ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дрисколл заметила его взгляд.

— Вы, вероятно, не знакомы с этими джентльменами. Это командир флота США Рэндолл Меткаф и Джордж Приго…

— Человек без званий и чинов, — подсказал Джордж. — Никто так и не удосужился определить мой статус.

— Значит, вот вы какой, Джордж Приго. Мак рассказывал мне о вас, — отозвался Пит с недоверием.

— Расслабься, Пит, — усмехнулся Мак, — это наши люди. Рэндолл и Джордж имеют допуск к материалам с грифами «секретно», «сверхсекретно», «маловероятно» и даже «нелепо». Им будет полезно послушать тебя.

— Все это хорошо, но я вынужден соблюдать еще несколько правил, — непримиримо заявил Пит. — Здесь отчеты, которые мой шеф попросил передать вам, капитан, — произнес он, протягивая красный конверт. Пока она вскрыла конверт и начала читать отчеты, Пит извлек из кармана диск и огляделся. — Найдется ли здесь…

— В столе у стены, — сообщил Мак. — Вон там. Я сам включу. — Он взял диск, открыл стол и вытащил оттуда читающее устройство. — Я переключу его на большой экран. — Покончив с настройкой, он вернулся к Питу и протянул ему пульт дистанционного управления.

— А что на этом диске? — поинтересовался Рэндолл.

— Действительно плохие новости, — мрачно ответил Пит. — Капитан Дрисколл, вы прочли уже достаточно, чтобы подготовиться к просмотру?

— О Господи, да! После такого чтения мне уже ничего не хочется видеть.

— Не могу вас винить. Я тоже долго не мог прийти в себя, когда впервые это увидел. Но посмотреть нам придется.

Свет погас, на стене засветился метровый экран. После предупреждения о сверхсекретности материала на экране появился силуэт «Беспощадного».

— Вот так выглядел «Бес» еще неделю назад. Большой цилиндр. Это его контурное изображение. Замечу, что четыре ангара занимают всю внешнюю окружность средней части корабля.

Внезапно один из ангаров почернел, и толстая черная черта протянулась прямо в центр корабля.

— Удар! Камень, выпущенный из линейного акселератора, который уже захвачен, ударяется об обшивку «Беса» на высокой скорости. Камень огромный, движется стремительно. Пробивает обшивку ангара и летит дальше, вгрызаясь в глубь корабля, создавая вакуум на мостике и в большинстве отсеков между мостиком и ангаром. Гибнут люди, ломается аппаратура, рвутся внутренние коммуникации корабля, выходят из строя системы жизнеобеспечения. Корабль понес огромные потери прежде, чем включились аварийные системы. Практически все строевые офицеры со званием от капитанского и выше находились в этом ангаре, плюс много почетных гостей.

— В том числе и Ортега, мой заместитель, — мрачно вставила Дрисколл.

Пит Гессети печально склонил голову и вздохнул:

— Сожалею… Этого я не знал. Мы потеряли так много людей, у нас не хватило времени оплакать каждого из них. Из находящихся в момент столкновения в первом ангаре никто не выжил. Лишь по счастливой случайности капитан Томас и командир Джослин Ларсон, пилот истребителя, в этот момент вышли в соседний отсек. (На экране еще несколько черных линий прорезали тело «Беса».) Последовало еще несколько ударов камней, но ни один из них не причинил такого ущерба, как первый. По-видимому, только случайность сделала первый удар таким удачным для противника. «Бес» находился совсем на другой орбите несколько недель назад, когда были запущены камни. Гардианы воспользовались этим каменным дождем, чтобы ослабить сопротивление британского флота, и им повезло. «Бес» сильно пострадал. Командир ремонтников Хиггинс был представлен к Елизаветинскому кресту за приведение корабля в боевое состояние. Представлен посмертно.

Узнав о гибели всего командования, капитан Томас весьма разумно принимает командование флотом и приводит в исполнение блестящий оборонный план. Гардианам удалось уничтожить только десяток кораблей флота Британники, прежде чем гардианы погибли сами или были вынуждены бежать. Битва была длинной и трудной. Видишь, Мак, отчет свидетельствует, что до этого момента с Джослин было все в порядке. Что случилось с ней дальше, мы просто не знаем. Прошу меня простить.

Как упоминалось, гардианы сумели сделать несколько выстрелов по кораблям британцев. Некоторые из снарядов достигли цели, и в снарядах оказались эти личинки, или скорее яйца, из которых вылупились пресловутые чудовища.

Экран вдруг заполнило покрытое пеной тело червя. Оно поблескивало от слизи и имело тошнотворный серо-розовый оттенок, цвет начинающего гнить мяса. Тело покрывали тысячи коротких волосков-ресничек. У червя не было ни глаз, ни других наружных органов чувств.

— Это кошмарное существо достигает в длину всего четырех сантиметров. Оно ползает. Его беззубый рот выделяет Бог весть какое вещество, но оно способно растворить практически любой материал. У него есть анус, непрерывно выделяющий слизь. Это все, что нам известно, если не считать того, что эти твари откладывают яйца непонятно каким образом. Черви бесполы. Откладывать яйца они способны прежде, чем вылупляются сами. Новое поколение появляется каждые два часа. Никто не представляет себе, как возможен такой стремительный метаболизм. На борт «Беса» была отправлена автоматическая камера, и она сумела передать эти изображения, прежде чем черви сожрали ее.

Изображение вновь сменилось. На экране появился морг в условиях невесомости, скотобойня, где повсюду царила смерть в красноватом свете аварийных ламп. Пузырь жидкости, которая могла быть машинным маслом, кровью или чем-нибудь еще, подплыл к стене и расплескался по ней. В мутном, отравленном воздухе плавали трупы и обломки. Взгляд искал признаки движения, жизни в телах мертвых, проплывающих перед камерой, и замечал это движение. Оно казалось странным, искаженным, и лишь спустя некоторое время зрители понимали, что это такое. Все предметы вокруг были покрыты извивающейся, копошащейся массой тонких серовато-розовых тел, которые непрерывно пожирали и трупы, и пластиковые переборки, и одежду. Камера показала чудовищно распухший труп, вся кожа которого, казалось, непрерывно шевелилась, но эту кожу заменяла кишащая масса живых существ, прогрызающих себе дорогу к внутренностям трупа. Камера повернулась к люку над головой. Пузыри пенистых экскрементов червей собирались под потолком, безнадежно закупоривая вентиляционную решетку. Камера обнаружила аппарат связи и придвинулась к нему: футляр аппарата был съеден дочиста, провода внутри искрили и плавились, покрытые трупами десятков червей. Но живые черви сжирали мертвых. Один из страшных разрушителей отцепился от общей кучи и поплыл в воздухе прямо к объективу камеры. Он извивался, стараясь найти опору, сворачивался и распрямлялся, постепенно приближаясь, пока не натолкнулся на объектив и закрыл обзор…

Просмотр закончился, в кабинете включили свет, и Мак вдруг услышал хриплые звуки, доносящиеся из уборной. Джордж скорчился над унитазом, скрученный неудержимой тошнотой. Кожа Рэндолла стала зеленоватой, казалось, он вот-вот присоединится к Джорджу. Дрисколл мрачно смотрела на погасший экран.

Пит вынул диск из читающего устройства.

— Объектив камеры был пластиковым, и червь сожрал его. — Он сунул диск в карман и повернулся к остальным. — Теперь представьте себе, что сейчас творится на Британнике. Произошедшее держат в строжайшей тайне, но попробуйте утаить такое бедствие! Флот гардианов не долетел до планеты три четверти миллиона километров, но только представьте себе, что единственная ракета с этими тварями на борту была выпущена в ее сторону или что единственное яйцо с «Беспощадного» каким-то образом попало туда со спасательного корабля, осталось в складках чьей-то одежды — словом, не важно, как это могло произойти, но вообразите, что эти мерзкие твари вырвались на свободу и начали пожирать планету… Всеобщая истерия — слишком слабое слово, чтобы определить ситуацию на планете. Но ее усугубляет даже вроде бы хорошее известие. Было обнаружено, что эти твари способны жить лишь в условиях невесомости. Спасатели поймали несколько червей и поместили их в стеклянные сосуды, чтобы изучить на одной из орбитальных станций. Как только черви оказались в условиях притяжения, они передохли. Но испытание показало: яйца способны пережить громадные перегрузки, хотя черви выживают лишь в невесомости.

51
{"b":"1301","o":1}