн пообещал покончить с деревом с утра то есть я ясно слышал как Энни его дразнила говоря что быть ему человеком на луне которого туда заслал Бог в наказание за то что он рубил дрова в воскресенье.

Он сказал что история эта глупая. Энни сказала что пусть он только выйдет наружу и она с радостью покажет ему человека на луне с его топором и собакой и вязанкой хвороста на спине.

Я вышел в дамки и начал уничтожать шашки гуртовщика и не заметил как они вернулись пока не услышал как Алекс говорит моей мамке.

Миссис Келли говорит он а вы не хотите прогуляться? Ну конечно говорит моя мать. Отложила свою штопку и вышла в ночь с Алексом Ганном.

Я спросил Энни какую еще игру он затеял. В ответ я получил только непонятную улыбку а гуртовщик съел четыре моих шашки и вышел в дамки. И на этом игра оборвалась потому как моя мать вошла в дверь рука об руку с Алексом Ганном и оба они так и сияют.

Энни положила штопку. Щеки розовые глаза блестят и смотрит на меня но даже когда моя мать объявила яснее ясного я был до того перешарашен что до меня не дошло. И только потом я понял что моя тощая сестра выходит замуж за Алекса Ганна.

Я себя считал взрослым но теперь я увидел правду и тяжелый это был удар я до того старался стать мужчиной что оставался ребенком. Глядя на мою сестру я увидел как горят у нее щеки как ее груди блузку натягивают и покраснел подумав чем им теперь дозволено будет заниматься меж собой.

ПАЧКА 3

Его жизнь в возрасте 15 лет

59 листов малого формата с большим содержанием древесины и побуревших. Сгибы, бурые пятна и мелкие прорванности.

Описание бедной ирландской свадьбы на Равнинах Эму. Содержит интересные подробности ученичества автора у Гарри Пауэра вместе с утверждением, что ему это не нравилось. Сведения о географии северо-востока Виктории. Редчайшее описание того, как разбойник Пауэр занимался своим ремеслом, а также подробное (хотя и нафантазированное) объяснение источников богатства преуспевшего скваттера. Этот документ типичен для всей коллекции тем, что содержит рассказ о многочисленных драках. Завершается он первым знакомством автора с тюремной камерой.

Свадьбу Энни и Алекса Ганна сыграли в отеле Оксли мне было 14 л. и там были девочки мои ровесницы но я не умел танцевать и после того как я выиграл прыжки в длину и 1/4 мильный галоп мне стало скучно. Повсюду там бегали дети без присмотра но я ждал у кухонной двери без всякого дела только прикидывая скоро ли подадут обед. От этой двери я мог следить за моей матерью в ее алом платье с турнюром она танцевала с парнем в клетчатом твидовом пиджаке и с мордой как у хорька я про этого безмозглого Билла Фроста. Моя мать только что победила в 1-мильном дамском гандикапе и была о. веселой и счастливой пока не заметила что я за ней наблюдаю. Тогда она бросила своего англичанина и увела меня.

Идем сказала она приподнимая подол своего шикарного платья и протащила меня через скользкую всю в чаду кухню в огород при отеле где мой дядя Лихой Пат Дублинец лежал в лоск пьяный под цистерной. Моя мать даже не взглянула на Лихого Пата а увела меня между нужником и навозной кучей и спросила напрямик как мне нравится ее кавалер.

14
{"b":"13","o":1}