ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шиллер удрученно потер подбородок и продолжал:

— Но зато я могу рассказать вам кое-что о звездной системе, в которой мы находимся. По-моему, это система двойной звезды, но в ее геометрии я еще не совсем разобрался.

— Но почему ты не уверен даже, что это система двойной звезды? — поинтересовалась Синтия. — Не обижайся, но это же очевидно.

— Если это действительно двойная система, то ее другой компонент — вторая звезда весьма удалена от нас и невооруженному глазу видится как очень яркая звезда, а не диск. Я мог бы говорить с большей уверенностью, не будь система настолько необычной. Планета, на орбите которой мы находимся, называется Застава, это нам всем известно. Обычно в двойной системе все звезды и планеты движутся в одной и той же плоскости. Да, отсюда видна очень яркая звезда. Она совершает идеально правильные перемещения за определенный период времени, они измеримы даже с помощью того оборудования, которым я располагаю. Но она движется совсем не в плоскости орбиты Заставы. Она пересекает обозримый участок неба так быстро, что наверняка находится на взаимосвязанной орбите с нашей звездой. Очевидно, это двойная система редчайшего типа. Но все известные мне сведения о двойных системах свидетельствуют, что в такой системе планет быть не должно. Догадываюсь, эта теория в корне неверна — такое уже бывало в истории.

— Это уж точно, — подтвердила Люсиль.

— И еще одно, — продолжал Шиллер. — В области этой звезды зафиксировано множество источников сильных радиосигналов, эти источники издают все виды шумов на самых разных частотах. Я еще не успел проверить ни один из сигналов, но могу поручиться: эти радиоисточники свидетельствуют о близости Столицы — она вращается вокруг второй звезды этой черт знает какой двойной системы.

— Мне удалось принять несколько сообщений, в которых звезда Заставы называлась «Нова-Сол-В», — вставила Люсиль.

— Значит, можно предположить, что вторая звезда называется Нова-Сол-А. По крайней мере, теперь мы знаем название, — заключил Шиллер.

— Но, Сэм, неужели ты так и не нашел Землю?

— Мне было отпущено всего шесть недель, да еще пришлось обманывать гардианов и не забывать о работе диспетчера. Дайте мне шесть месяцев или год — и я найду Землю, так что мы сможем проложить точный курс и уточнять его между прыжками в режиме С2.

— Хорошо, — кивнула Люсиль. — А как насчет корабля?

— Никаких шансов, — вздохнула Ву, — по крайней мере, пока. На станции нет судов крупнее буксиров, если не считать атмосферных шлюпок. Ручаюсь, здесь нет ни одного корабля с генератором режима С2 на борту.

— Кто-нибудь выяснил, что стало с «Венерой»?

— Ее увели через день после прибытия сюда, — сообщила Стана. — Полагаю, ее уже успели переименовать и намалевать флаг гардианов с пламенем и дельтой поверх символа разведслужбы Лиги.

— Есть ли какая-нибудь возможность самим собрать генератор С2? — спросил Шиллер.

— Из чего? И чем? И каким образом — может, кто-нибудь помнит точный чертеж? — спросила Ву.

— Кто-нибудь из нас должен знать по крайней мере основную схему, — не отступала Стана. — Детали можно раздобыть, инструменты — тоже.

— Да, попросить у гардианов, — усмехнулся Денвере. — И заодно попросить убрать с орбиты боевые корабли. Синтия права: даже если мы соберем генератор С2 и установим его на корабль, речь идет о полете на расстояние сотни световых лет. Придется вести корабль с максимальной точностью, что возможно в одном случае из миллиона. И потом, чем мы будем проверять себя? И откуда возьмем источник энергии?

Все собравшиеся надолго замолчали.

— По крайней мере, мы знаем, где находимся, — наконец произнесла Люсиль. — Рано или поздно Сэм сообщит, где наш дом и — что еще более важно — где мы. А потом попробуем захватить корабль и запустить его. На корабле должен лететь всего один человек, а может, стоит даже послать радиоуправляемый курьерский корабль. И как только он доставит сообщение о том, что мы здесь…

— И что мы не одни. Мы не единственные пленники у гардианов, — подхватила Стана. — Этого не может быть. Ручаюсь, на Столице держат еще много таких пленных, как мы.

— Она права, — кивнул Амото. — Для управления такими, как мы, у гардианов имеется целая бюрократическая система: я сам видел бланк с заголовком «Министерство военнообязанных иммигрантов». А один из солдат, охраняя меня, посоветовал не отчаиваться — его дед был ВИ.

— О Господи! С каких же пор они угоняют корабли? — изумилась Стана. — Почему их до сих пор не поймали?

— И зачем им нужно столько народу? — поддержал ее Шиллер.

— Послушай, Дуайт, — решительно вмешалась Синтия, — если это правда, то почему Лига не обнаружила гардианов еще десятки лет назад?

Амото поднял руки.

— Подожди минутку — это надо обмозговать… Все ясно: когда корабль пропадает в дальнем космосе, в большинстве случаев его не ожидают найти. И если учесть, что корабли до сих пор взрываются, поверить в то, что космические пираты похищают их пассажиров…

— Да уж, легче поверить во что-нибудь другое, — подтвердил Шиллер.

— Теперь ясно, что это значит, — заключила Ву. — Помните, когда мы были еще на планетах Лиги, мы никогда не слышали даже намеков на то, что наши корабли угоняют.

— Ну и что? — спросил Шиллер.

— А то, что Лига даже не подозревает, что такое происходит, не знает о существовании гардианов. В Лиге нас считают погибшими, а «Венеру» давно уже занесли в список кораблей, пропавших вместе со всеми пассажирами и экипажем.

На минуту в комнате воцарилась тишина, а затем Синтия заговорила вновь:

— Нас никто не станет искать. Нас бросили на произвол судьбы.

— Но ненадолго. Гардианы что-то замышляют, — объяснила Люсиль, — именно потому нас и доставили сюда. Прежде всего, нас привезли на «Ариадну», чтобы заменить переведенный куда-то в другое место здешний персонал. Я часто принимаю сообщения с большого корабля, «Левиафана», — он прибыл на орбиту дней двадцать пять назад. Его экипаж до сих пор недоукомплектован, несмотря на «недавнее поступление группы связистов», очевидно переведенных отсюда. Вы понимаете, что значит такая спешка в наборе экипажа военного корабля? Каждый день приходит по нескольку таких сообщений. Корабли с орбиты Заставы называют главным штурмовым флотом. Гардианы готовятся к военным действиям.

— Ты хочешь сказать, что они собираются на кого-то напасть? — уточнил Шиллер.

— Но на кого им нападать, кроме как на планеты Лиги? — пожала плечами Люсиль. — Если, конечно, не существует еще одной таинственной обитаемой планеты, в чем я сильно сомневаюсь. Но если гардианы атакуют Лигу, все узнают о существовании гардианов и начнутся их поиски. Значит, нам надо заниматься своей работой, собирать как можно больше информации, быть послушными ребятами и ждать подходящего момента, чтобы удрать отсюда и вернуться в Лигу с подробной картой Столицы.

Две недели спустя поток сообщений по радио внезапно усилился. Корабли все чаше меняли орбиты. ВИ пришлось работать больше, чем прежде, принимая сигналы и устанавливая порядок в движении кораблей. Затем один за другим корабли покинули орбиту станции и направились от Заставы в дальний космос, к точке, достаточно удаленной от Нова-Сол-В, чтобы осуществить безопасный прыжок в режиме С2. Уставившись в свой пульт, Люсиль вдруг поняла: главный штурмовой флот начал операцию. Люсиль испытала неудержимое желание прерывать сообщения, посылать их в искаженном виде, делать все, лишь бы остановить их, но она знала, что за все труды добьется только того, что получит пулю в затылок. Кроме того, как только корабли покинули пределы планеты, которая блокировала сигналы, они могли связываться друг с другом без помощи трансляционной станции. И действительно, поток сообщений через станцию стал утихать.

На орбите остался только один корабль — «Левиафан». Люсиль никогда не видела его, но, судя по похвальбам гардианов и радиосообщениям, «Левиафан» был самым огромным из существующих боевых кораблей, первым и единственным в своем роде.

6
{"b":"1301","o":1}