ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вдоль бимса она прошла к камере обеззараживания. Наружный люк был открыт. Пробравшись внутрь, Люсиль закрыла его за собой. Шлюз представлял собой обычный бокс из алюминия и пластика размером чуть больше шкафа. Его герметизация заняла немного времени. Выбравшись из скафандра и белья, Люсиль швырнула их в угол, открыла внутренний люк и бросила рюкзак в камеру. Немного погодя она последовала за рюкзаком и в темноте плотно закрыла внутренний люк. Разыскав свет, Люсиль включила его и с помощью пульта открыла наружный люк, чтобы сбросить вещи. В камере оказался душ и несколько флаконов едкого, отвратительно пахнущего мыла. Это параноидальное стремление к обеззараживанию подсказало Люсиль, что на флоте Лиги уже знакомы с биологическим оружием.

Ей не придется расспрашивать об этом.

Мак увидел, что наружный люк открылся и скафандр вместе с другой одеждой выплыл в космос вместе с воздухом. Включив инфракрасный лазер, Мак прицелился и выстрелил, пока Джослин маневрировала двигателями высоты, чтобы выровнять скорость со скоростью мусора. Скафандр растаял, а затем испарился. Мак расстрелял остальные вещи, а затем Джослин подвела шлюпку к кораблю гардианов. Мак метнул пару тепловых гранат через открытый люк корабля Люсиль в кабину.

— Отходим, Джоз.

Двигатели взревели, шлюпка отошла задним ходом. Внутренность корабля гардианов осветилась, заполнившись нестерпимым, убийственным жаром. Джослин развернула шлюпку и направилась к «Орлу».

Обеззараживание… биологическое оружие… первый контакт. В Лиге еще понятия не имеют о первом контакте. Печально. Предстоит так много рассказать, но с чего начать? Отскребаясь под душем, старательно вытираясь и переодеваясь в чистый комбинезон, Люсиль размышляла над этим вопросом. За все время ожидания она ни разу не задумалась, каким образом сообщить о том, что ей известно. Теперь же она решила ничего не говорить, пока ее не будут слушать нужные люди. Во время полета к «Орлу» Люсиль хранила молчание, только заверив Мака и Джослин, что с ней все в порядке. Она улыбалась, махала руками, но молчала, когда маленькая возбужденная толпа встретила ее на корабле, улыбалась по пути в конференц-зал, где ждали представители разведки.

Обведя взглядом радостные лица, она вспомнила о нигилистах, и улыбка сошла с ее лица. Теперь Люсиль знала, как начать.

— Вы воюете не с тем противником, — произнесла она.

26

КРК «Орел». Центр тяжести. Система Нова-Сол

Лейтенант Джордж Приго сидел молча, радуясь, что в суматохе о нем забыли. Командование и разведка проводили совместное совещание, затянувшееся на долгие часы, и все это время в зале не утихали споры.

— Не можем же мы устанавливать первый контакт в разгар войны!

— Проклятые гардианы уже совершили первый контакт. Нам надо позаботиться о втором — и выбор у нас небогатый. Как можно избегать контакта?

— Но в военное время? Как и кто это будет делать? Как пробиться сквозь заслон кораблей гардианов вокруг Заставы?

Капитан Робинсон некоторое время молча слушал этот гвалт, а затем ударил молотком по столу и попытался вернуть разговор в прежнее русло:

— Лейтенант Колдер, я видел последствия нападения на «Беспощадный» и могу признать, что биологическое оружие представляет чрезвычайную опасность. Но я не могу поверить вашему заявлению о том, что нигилисты способны уничтожить все человечество. Начнем с того, что до нас им не добраться. У них нет ни космических кораблей, ни устройств…

— Но нигилисты их получат, капитан, — ответила Люсиль усталым голосом человека, вынужденного повторять много раз одно и то же. — Купят, украдут или построят — не важно, каким способом, но рано или поздно у них будут корабли. Они уже знают об их существовании. Нигилисты считают разумную жизнь мерзостью. Не спрашивайте почему — этого я не знаю. Нигилисты стремятся к власти, но потеряют множество союзников, если начнут геноцид против собственного народа. Насколько я понимаю, пока нигилисты ограничиваются убийствами аборигенов Заставы, достигшими преклонного возраста, и это никого не заботит. И опять-таки, я не знаю, чем они руководствуются.

Но во всем этом есть некие ключевые моменты: они способны убивать нас, причем убивать миллионами. Вы видели результаты действия биологического оружия. Уверяю вас — в настоящее время они ведут активные поиски корабля, чтобы добраться до нас. Это мое личное мнение, но все зензамы-рафинаторы, с которыми мне удалось побеседовать, поддерживают меня.

И потом, война против нас будет в политическом отношении более выгодной для них, чем убийство других зензамов — других аборигенов Заставы. Зензамы считают нас безобразными, даже хуже, чем безобразными, — наш вид вызывает у них отвращение. Гардианы — единственные люди, с которыми встречались аборигены Заставы, а их не назовешь лучшими посланниками доброй воли. Большинство зензамов не попытается помешать нигилистам начать войну с нами, и если нигилисты, скажем, захватят Столицу и уничтожат тамошнее население, в их распоряжении останутся оружие, корабли и другая техника. А если они получат корабли, они станут преследовать остальное человечество — только на минуту представьте себе, что могут натворить черви, предназначенные для нападения на планеты!

Последовало долгое молчание, которое наконец прервал один из офицеров с Новой Финляндии:

— Только сейчас единственный раз вы упомянули гардианов со Столицы. Именно из-за них мы прибыли сюда. Ваши инопланетяне весьма любопытны, но мы явились сюда, чтобы сражаться с гардианами! Вам известно, что сделали эти чудовища с моей планетой. Почему мы должны защищать их от этих ваших нигилистов? Пусть защищаются сами. Мы будем только рады избавиться от гардианов руками нигилистов. А потом вся Лига справится и с самими нигилистами. Такое развитие событий удовлетворило бы меня, но не в полной мере. Я бы сказал, что нам следует напрочь игнорировать существа, не имеющие даже летательных аппаратов. Мы обязаны уничтожить Столицу. Мы уже слишком долго сидим здесь, в этом чертовом центре тяжести, адмирал. Хватит предосторожностей! По крайней мере мы, финны, прибыли сюда, чтобы истребить гардианов до единого!

Джордж похолодел. Этот сумасшедший финн напрямую призывал к геноциду — и никто не возразил ему! Всех присутствующих занимали лишь тактические вопросы, и никто не вспоминал о вопросах морали, не задумывался, имеют ли люди право позволить нигилистам истребить население целой планеты. Джордж пожалел, что на совещании не присутствуют Мак или Джослин. Они не стали бы молчать. Джордж чертовски хорошо понимал, что к его словам никто не станет прислушиваться. Любое его высказывание могло лишь осложнить положение.

Капитан Робинсон обернулся к адмиралу Томасу, но поскольку адмирал не проявлял никакого желания высказаться, капитан сам обратился к финским офицерам:

— Джентльмены, мы понимаем вас. Но, по-моему, ситуация не настолько проста, чтобы решать ее однозначно. Мы не подготовлены к первому контакту, среди нас нет специалистов по ксеносоциологии и прочим подобным наукам, но тем не менее, думаю, мы должны установить отношения по крайней мере с той группой аборигенов Заставы, с которой путешествовала лейтенант Колдер.

Финны не ответили, но над остальными столами прокатился одобрительный ропот.

— Так как же нам этого добиться? — спросил Робинсон.

— А в чем дело, капитан? — робко заговорила чернокожая женщина с нервным лицом, лейтенант разведки. — Мы вполне способны отправить на планету команду — риск при этом будет минимальным. Мы только не в состоянии принять ее обратно — по крайней мере, некоторое время. У нас же есть секретные шлюпки.

— Верно, я и забыл об этом. Благодарю, лейтенант Кребс.

— Постойте, — послышался голос из задних рядов. — Что такое секретные шлюпки и почему они не могут вернуться на корабль?

Кребс склонилась над столом и заговорила чуть громче:

69
{"b":"1301","o":1}