ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прибыл лифт, и все пятеро с трудом втиснулись в него. Не дожидаясь распоряжений, двое солдат неловко опустились на колени в этой тесноте. На каблуках сапог Ромеро имелись едва приметные кнопки, и солдаты нажали на них — каждый со своей стороны, включив спрятанные в подошвах сапог электромагниты. Таким образом ботфорты Ромеро становились пригодными для ходьбы по коридорам станции в условиях невесомости. Сапоги изготовили по особому заказу капитана. Они выглядели гораздо лучше, чем стандартные магнитные ботинки, которые портили впечатление от черной блестящей формы.

Дверь лифта открылась, последовала недолгая задержка — эскорт переобувался, меняя обычные ботинки на магнитные. Наконец шествие к третьему причалу было продолжено. Глава эскорта открыл люк, и все пятеро вышли в центр просторного помещения. Солдаты старались ступать как можно тише в своих клацающих ботинках.

Прежде всего Ромеро ошеломила вонь — впрочем, он признавал, что бедняги подчиненные в этом не виноваты. Лейтенант Генри захватил корабль несколько недель назад, а на отбитом у противника корабле некогда заботиться о гигиене. И все-таки стоит намекнуть Генри, чтобы в будущем ВИ предоставляли возможность помыться. От них распространялся тошнотворный запах.

На лице Ромеро не дрогнул ни один мускул, оно по-прежнему сохраняло выражение, приличествующее случаю и суровому, но справедливому командующему. Он внимательно разглядывал людей, которым предстояло заменить бывший технический персонал станции. Досадно, что весь персонал «Ариадны» забрали на главный штурмовой флот для предстоящего нападения на Новую Финляндию, но таково уж веление времени, и ничего теперь не поделать.

Впрочем, что это за замена? Пестрая шайка, сброд всех цветов радуги, как и все ВИ, которых привозили на станцию прежде. Очевидно, эти недоумки не могли взять в толк, как нелепо смешивать расы. А их женщины! Подумать только, женщины у них не только имеют право быть военными, но и превосходить по званию мужчин! Лейтенант Генри сообщил, что застреленный им командир «Венеры» тоже оказался женщиной, да еще чернокожей.

Ромеро пристально вгляделся в мужские лица в толпе, Как они опустились! Неужели они были обязаны выполнять приказы какой-то негритянки?

Наконец Ромеро завершил осмотр и заговорил:

— Приветствую всех вас! Добро пожаловать на орбитальную станцию гардианов «Ариадна». Я — капитан Льюис Ромеро, командующий ОСГ «Ариадна». Прежде всего проясним ваш статус: вы не военнопленные, вы вообще не пленники. Вы находитесь под юрисдикцией гардианов из планетарного содружества Столицы. По законам гардианов, вы являетесь военнообязанными иммигрантами, сокращенно — ВИ, и имеете такие же права и обязанности, как и любые другие иммигранты.

Ромеро не упомянул, что иммигрантов другого рода здесь попросту не существует. ВИ должны были вскоре узнать об этом сами.

— Итак, вас привезли сюда работать. Трудитесь на совесть, помните о своих обязанностях, и большинство из вас получит гражданство. Но ленивые, безответственные и отказывающиеся подчиняться приказам ничего не добьются, более того — дорого заплатят за свои проступки, — Ромеро сделал многозначительную паузу и продолжал уже более добродушно: — Но я уверен, что таких затруднений не возникнет. Вы здесь для того, чтобы работать. Работайте как следует, и вы заслужите хорошее отношение к себе. Думаю, это никому не повредит. Сержант Мосгроув распорядится, чтобы вас проводили в казармы, и… предоставили возможность привести себя в порядок. А затем вам объяснят ваши обязанности, — Ромеро повернулся, собравшись уходить, когда высокий и чистый голос окликнул его.

— Прошу прощения, капитан, — смело произнесла Синтия Ву, — но позвольте сказать вам напрямик: как бы вы ни старались приукрасить истину, нас похитили и привезли сюда как квалифицированную рабочую силу, иными словами — рабов. Это верно?

Ромеро вспыхнул. Немыслимое оскорбление! И от кого — от какой-то несчастной китаянки! Поразмыслив, он предпочел не отвечать ей — найти достойный ответ оказалось затруднительным делом. Взяв себя в руки, Ромеро позвал:

— Сержант Мосгроув, можете начинать расселение заклю… то есть иммигрантов. — С этими словами он повернулся и покинул помещение в сопровождении безмолвного эскорта.

Мосгроув козырнул в спину уходящему капитану Ромеро и проследил, как он покидает причал вместе со своими телохранителями. Сержант не скрывал презрения: девчонка оскорбила командующего станцией, а Ромеро стерпел! Этому Ромеро, при всем внешнем лоске, не хватало твердости. У настоящего командира эту узкоглазую шлюху давным-давно превратили бы в кровавое месиво в назидание остальным. Но если капитан предпочел пропустить оскорбление мимо ушей, пусть пожинает плоды своей мягкотелости.

— Внимание! Сейчас вы будете разбиты на группы по шесть человек и расселены по каютам. Чем скорее мы закончим, тем раньше вы сможете помыться и перекусить.

Шло время. Заключенные курсанты постепенно узнавали, что представляет собой их новый дом и тюрьма.

«Ариадна» была типовой станцией, она состояла из трех цилиндров, укрепленных на общей оси и напоминающих три огромные консервные банки, поставленные друг на друга. Здесь их называли попросту «цилиндр А», «цилиндр В» и «цилиндр С». Центральный цилиндр вращался, имитируя притяжение, соответствующее притяжению Столицы, — оно составляло 1,13 притяжения Земли. В двух других цилиндрах, А и С, поддерживались условия невесомости.

«Ариадна» была центром связи и управления движением космического транспорта, здесь имелись орбитальные буксиры и другие суда, отсюда указывали орбиты космическим кораблям, движущимся вокруг планеты.

Станция представляла собой мрачное, неуютное место — по крайней мере, те ее отсеки, где держали заключенных курсантов. Как на всех орбитальных станциях, где притяжение поддерживалось с помощью вращения, ближе к оси сила тяжести уменьшалась.

Люсиль и Синтию поместили в маленькую, аскетически полупустую каюту вместе с еще четырьмя женщинами. Каюта располагалась на третьей палубе, в жилой зоне, ближайшей к области нулевого притяжения. Всех «военнообязанных иммигрантов» поселили на третьей и четвертой палубе. Первую и вторую палубы занимали служебные помещения командования и связи. Шестая палуба была наиболее удаленной от оси вращения и вмещала офицерские каюты, лазарет, склады и некоторые ремонтные мастерские.

Помещения, отведенные для ВИ, были единообразно выкрашены в серо-стальной цвет, освещение здесь было тусклым — гардианы экономили энергию. Каюты оказались крохотными, неудобными и душными. Их скудная мебель не убиралась в стенные перегородки, сделать каюты хоть немного просторнее было невозможно. Койки в них были привинчены к полу, как и единственный стул — алюминиевый, вечно холодный, на который не хотелось садиться. В каютах не предусматривалось никаких шкафов, и потому, чтобы соблюдать порядок, приходилось держать все вещи в рюкзаках. Сами рюкзаки занимали большую часть каюты. Шестеро женщин договорились ради удобства класть рюкзаки днем на койки, а перед сном сваливать их в один угол.

Гардианы не теряли времени, подыскивая работу для новых «иммигрантов». По-видимому, ВИ были предназначены, чтобы заменить персонал станции, переведенный на другие работы. Заключенных спешно готовили к выполнению технических работ на станции — зачастую стимулом для этой учебы становилось приставленное к виску оружие.

Синтия ничем не поплатилась за свою дерзость, но пленники быстро поняли: ее случай следует считать редкостным исключением. Несколько курсантов попытались протестовать и были жестоко избиты. По крайней мере, из своих намерений в отношении В И гардианы не делали тайны. Они с удовольствием давали ВИ понять, какая участь ждет их в случае неповиновения. Протесты и наказания продолжались, но это ничего не меняло. Бывших курсантов, ныне ВИ, держали на орбитальной станции «Ариадна» независимо от того, нравилось им это или нет. Побег отсюда был немыслим: гардианы контролировали все оружие, запасы пищи и воды.

3
{"b":"1301","o":1}