ЛитМир - Электронная Библиотека

Песнь седьмая

Беатриче говорит о грехе и искуплении, о творении посредственном и непосредственном.
1. – Осанна Богу истины и силы,
Которого сиянье сих блаженных
Духов огни сугубо просветлило![87]
3. Так снова к миру песен вдохновенных
Вернулась сущность та, блестя в повязке
Удвоенной красой лучей нетленных.[88]
7. С другими свет умчался в стройной пляске,[89]
Сверкая, как на синем небосклоне
Блестящих искр во тьме сверкают глазки.
10. – Скажи скорей, скажи своей Мадонне»,
Скажи ей все», – мне сердце говорило:
Где ты вождя отыщешь благосклонней?
13. Все ж то почтенье, что мне сродно было
При буквах В и ИСЕ, – мощной властью[90]
Как сонному мне голову клонило.
16. Но Беатриче молвила, участье
Являя мне улыбкою столь сладкой,
Что дать могла сжигаемому счастье:
19. – Как верно мне гласит моя догадка,[91]
В возмездье должном справедливым карам
Не видишь ты законного порядка.
22. Но положив конец сомненьям старым,
Тебя терзать я не желаю доле
И подарю великих истин даром.
25. Не потерпев узды полезной воле,
Муж не рождённый получил проклятье,
И проклят род, что произошел оттоле; —
28. И род его погиб бы без изъятья,
Не будь тот праотец людскому роду
Всевышнею избавлен благодатью.
31. И со Творцом далекую природу
Любви предвечной действом слило Слово,
Решению предвечному в угоду.
34. Внимательней меня ты слушай снова:
Природа вся в начале, возникая,
Была к общению с Творцом готова,
37. Хотя сама себя лишила рая,
От жизни и от истины небесной
Свой путь по произволу отвращая.
40. Венец терновый с тяжкой мукой крестной
Природе, что приял за нас Распятый,
Был справедливой карою возмездной.
43. Несправедлива ж кара та стократы,
Когда мы личность примем в счет, какою
Мучения те были все подъяты.
46. Та смерть рождает следствие двойное:
Она приятна Богу и евреям;
Рай чрез нее открылся пред землею.
49. Еще ты помни: суд над Назореем
Свершал единый судия законный,
Которого мы на земле имеем.
52. Твой ум, от мысли к мысли увлеченный,
Теперь, я вижу, в новом сплетенье
Запутался в сети неразрешенной.
55. Ты говоришь: мне эти рассужденья
Понятны; но зачем путь столь жестокий
Был надобен для нашего спасенья?
58. Брат, тайна та темна земному оку
И не вместится в разуме убогом,[92]
Что не согрет лучом любви глубокой;
61. Но ты поймешь, по размышленье строгом,
Что путь, который вам столь ненавистен,
Достойнее всех прочих признан Богом.
64. Есть благость, пламень коей бескорыстен,[93]
И самобытным светом он сияет,
Первоисточник всех красот и истин.
67. Что без посредства благость та рождает,[94]
То бесконечно, ибо неизменна
Ее печать во веки пребывает.
70. Что без посредства, от нее рожденной, —
И не зависит и вполне свободно
От силы всяческой второстепенной.
73. Чем существо с ней будет ближе сродно, —
Тем рвенья в нем священного начаток
Сильней, и тем оно с ней боле сходно.
76. В природе человека отпечаток
Ее полней, чем в прочем всем; но вредно
Хотя б один иметь ей недостаток.
79. Тем недостатком служит грех наследный;
Затем-то полнота ее сиянья
На человеке искрится столь бледно.
82. И человек в первоначальном сане
Мог возблистать лишь только, очищая
Грязь похотей святым огнем страданий.
85. Но праотца грехом природа злая
Была обречена на зло и бедства
И навсегда отторгнута от рая.
88. И чтобы то печальное наследство
На прежний сан переменить, лишь было
Возможно для Всевышнего два средства;
91. Иль чтобы милость Божья грех простила,
Иль чтоб свои грехи Адама чадо
Страданьем добровольным искупило.
94. Так, углубив в совет предвечный взгляды,
Ты мне теперь внимай, чтоб убедиться,
Зачем нам искупленье было надо.
97. Ведь человек в естественной границе
Грех возместить свой быть не мог способен,
Бессильный к послушанью возвратиться.
100. За не непослушаньем был он злобен
И до конца испорчен был душою;
Путь первый, значит, был бы неудобен.
103. II нужно было, чтоб Своей рукою
Бог совершил деянье искупленья
Одним из этих средств – иль чрез обои.
106. Но чем дороже для Творца творенье,
Чем сердца создающего благого
Полней оно являет отраженье;
109. И благость вечная сама готова,
Свое спасая в мире отблистанье,
Пустить все средства, чтоб поднять нас снова.
112. Величественней не было деянья
(И не могло произойти иначе)
Меж первым и последним днем создания!
115. Зане, спася его самоотдачей,
Не просто даровав ему прощенье, —
Великодушнее Господь тем паче.
118. Иные средства были малоценней
Пред вечной правдой, если бы Сын Божий
Сам не унизился до воплощенья.
121. Но я и прочие сомненья тоже
Тебе рассею, чтобы понимая
Твои глаза с моими были схожи.
124 Ты говоришь: На воздух я взираю[95]
И на огонь, как это быстротечно
Все погибает, в порче исчезая,
127. А будь они субстанцией – конечно,
Они б тогда не делались негодны,
Не портилися, существуя вечно,
130. Брат! Ангелы с той областью свободной,
Что зрим мы, пребывают лишь такие,
Как созданы в их цельности природной;
133. А названные мной сейчас стихии
Со всем из них возникшим, – породило
Воздействие одних сил на другие.
136. Лишь вещество их создано, и сила,
Дающая им образ, в поднебесье
Витает, где вращаются светила.
139. Из вещества живого звезд, под смесью
Влияний, жизни низменной животной
Родится бытие и равновесье.
142. А наш дух без посредства от бесплотной
Субстанции рожден, что зажигает
Любовью негасимо доброхотной.
145. Отсель и воскресенье истекает,
Коль скоро размышлять о том ты станешь,
Как тело человека возникает,
148. Или про прародителей вспомянешь.
вернуться

87

В оригинале эта первая терцина по латыни с примесью еврейских слов:

Osanna sanctus Deus Sabaoth,
Superillustrans claritate tua
Felices ignes horum malaboth!
вернуться

88

Указание на двойную заслугу Юстиниана – как законодателя и как завоевателя.

вернуться

89

Блаженные духи в одежде света выражают свое блаженство круговой пляской, которая тем оживленнее, блестящее и быстрее, чем выше степень их блаженства и радости. Многие находят такое выражение блаженства излишне низменным и земным; но что можно отыскать более величественного, чье круговое движение звезд во вселенной?

вернуться

90

Bice – уменьшительное от имени Беатриче.

вернуться

91

Следующее – третье из систематических поучений относительно главных пунктов христианского познании, – вращается около двух главных мыслей: 1) почему необходимое для искупления распятие Христа явилось грехом для иудеев и было отмщено Титом (с 20–26) и 2) почему Бог избрал именно этот путь для искупления, когда (по Григорию Великому и Фоме Аквинскому) возможны и другие пути (ст. 58 – 120.)

вернуться

92

Дух напрасно стремится проникнуть в божественные тайны, когда он еще не дозрел до них на огне любви.

вернуться

93

Превосходное выражение мысли, что миротворенье, как и искупление есть лишь акт безграничной божественной любви.

вернуться

94

Все, что сотворено Богом непосредственно (в отличие от того, что сотворено им через посредство таких непосредственных созданий), одарено высшими и драгоценными преимуществами, – бессмертия, свободы от всего «нового» т. е. от законов посредственного творчества, и богоподобием. Такие же преимущества имел и человек в своем до греховном состоянии. После грехопадения он утратил два последние, сохранив лишь первое – бессмертие как души, так и тела.

вернуться

95

В ст. 67. Беатриче выразилась, что все созданное Богом непосредственно, – бессмертно. Теперь она поясняет, почему мы видим кругом, что многое имеет конец и смертно. То, что смертно, создано не непосредственно Богом, а чрез посредство тех сил, которые, как сказано уже выше, он сообщил небесным светилам. Поэтому и тело человека, созданное в лице прародителей непосредственно самим Богом, бессмертно и воскреснет снова в день страшного суда.

7
{"b":"130","o":1}