ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Останься пока на связи, Сэм. Ты же знаешь, так быстро поиск не делается.

До этого момента Сэм Шиллер ни о чем не беспокоился. Небольшие неполадки были обычным явлением на станции. Но на этот раз случилось что-то непонятное. Замолчав, он услышал, как Синтия начала фальшиво насвистывать.

Синтия никогда не свистела — это было не в ее характере. И мелодия показалась Сэму странной — простенькой, из тех, что привязываются надолго. Синтия считалась знатоком классической и атональной музыки. Но мелодия была знакомой — какая-то давняя популярная песенка, привезенная кем-то на учебную базу разведслужбы и с тех пор приевшаяся веем до тошноты. Такие песенки накрепко врезаются в память… Но почему-то она стала особенно популярной среди курсантов. В чем же дело? Шиллер припомнил, как ВИ напевали ее, поддразнивая…

Ну конечно! Песня называлась «Люсиль в алмазном небе». Еще на «Венере» ее пели, чтобы подшутить над Колдер.

Но Ву не любила шутить. Когда-то Шиллер считался острословом, но здесь, в логове врага, его юмор куда-то улетучился, сменившись параноидальным воображением.

— Постой, Синтия, тебя слишком плохо слышно. Переключись на наушники, и я сделаю то же самое.

— Подожди… — Шиллер услышал щелчок. — Да, я переключилась.

Шиллер приставил ко рту крохотный микрофон.

— Теперь, если я буду говорить негромко, с этой стороны нам никто не помешает. Ты хотела что-то сообщить?

— Вот именно.

Значит, над душой у нее стоит какой-то гардиан. По крайней мере, охранник Шиллера находился в другом конце комнаты.

— Все ясно. Что-то случилось, а из-за наших нянек ты не можешь об этом сказать. Он слышит твой голос, но не мой.

— Ты прав, — подтвердила Синтия непривычно фальшивым тоном.

— Так кто улетел на той шлюпке?

— Тебе придется поверить информации, которую я передам чуть погодя, Сэм. Если мы справимся и не упустим время, все будет в порядке.

— Понятно: в шлюпке Колдер, и ты хочешь, чтобы я прикрыл ее. Но что, черт возьми, происходит?

— Не стоит об этом, Сэм. Подожди. — Последовала долгая пауза. — Судя по показаниям радара, шлюпка совсем рядом. Возможно, нам понадобится связаться со службой поиска и спасения.

Сэм Шиллер всегда страдал от своей медлительности и был только рад слышать, как быстро Синтия нашла выход. Служба поиска и спасения вопреки пышному названию представляла собой один-единственный дряхлый грузовой корабль и двух пилотов-гардианов, которых было трудно застать бодрствующими. Чем дольше потребуется будить их, тем больше времени пройдет, прежде чем кто-нибудь поймет, что совершен побег, и поднимет по тревоге команду истребителей. А благодаря Синтии в записях не будет ни единого намека на то, что бегству способствовали ВИ.

Если, конечно, кто-нибудь из гардианов не подключился к связи — в этом случае их обоих расстреляют. Шиллер набрал код вызова службы поиска и спасения и тихо выругался. Вот здесь ему как раз требовалось действовать помедленнее.

По крайней мере, раны, оставленные лазерным оружием, не кровоточили, хотя дьявольски болели. Рана выглядела не так уж плохо — алая полоса тянулась по мизинцу и запястью Люсиль. Впрочем, кожа вокруг нее уже начала вспухать.

Времени принимать обезболивающее или перевязывать рану не оставалось. Надо было как можно скорее оказаться вне досягаемости радаров. Уже второй раз Люсиль летела на корабле гардианов, не зная его названия — если, конечно, шлюпкам класса «Герой» вообще давали названия. Возможно, их заменяли номера.

Люсиль покинула «Ариадну», на полную мощность запустив маневренные двигатели, теперь же она развернула корабль и приготовилась к обратному запуску. Надо только оказаться подальше от станции, а потом у нее найдется время заняться раной.

Перебрав несколько кнопок, она отключила инерциальный треккер и ввела координаты. Понадобилось несколько часов, чтобы вместе с К'астилль определить, куда должна приземлиться шлюпка. Аборигенам Заставы были непривычны координатные системы людей, но дело обернулось бы гораздо хуже, если бы Люсиль пришлось разбираться с картами зензамов. К'астилль ждала ее в нескольких сотнях километрах к северу от лагеря гардианов.

Люсиль понимала: приземлившись в другом месте, она может не рассчитывать остаться в живых.

Если бы ей повезло, место ее приземления оказалось бы на дальней стороне планеты по сравнению с нынешним положением шлюпки, а сама планета скрыла от станции ее маневры. Но на» этот раз удача отвернулась от нее. Люсиль замысловато выругалась, когда навигационный компьютер сообщил, что место приземления находится в данный момент почти под шлюпкой. Гардианам будет прекрасно видно шлюпку на протяжении всего полета. Досадно.

Но в общем, время чертовски подходило для осуществления задуманного плана. С минимальными затратами энергии она приземлится на расстоянии ста восьмидесяти градусов от того места, где находится сейчас. Люсиль проверила карту компьютера инерциального наведения. Противоположную сторону планеты занимал океан. Две минуты спустя двигатели безымянной шлюпки взревели в обратном запуске.

Двадцать минут… Синтия Ву чувствовала, как пот струится изо всех пор ее тела. Двадцать вшивых минут — вот все, что они с Сэмом сумели выиграть для Люсиль. Теперь предстоял настоящий ад. На третьем причале обнаружили двух гардианов — один был мертв, другой — серьезно ранен. Отряд пилотов на станции «Нике» был поднят по тревоге четыре минуты назад, а спустя еще две минуты истребители взлетели. Они ориентировались по показаниям радара с «Ариадны», и Синтия ничем не могла помешать им. Теперь ее радары были переведены на дистанционное управление, и их показания сверялись с показаниями радаров в истребителях. Все, что оставалось делать Синтии — смотреть на экраны радаров и молиться, чтобы Люсиль исчезла из виду. И как можно скорее. Если она войдет в атмосферу и исчезнет за телом планеты, возможно, она спасется.

Люсиль не отрывалась от своих экранов. Первым скользнул за планету, подмигнул и исчез маяк «Ариадны», затем — маяк «Нике». Отлично, сигнал потерян. Шлюпка ушла за пределы видимости радаров. Слава Богу! Если она больше не видит станции, то и они не видят ее.

Но прежде, чем войти в атмосферу, требовалось предпринять еще одну меру безопасности. На шлюпке имелись четыре небольших торпеды. Едва скрывшись от радара «Нике», Люсиль просто сбросила две из них, открыв люки, и торпеды неспешно поплыли в сторону от шлюпки. Люсиль подавила искушение выпустить все четыре торпеды, помня, что ей может понадобиться оружие, если она каким-нибудь чудом уцелеет. Пройдя границу атмосферы, торпеды сгорят, а может, даже взорвутся. На экранах радаров на станциях гардианов появятся мелкие обломки. Возможно, этого хватит, чтобы сбить их со следа.

А может, и не хватит. Люсиль вновь сосредоточилась на управлении шлюпкой, а чертово суденышко наконец вошло в атмосферу. Люсиль не располагала камерами наружного обзора, но могла представить себе, как торпеды замедляют скорость, раскаляясь от трения о воздух. Она вообразила себе хвост сверхгорячего воздуха, тянущийся за шлюпкой. Воздух ионизировался, и ионный шлейф раскалялся в Темноте, пока Люсиль скользила к ночной стороне планеты. Если ей не повезет, какой-нибудь корабль или станция над головой заметит это свечение и припишет его входу шлюпки в атмосферу. Но без хорошего радара и тщательного наблюдения, доступных только «Ариадне» и «Нике», гардианы не разыщут ее, особенно если взорвавшиеся торпеды собьют их со следа, а Люсиль вовремя сманеврирует в атмосфере, на что она сильно надеялась.

Люсиль решила опробовать старую идею, которая зародилась еще в самом начале космических полетов, а может, и раньше, и носила веселое название «блинчиков». Вместо того чтобы просто снижаться в атмосфере, она могла использовать скоростную энергию шлюпки и несколько раз менять высоту в верхних слоях атмосферы. Возможно, при этом пострадает обшивка, но шлюпку Люсиль не предполагала использовать вторично.

34
{"b":"1301","o":1}