1
2
3
...
70
71
72
...
84

«Морнинг Кроникл» 11 декабря 1878

ОГРАБЛЕНИЕ СТАНЦИИ ФЕЙТФУЛ-КРИК

Усадьба станиии Фейтфул-Крик протянулась на три мили вдоль железнодорожной ветки из Юроа на расстоянии всего лишь броска камня от железнодорожного полотна. Вскоре после полудня в понедельник работник станции по фамилии Фицджеральд обедал у себя в хижине, когда к двери неторопливо подошел бушевик и, вынув трубку изо рта, осведомился, не тут ли мистер Макколи, управляющий. Фицджеральд ответил: «Нет, он возвратится ближе к вечеру». Бушевик сказал: «Ну, не важно, дело подождет».

Фицджеральд продолжал свою трапезу, но дверь его хижины была открыта, и он ясно увидел, как бушевик поманил каких-то людей в отдалении. Завершая свой обед, Фицджеральд увидел, как двое весьма грубого вида субъектов присоединились к бушевику. Они вели на поводу четырех превосходнейших лошадей в великолепном состоянии. Все четыре были гнедыми.

3 гнедых одна серая

Затем бушевик направился к усадьбе.

Он был очень красив, выше 6 фт. роста, соответствующего телосложения

Супруга мистера Фицджеральда была в то время занята домашними делами на кухне усадьбы. Почтенная женшина была немало удивлена, что бушевик вошел без приглашения, и она спросила, кто он такой и что ему нужно. Он сказал: «Я Нед Келли, но не бойтесь, мы никакого вреда вам не сделаем, но не откажемся перекусить и задать корму нашим лошадям, больше нам ничего не нужно».

Миссис Фииджеральд тут же позвала своего мужа, который незамедлительно пришел. Супруга познакомила его с бушевиком, говоря: «Это мистер Келли, он хотел бы перекусить и задать корма своим лошадям». К этому моменту Келли уже вытащил свой револьвер, и Фииджеральд, зная, что перед ним Мэнсфилдский Убийца, сказал: «Ну конечно, если джентельменам угодно перекусить, то о чем может быть речь». Затем Нед Келли вступил в разговор с Фицджеральдом, особенно расспрашивая о числе людей, работающих на станции. На все вопросы были даны удовлетворительные ответы.

Пока происходило все это, два других человека, одним из которых, как стало известно теперь, был Дэн Келли, усердно задавали корм лошадям. Четвертый человек стоял у ворот, очевидно неся дозор.

Затем Келли отвел мистера Фицджеральда в здание, использовавшееся под склад, и запер в нем, все время заверяя его, что никому никакого вреда причинено не будет. Когда работники станции начали возвращаться в свои хижины на обед, им очень спокойно предлагалось поднять руки, затем их уводили на склад и запирали с Фииджеральдом, над ними не учинялось никакого насилия, так как они не оказывали никакого сопротивления.

3 из этих людей много лет знали надежный характер Э. Келли

Ближе к вечеру с объезда вернулся мистер Макколи, управляющий, и на мосту через речку с удивлением заметил тишину, окутывающую усадьбу. Приближаясь к складу, он услышал оттуда, голос мистера Фицджеральда: «Здесь Келли. Вам надо поднять руки». Он не поверил, но тут из дома вышел Нед Келли и, наведя на него свой пистолет, приказал ему поднять руки. Макколи, не спешиваясь, сказал: «Какой смысл грабить станцию? Лошадей лучше ваших у нас нет». Тут Келли повторил, что ему требуется корм и еда; и еще, добавил он, место, где бы могли переночевать он и его люди.

Макколй все еше отказывался поверить, что это действительно шайка Келли, но тут из дома вышел Дэн Келли, и он «эту безобразную физиономию», по его выражению, узнал по портретам, уже напечатанным в газетах.

У Д. Келли ясные голубые глаза, сильные скулы, сильное и красивое лицо

Тогда Макколй сказал братьям Келли: «Ну, раз мы должны оставаться тут, почему бы нам не устроиться поудобнее и не подзакусить?» Он увел их назад в дом. Келли, однако, были очень осторожны. Они озаботились, чтобы кто-то из их пленников первым пробовал пищу, опасаясь яда. И за стол все вчетвером не садились. Двое ели, а двое других несли дозор, пока их не сменили. И вторая пара как раз доедала мясную похлебку миссис Фииджеральд, когда донесся крик, возвещающий о появлении нового приезжего, коробейника в повозке, запряженной двумя лошадьми. Это был мистер Глостер,

С точностью до минуты

который держит лавку в Сеймуре, но часто объезжает окрестности со всякой одеждой и разным галантерейным товаром.

Нед Келли крикнул ему, чтобы он поднял руки, но Глостер не понял опасности и начал распрягать лошадей, как было у него в обыкновении. Дэниел Келли немедля поднял пистолет и намеревался выстрелить, но Нед Келли ему помешал. Макколи также крикнул мистеру Глостеру, чтобы он повиновался, или прольется кровь. Глостер, видимо, весьма упрямый субъект, не обратил внимания на угрозы Келли и мольбы управляющего, он продолжал заниматься, чем занимался. Нед Келли прижал свой револьвер к шеке Глостера и приказал ему слушаться или он вышибет его … мозги. Тут в пыльном дворе разыгралась настоящая драма, и только старания мистера Макколи воспрепятствовали Келли застрелить Глостера. Дэн Келли жаждал крови, во всяком случае, он изъявил горячее желание «всадить пулю в … подлеца». Затем Глостера заперли на складе, и четверо грабителей принялись рыться в товарах несчастного, и каждый подобрал себе новую одежду. По воле случая сидела она на них как влитая.

Вот уж поистине странное совпадение

И вскоре все четверо преобразились в щеголей, шедро опрыскиваясь духами, которые нашли в фургоне.

Э. Келли надел голубой пиджак коричневые твидовые брюки и жилет, сапоги с резинками и коричневую фетровую шляпу

Перед тем, как устроиться на ночлег, Келли открыли дверь склада и выпустили запертых там подышать свежим воздухом, но все это время держали револьверы в руках и неусыпно следили за своими пленниками. Пока они все вместе курили трубки, завязался дружеский разговор. Нед Келли сказал: «Я часто видел полицейских и слышал их часто. Будь я убийца, то мог бы поубивать их в любую минуту, когда захотел бы». Он много говорил о своей матери, которая, настаивал он, заключена в тюрьму несправедливо и жестоко разлучена со своим новорожденным ребенком. Он дал ясно понять, что сдастся, если правительство освободит его мать.

Неправда. Он никогда этого не говорил. Он ни за что не сдался бы

ВЫВЕДЕНИЕ ИЗ СТРОЯ ТЕЛЕГРАФНЫХ ЛИНИЙ

Заперев своих пленников на ночь, двое членов шайки легли спать, а оставшиеся несли дозор. Рано поутру они уже были на ногах, и после завтрака вожак послал одного из членов шайки повредить телеграфные провода. К западу от полотна тянется линия железнодорожного департамента, а на противоположной стороне четыре линии, обслуживающие колонию. Они подвешены на легких металлических столбах. На железнодорожном телеграфе керамические изоляторы были разбиты, и провода упали на землю. Однако остальным линиям были причинены гораздо более серьезные повреждения: негодяи взяли крепкие сучья, повалили семь-восемь чугунных столбиков, а затем запутали провода в нерасплетаемый клубок. Келли, казалось, очень тревожились, когда мимо проезжали поезда. Из усадьбы были ясно видны пассажиры, глядевшие на порванные телеграфные провода. Однако только в разгар дня поезд остановился и из него вышел человек. Он оказался обходчиком из Беналлы, отправленным узнать, что произошло. Едва поезд отошел, как его схватили и заперли на складе. После этого Нед Келли подошел к мистеру Макколи и попросил его написать ему чек на Национальный Банк в Юроа. Макколи мужественно отказался это сделать,

Он ничем не рисковал и знал это

но, обыскивая его письменный стол, Келли нашел чек на 4 фунта и несколько шиллингов. Он сказал, что для его намерений этого достаточно. Шайка приготовилась к отъезду, Келли сказал, что они едут в город и все, включая мистера Макколи, будут заперты на время отсутствия шайки. Один из шайки по имени Берн

71
{"b":"13","o":1}