ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока я переезжал речку собаки по-прежнему молчали но я услышал милый знакомый голос моей матери и грубый и нежный в самой ее середке.

Это ты?

Это я.

Я услышал позвякивание уздечки ее лошади но ее не увидел темно было хоть глаз выколи.

Говорит она У меня для тебя милый мой мальчик есть хорошая сильная кобыла и сыр и маринованное мясо вот в этой сумке.

Траппы меня разыскивают сказал я и мне почему-то полегчало когда я это сказал.

Какой-то безмозглый б-н ограбил старика Макбина сказала она и теперь тут кишмя кишат полицейские будто муравьи в развороченном муравейнике. Устроили лагерь у Элевен-Майл и еще в Грете они тут каждое утро раньше солнца и стучат в мою дверь. Ищут твоего дружка Тома Ллойда но сцапают любого на кого у них зуб. Говорят начальство в Мельбурне дает им жару.

Мам лошадь подо мной Макбина.

Моя мать никак не отозвалась.

Мам преступление было Гарри Пауэра и мое.

Гарри говорил мне что ты в Новом Южном Уэльсе.

Гарри много чего говорил мам и сплошь вранье.

Ну это еще одна прилагательная причина чтоб ты взял кобылу. А ты оставь мне макбинского одра я его живо потеряю.

Не только это мам я вернулся домой сказать тебе что подстрелил Билла Фроста. Не мое дело было стрелять в Билла Фроста и я жалею ну прямо не знаю как.

Это Гарри стрелял он мне сам сказал.

Гарри врет и не поперхнется никто из нас и вообразить не может какой он врун.

Наступило долгое молчание и я не видел и не чувствовал о чем думает моя мать.

Седло тоже краденое спросила она.

На нем инициалы мистера Макбина.

А часы где надеюсь у тебя их нет.

То что от них осталось у Гарри.

Ну так оставь и лошадь и седло потом садись на мою кобылу и уезжай в Вомбатские Кряжи.

Ну мам я не могу чтоб Том отбывал мой срок.

Господи Нед ты думаешь Ллойды сделали бы для тебя то же?

Я спешился привязал Дня к изгороди и наконец моя мать пошла за мной в нашу хижину.

Наши две кенгуровые собаки были заперты там чтоб они не предупредили шпиков о моем приезде. И теперь они убежали в темноту. Едва мы вошли как горе моей матери стало яснее ясного но она повернулась ко мне своей крепкой белой спиной показывая свои чувства одному только огню.

Было уже за полночь когда я вошел но один за другим мои братья и сестры появились из-за занавесок. И 1-ой была Магги она пахла свежей землей и кипяченым молоком и повела меня за руку знакомиться с нашей новой сестренкой Эллен. Дочка Билла Фроста была не больше хлебной горбушки. Она спала в ящике из-под фруктов на столе и если мусор когда-нибудь оборачивался золотом так это была она.

В этот горький час когда моя мать узнала что я не стану спасаться от кары она велела Магги расстелить нашу лучшую скатерть а потом когда Кейт сползла со своей постели она послала ее принести тарелки с ивовым узором из тайника. Она отправила Дэна вычистить его грязные ногти а сама зажгла 4 хороших восковых свечи и расставила их через равные промежутки разметив по одному месту для каждого Келли будто это был рождественский обед. Вот так зевающие дети сели за стол а моя мать открыла битком набитую сумку которую приготовила для моего бегства.

Когда Магги увидела все что наготовила для меня разложенным на столе она начала плакать и тут же Грейси заплакала за компанию и Кейт была вот-вот готова присоединиться к хору а потому я рассказал им про хитрости Дня и как я чуть не застрелил его вместо кенгуру.

Кейт и Грейси мои истории очень понравились они съели свой праздничный пудинг и скоро уже снова спали за занавесками. Дэн сказал что он не девчонка и спать не будет а будет охранять меня но о. скоро начал клевать носом и я уложил его свирепое маленькое 8-летнее тельце в его постель.

Джем поклялся доставить мерина Макбина в Уинтон и привязать где-нибудь у пруда а потому я вышел попрощаться с Днем и сказал ему что никогда его не забуду он был самым смелым конем на каком я когда-нибудь ездил. Вернувшись я увидел что моя мать положила на середину стола пакет он был завернут в папиросную бумагу и я подумал что это одежка для маленькой. И только когда она развернула его передо мной я узнал 7-фт. зеленый кушак, который мистер Шелтон дал мне так давно в Авенеле. ЭДВАРДУ КЕЛЛИ В БЛАГОДАРНОСТЬ ЗА ЕГО МУЖЕСТВО СЕМЬЯ ШЕЛТОН.

Надень его сказала она а глаза у нее были яростные и полные слез. Я сделал чего она хотела и когда я перепоясался кушаком я снова сел и тогда моя мать села рядом. со мной и взяла мою руку и погладила мое запястье. Вот так мы ждали жестокого утра когда пожнем горький урожай которым Гарри Пауэр засеял нашу землю.

* * *

На заре сержант Уэлан арестовал меня а затем забрал от моей семьи и под проливным дождем препроводил в Беналлу я понятия не имел какие силы на меня ополчились. Я знал что помог отнять лошадь и часы у друга полицейского комиссара но так мало знал про этот класс что не мог вообразить даже пуховую подушку Макбина. Я был жирной личинкой под корой не знающей что на свете есть кукабурры не способный вообразить их свирепый клюв и расправу в их свирепом и злобном глазу.

Камера была той же что раньше и я ждал что Уэлан меня изобьет но он сделал похуже забрал мой кушак и пояс и шнурки он послал сообщение полицейскому комиссару Стэндишу точкаточка тиретире и скоро имя Неда Келли было произнесено внутри помещений комиссара в 100 мл. оттуда в Мельбурне и еще вечер не настал как суперин Николсон и суперин Хейр были отправлены в Беналлу допрашивать меня и вот по этой скверной ухабистой мельбурнской дороге поспешали два полицейских высокого чина. Они были масло + вода, мел + сыр и разницу эту ихняя щегольская форма совсем не прятала. Дождь лил все время пока они тряслись через Большой Водораздельный Хребет сидя внутри кареты положив на колени фуражки с серебряным галуном. Мне было 16 лет и я понятия не имел что они едут сюда.

Во вторник 10-го мая после завтрака хлебом и водой меня в наручниках доставили из моей камеры в комнату в полицейском управлении Беналлы. Я очень удивился увидев двух полицейских высокого чина я почуял запах их власти точно дамских духов. Говорил со мной подтянутый красивый Хейр а крепкий старый Николсон смотрел в окно будто его куда больше интересовало как коновал обтачивает зубы у лошади сержанта Уэлана.

Хейр был широкоплечий и выражался по-шикарному он мрачно сидел за столом кедрового дерева и старался запугать меня своими голубыми английскими глазами он перечислил грабежи которые я якобы совершил с Гарри Пауэром.

Он спросил меня что я скажу на это.

Я сказал что ему надо бы разорвать ордер на арест моего двоюродного брата Тома Ллойда.

Он прочистил свою трубку странной такой серебряной штучкой ну прямо хирург. Табак он держал в кожаном кисете с серебряными заклепочками он сказал что арестует Тома Ллойда и оставит под замком навсегда если захочет и еще он сказал что Тома Ллойда укрывала моя мать а потому у нее теперь можно отобрать участок согласно Земельному закону от 1865.

У вас нет никаких доказательств сказал я.

Он ответил что посадит мою мать в тюрьму если пожелает и всех моих братьев + дядьев + двоюродных братьев и ему все равно если мы плодимся как кролики потому как он запрет и матерей и младенцев. Когда он встал точно длинный глист развертывался у тебя на глазах тошно было смотреть какой он длинный 6 фт. 3 д. ростом даже 6 фт. 4 д. с изящными такими ступнями.

Я заставлю тебя пожалеть что ты даже глаза поднял на мистера Макбина сказал он и вышел из комнаты.

А Николсон остался выглядел он старым и усталым и много добрее чем англичанин. Он спросил сколько акров у моей матери а когда я ему вежливо ответил осудил Земельный закон и сказал что просто преступление засевать пшеницей край хороших пастбищ. Он спросил не хочу ли я чтоб с меня сняли мои браслеты и я его поблагодарил а он придвинул мне стул и доверительно сказал что Хейр очень злопамятный п-ц и мне не след ему перечить. Вам следует дать ему кое-какие сведения для вашей же собственной пользы сказал он самой чуточки будет достаточно. Я знаю старина Гарри ваш приятель.

33
{"b":"13","o":1}