ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она лишь смутно представляла себе, что такое Лига, знала только то, что это люди и враги гардианов. Но больше ей ничего не требовалось. Момент идеально подходил для ее замыслов.

Д'еталлис достигла огромного прогресса в осуществлении своих планов, но обнаружила, что ее мотивы, планы, желания меняются от победы к победе.

Она видела, как разделилась Ельтипа, и этот момент стал для нее переломным. После всех хитроумных замыслов, всей лжи и махинаций в этот последний, ужасный миг Д'еталлис обнаружила, что по-прежнему любит старую правительницу. Чтобы избавить ее от потери достоинства, маразма, тягот потери имени, Д'еталлис убила свою правительницу и поклялась, что это поколение будет последним, страдающим от Разделения. Она решила убивать каждого зензама, как только у того появятся первые симптомы страшного конца.

Друзья Д'еталлис, гардианы, помогли приблизить осуществление этой мечты. Нигилисты выступили в поход, нападая на тех, кто попадался на пути, и убивая их. Благодаря оружию и тактике гардианов последователи Д'еталлис, еще наполовину стадо, но уже наполовину армия, вскоре должны были покорить все группы зензамов, находящиеся на расстоянии восьми дней пути во все стороны. Рафинаторы еще оставались недосягаемыми вместе с несколькими другими группами, но недалек был тот день, когда Д'еталлис станет правительницей всего материка.

И при ее правлении исчезнут Разделения — это обстоятельство Д'еталлис считала главным, но при этом обнаруживала странный парадокс. Конец Разделения был только первым шагом. Покончить с Разделением раз и навсегда значило покончить с целым народом, а это, в свою очередь, подразумевало, что потребуется мощная база поддержки армии, которая будет осуществлять убийства. И все это означало необходимость оставить в живых как можно больше зензамов. Если бы нигилисты были менее многочисленными, нигилизм очень быстро исчез бы навсегда. Если бы сторонников нигилизма оказалось достаточно много, течение захватило бы большую часть или всю цивилизацию зензамов. Но неизбежно кто-то должен выжить, — значит, Разделение будет продолжаться, и уцелевшие особи вновь заполнят планету.

Хуже всего было то, что некоторые подгруппы нигилистов совсем не прельщал геноцид. Они обнаружили, что оружие помогает обрести власть, неплохо жили, и отнюдь не собирались уничтожать зензамов, служивших им мишенями. Они утратили чистоту идеалов в погоне за роскошью. Успехи Д'еталлис заставили ее понять: ее ждет гибель, если она будет идти прежней Дорогой.

Но хорошим политикам известно, как превратить поражение в победу, как использовать преимущества и шансы для решения побочных проблем.

План Д'еталлис был разработан с предельной четкостью. Основой его стал принцип, по которому вся разумная жизнь считалась мерзостью. Значит, убивать половинчатых следовало так же ревностно, как и зензамов. Еще важнее было то, что зензамов с легкостью удавалось уговорить убивать безобразных чужаков — особенно потому, что у них можно было отнять такие заманчивые игрушки. Очевидно, у гардианов было гораздо более мощное оружие, чем то, которое они предложили нигилистам. Стоит завладеть этим оружием, и уничтожение зензамов перестанет быть проблемой. Шлюпка «Звездное небо» была еще одним кусочком из этой мозаики. Гардианы торжественно преподнесли зензамам шлюпку несколько дней назад. Д'еталлис сама окрестила ее. Название выбрали с расчетом угодить людям, и эта цель, по-видимому, была достигнута.

Но самой лучшей была новость из биологических лабораторий нигилистов. Они уже давно кропотливо собирали материалы о человеческой коже, пользуясь пробами, соскобленными с внутренней поверхности скафандров; брали образцы слюны с горлышек пустых бутылок, сумели взять даже пробу крови у самого капитана Ромеро. Милейший капитан расхаживал по лагерю без скафандра, в одном шлеме, герметично закрытом у шеи. К'ишин «случайно» натолкнулся на него и успел наполнить крохотный шприц прежде, чем безмозглый половинчатый почувствовал боль. Дело, конечно, было рискованным, но риск оправдался. Биологи рылись в мусорных кучах лагеря людей и в их уборных, собирая пробы. Обрезанные ногти, бактерии в человеческих экскрементах — все поступало в лаборатории для исследования.

Теперь биологи знали достаточно, чтобы разработать структуру возбудителей мора.

Гардианов отвлекает война с Лигой. Предположительно они попробуют сохранить ее в тайне от нигилистов. Д'еталлис знала, как воспользоваться даже таким преимуществом.

Благодаря гардианам она приобрела обширные познания в стратегии. Наступило подходящее время для атаки.

25

Центр тяжести. Система Нова-Сол

Суматоха на флоте поднялась благодаря одному крохотному суденышку. Системы наблюдения «Орла» заметили его два дня назад — шлюпка двигалась к центру тяжести от Заставы. Покамест это была единственная реакция гардианов на вторжение Лиги.

Легко было вообразить супероружие на борту шлюпки: бомбу, способную превратить в пыль весь центр тяжести, или биологическое оружие, по сравнению с которым черви ничего не стоят.

Но в поведении корабля было нечто странное. Он осуществил запуск двигателей, находясь на расстоянии миллионов километров от Заставы. И если он не изменит курс, примерно через сорок часов кораблю придется затормозить, находясь на расстоянии ста тысяч километров от центра тяжести. Все это вызывало соблазнительную догадку: корабль действует так, чтобы не приближаться слишком близко к флоту противника и представлять собой угрозу. Или же он попытается остаться вне досягаемости и связаться с флотом? Капитану Робинсону не терпелось взорвать неизвестный корабль, но адмирал Томас не терял надежды на то, что корабль прибыл с мирными целями, с посланниками гардианов на борту. Томас желал избежать лишних жертв до тех пор, пока это было возможно. Кроме того, Лиге требовалось время для подвоза боеприпасов и сооружения базы на планете в центре тяжести системы. Флот Лиги и без того уже достаточно пострелял, почти истощив запасы снарядов.

Робинсон обнаружил, что ему сильнее, чем когда-либо прежде, не терпится воспользоваться передатчиком материи — тем самым, который войска Лиги применили на Новой Финляндии. С передатчиком все было бы гораздо проще, но, по-видимому, работа чертовой штуковины требовала огромных затрат. Более того, никто не знал в точности, почему единственный существующий передатчик вдруг расплавился через месяц после переброски войск на Новую Финляндию.

Потому, пока грузовые корабли сновали вокруг центра тяжести, доставляя кораблям топливо, боеприпасы и продовольствие, флот Лиги набирался сил и ждал. И с каждым днем ожидания, по наблюдениям Робинсона, сэр Джордж вставал все позднее, а его щеки приобретали все более яркий розовый оттенок.

Под неусыпным присмотром Лиги гардианы не совершали решительных действий, но незаметно стягивали войска. В системе находились две крупные флотилии, каждая размером с треть флота Лиги. Одна из них двигалась по орбите Столицы, вторая — по орбите Заставы. Каждый день один-два корабля совершали запуск с орбиты Заставы и скрывались из виду, переходя в режим С2 — только для того, чтобы спустя некоторое время появиться на подступах к Столице. Медленно и осторожно гардианы собирали силы для защиты своей планеты. Предположительно на каком-нибудь компьютерном имитаторе уже планировалась атака флота Лиги. Но атаку сотен кораблей невозможно организовать за пару часов. Она требовала времени.

Предстояли еще недели ожидания, прежде чем какая-либо из сторон будет готова к решительным действиям флота.

Тем временем единственный загадочный корабль постепенно приближался. Робинсон терпеть не мог загадок, особенно вот таких. «Орел» был готов превратить незваного гостя в пар в мгновение ока. Радисты пытались установить связь с кораблем на сотнях различных частот и на десятке языков. Поскольку гардианы пользовались исключительно английским, не было смысла обращаться к гостю по-русски, но подобная работа спасала связистов от вынужденного бездействия и потому считалась оправданной.

67
{"b":"1301","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Дом на перекрестке (сборник)
Анонимная страсть
Женщина с бумажными цветами
Пленительная невинность
Сам себе финансист: Как тратить с умом и копить правильно
Орел на снегу
Чужая гостья
Зулейха открывает глаза