ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все усилия обитателей Бэндвида оправдались. Адмирал Томас отправил им всего лишь набросок на оборотной стороне конверта, а месяц спустя получил пять тысяч торпед-приманок особой конструкции. Ни одна другая планета не ответила бы ему столь быстро и эффективно. Джордж только радовался тому, что оказался на одной стороне с техниками Бэндвида.

Как-то само получилось, что торпеды окрестили «Снайперами» — правда, некоторые утверждали, что это название имеет свою расшифровку, но никто в точности не знал, какую именно. Под этим именем торпеды и действовали сейчас.

«Снайперы» имели форму и размеры стандартной торпеды, самого маленького аппарата с генератором С2 на борту — предусмотреть его техникам Бэндвида удалось только потому, что от генераторов не требовалась большая точность, а больше помещать внутрь торпед было практически нечего. Огромным преимуществом этих торпед было то, что запускать их мог почти любой корабль флота Лиги. И сейчас торпеды были запущены чуть ли не с каждого корабля.

Флот Лиги держался на расстоянии, равном одной двадцатой светового года от центра тяжести системы, окружая его широким кольцом со всех сторон. Сами корабли оставались вне досягаемости защитных ракет, а «Снайперы» от них не ускользали. Выпущенные из торпедного аппарата, «Снайперы» вошли в режим С2 через миллисекунду, преодолевая расстояние от кораблей до центра тяжести, производя радиошумы и привлекая к себе максимум внимания.

Автоматические ракетные системы гардианов, предназначенные для обнаружения кораблей, выходящих из режима С2, потянулись к «Снайперам», как ягнята к мяснику. Попадая в «Снайперы», ракеты гардианов взрывались сами, уничтожая дешевую торпеду массового производства вместо боевого корабля, так что с каждой минутой у гардианов оставалось одной ракетой меньше. Настоящие же корабли, флот Лиги, ждали, когда ракеты кончатся, а небеса вокруг центра тяжести перестанут озарять вспышки ядерных взрывов.

Один за другим «Снайперы» устремлялись к центру тяжести и погибали, истощая оборонную систему гардианов еще до начала основной атаки. «Снайперы» представляли собой оружие богачей, примитивное решение проблемы проникновения сквозь ракетный заслон гардианов.

Но адмирал Джордж Томас, наблюдающий за ходом действий из боевого центра своего флагмана «Орел», никогда не отдавал предпочтения утонченным мерам. Он твердо решил уничтожить оборонную систему гардианов руками самих ее создателей.

Контролируемые компьютерами сенсоры, которых не беспокоили подобные тонкости, считали взрывы и отмечали их места, а также принимали позывные от тысяч «Снайперов».

Спустя долгие часы число вспышек в темноте начало уменьшаться, а «Снайперы» выживали все дольше. Адмирал Томас, гость на мостике «Орла», обратился к хозяину корабля, капитану Джозии Робинсону:

— Ну, капитан, либо у наших друзей кончились ракеты, либо они отключили систему прежде, чем у нас иссякли торпеды.

— Так или иначе, сэр Джордж, линия их обороны прорвана.

— Полностью согласен с вами. Следовательно, можно продолжать посылать «Снайперы», а среди них — истребители? Пора дать шанс нашему воинственному молодому поколению.

Капитан Робинсон кивнул связисту, и соответствующий приказ был передан звеньям истребителей. Момент был тщательно спланирован. Робинсон, невысокий чернокожий военный среднего возраста, обладающий взрывоопасным нравом, потер ладонью свою лысину, опомнился и убрал руку, мимоходом задумавшись, каким стало бы его проявление нервозности при наличии пышной шевелюры.

А причин для беспокойства хватало с избытком. «Орел» по размеру был вполовину меньше «Беса», но все-таки представлял собой соблазнительную мишень — не только для червей и других ужасов, состряпанных гардианами, но и для простецких старомодных ракет. Одной из этих вспышек света было бы достаточно, чтобы навсегда вывести «Орел» из игры.

Но этого не произошло. В бой ринулись истребители, и некоторые из них погибли. Корабли гардианов, с которых координировались действия ракет, были взорваны. Сэр Джордж вводил в бой фрегаты и корветы, постепенно стягивая значительные силы к крохотной планетке, которая находилась на месте, определенном для нее астрофизиками, — точно в центре тяжести системы. Несколько небольших боевых кораблей гардианов упорно отбивались и в конце концов погибали сами. Медленно и методично сэр Джордж уничтожал оборонную систему центра тяжести. Наконец флот Лиги двинулся в атаку и занял позицию в самом центре звездной системы. Ни один корабль гардианов не мог преодолеть расстояние между Заставой и Столицей, не ввязавшись в бой с флотом Лиги. Силы Лиги также перехватывали или глушили шумами большинство радио— и лазерных сообщений между двумя планетами. Пока корабли Лиги оставались в нормальном космосе, они могли перемешаться между двумя планетами, не рискуя вызвать на себя огонь ракетных систем. Разумеется, гардианы еще могли заметить их приближение и запустить ракеты, предназначенные для отстрела кораблей в нормальном космосе. Борьба еще не завершилась.

Планирование этой атаки оказалось чудовищно сложным, от проблем, связанных с выбором времени и коммуникаций, пухли головы. Но все эти усилия окупились, породив ясный, продуманный, методичный и почти скучный план действий. Последнее свойство плана особенно нравилось капитану Робинсону. Пока на обшивке «Орла» не было ни царапины.

Это обстоятельство в равной степени радовало сэра Джорджа. Все время боя он провел в центре управления оперативными силами, выглядел свежим и умиротворенным. Пришло время начинать план «Поручни». Специалисты приземлились на планету в центре тяжести, и, наблюдая за прогрессом в их работе, Томас пришел в особенно хорошее настроение.

Томас вовсе не хотел пробиваться сквозь ракетные заграждения двух планет системы. Он ждал, что гардианы сами явятся к нему, вынужденные плясать под его дудку.

Он намеревался закрепиться на планете в центре тяжести системы и наладить бесконечный поток судов с боеприпасами. Рано или поздно гардианы попытаются остановить его, или же они рискуют заиметь опасного и быстро набирающего силу врага прямо у себя под носом. Адмирал решил ждать, но ожидание было для него медленной пыткой — и под этой пыткой он уже провел полжизни.

Однажды вечером сэр Джордж пригласил Робинсона отужинать в адмиральской каюте. Как только стюард убрал последние тарелки и оба джентльмена остались за портвейном и сигарами, Томас заговорил серьезно.

— Мы умудрились перехитрить самих себя, капитан Робинсон, — заметил он. — Мы проникли в самое сердце системы, и врагу удалось окружить нас без каких-либо усилий. — Он помедлил. — Пока все идет неплохо. Мы заставили их истратить большую часть ракет, у нас больше кораблей, есть ресурсы каждой планеты космоса, заинтересованной в нашей победе. Опасаться следует только двух вещей: прежде всего — неизвестного. Что-то вскоре может произойти, Бог знает что. Второе же — еще опаснее и гораздо вероятнее: в том случае, если их командующий — гений. Да, гений, настоящий адмирал, а не престарелый маразматик вроде меня. В таком случае он наверняка сумеет избавиться от нас с помощью целого корабля червей и десяти тысяч ядерных бомб. — Томас долго молчал, а затем хлопнул в ладоши и вновь заговорил — еще громче и воодушевленнее: — И потому будем готовы защищаться, как только появятся гардианы, спланируем следующую атаку и возблагодарим Создателя за то, что гении встречаются так редко.

Сэр Джордж вновь потянулся за графином — на этот раз слишком поспешно — и в третий раз наполнил свой бокал до краев, пока Робинсон сидел, уставясь в пространство. Как прикажете удерживать такого адмирала в трезвом состоянии?

ОСГ «Ариадна». Орбита планеты Застава

Шиллеру пришлось промучиться двенадцать долгих часов, прежде чем ему удалось переговорить с Ву наедине. В этом деле ему весьма помешали графики работы и отдыха. Наконец они сменились с вахты одновременно. Шиллер догнал Синтию за углом коридора и всего двумя словами заставил лихорадочно забиться ее сердце:

62
{"b":"1301","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Фаворитка Тёмного Короля
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Развиваем мышление, сообразительность, интеллект. Книга-тренажер
Цвет. Четвертое измерение
Форма воды
Последний вздох памяти
Поющая для дракона. Между двух огней
Человек, который хотел быть счастливым
Шпаргалка для некроманта