ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это шлюпки одноразового использования и особой конструкции — их не в состоянии обнаружить радары и другие приборы обнаружения. Мы захватили с собой достаточное количество таких шлюпок, чтобы забросить на Столицу разведчиков. В каждой шлюпке поместится шестеро человек и багаж. Принять их обратно мы не сможем потому, что запасы топлива в их баках невелики — и шлюпки рассчитаны на одну посадку. Секретные шлюпки могут двигаться по сигналу маяка, доставляя людей в нужное место, но затем будут вынуждены ждать на планете, пока мы не заберем их. На шлюпках есть радиопередатчики.

— Замечательно, — произнес тот же голое из задних рядов.

Пит Гессети вздохнул и поднялся.

— Капитан Робинсон, мне неприятно говорить об этом, но логика подсказывает, что на планету следует отправиться прежде всего мне.

Робинсон уже перестал поглядывать на Томаса: очевидно, адмирал собирался и впредь слушать молча.

— Боюсь, я пришел к тому же заключению. Позднее мы с вами обговорим детали и соберем команду. Очевидно, в нее следует включить лейтенанта Колдер — если, конечно, вы не против, лейтенант.

— Я предполагала, что мне придется вернуться на планету. Вам понадобится переводчик, мистер Гессети.

— Предлагаю составить команду из добровольцев, — вмешался Пит.

— Отлично. Кребс, организация команды будет поручена вам — после завершения заседания. А теперь перейдем к другому сообщению об этом офицере-гардиане, Джонсоне Густаве. Ему можно доверять?

Люсиль приоткрыла рот, помедлила и повертела в пальцах карандаш.

— Джонсон — порядочный и честный человек, но попробуйте поставить себя на его место, — наконец начала она. — Он — гражданин Столицы, его планета ведет войну с нами. Он четко разграничивает планету под названием Столица и политическую организацию гардианов. Он несколько раз намекал на существование незаконной оппозиционной группы так называемых колонистов, но о них мне мало что известно. Густав не желает, чтобы Лига захватила планету и, по-моему, не хочет победы Лиги в этой войне. Но он пришел к выводу, что представители власти, правительство гардианов, создали на Столице безнадежную ситуацию. Столица непременно проиграет — Густав считает поражение неизбежным. Он желает сделать это поражение как можно менее безболезненным. Он уверен: использование биологического оружия только усилит жажду мщения у Лиги.

Должна подчеркнуть, что Джон… то есть Густав находится в весьма щекотливом положении. Я не общалась с ним уже несколько месяцев. Возможно, он погиб. Его могли одурманить наркотиками или под пыткой выведать у него наши планы. Очень может быть, что ВИ на «Ариадне» уже мертвы или просто переведены в другое место. Потому ситуации нельзя доверять. Но если Джонсон Густав жив, он достоин доверия. Если мы получим какое-нибудь сообщение с «Ариадны», вам придется самим определить, кто отправил его.

— А при такой дальности мы не можем быть уверенными в надежности лазерной связи, — задумчиво проговорил Робинсон. — Мы не можем рисковать, отвечая им. Почему-то такой оборот военных действий кажется мне совершенно новым и вместе с тем очень древним… Совещание закончено. Нам веем надо о многом подумать.

27

Палуба-ангар КРК «Орел». Центр тяжести. Система Нова-Сол

— Люсиль права, — подтвердила Джослин. — Кораблю надо дать имя.

Мак хмыкнул и уставился на то, что Джослин назвала кораблем. Серо-бурая секретная шлюпка имела форму, приблизительно напоминающую наконечник стрелы со сглаженными краями. Она походила на комок глины, которому некий великан успел придать форму аэроплана, прежде чем занятие ему надоело. Шлюпку извлекли из ее ангара, чтобы осмотреть. Мак похлопал ладонью по обшивке судна и ощутил ладонью ее поверхность, похожую на неровно застывший бетон, смешанный со стироловой пеной.

— Как насчет названия «Больной лось»?

— Мак, ты истинный романтик, — заметила Люсиль. — Тебе не откажешь в историческом чутье. Подумай только, как отнесутся будущие поколения к такому названию, вошедшему во все учебники!

Рассмеявшись, Джослин обняла мужа.

— Знаешь, Люсиль, до сих пор я была на твоей стороне. Но представь себе, что когда-нибудь детям придется писать скучные рефераты о первом контакте в истории человечества. Давайте назовем шлюпку «Больной лось» — пусть повеселятся!

Люсиль пожала плечами, усмехнулась и хлопнула по обшивке шлюпки.

— Ладно, пусть будет «Больной лось». Должна признаться, я ожидала от вас большего трепета и удивления и меньшего числа плоских шуток в предвкушении встречи с инопланетянами.

— По-моему, мы оба еще не верим в их существование, — заметил Мак посерьезневшим тоном. — Понадобится слишком много времени, чтобы привыкнуть к этому. Всего час назад Пит предложил нам отвести эту штуку на Заставу. В тот момент мне одновременно хотелось и плакать, и смеяться, и поскорее встретиться с этой твоей К'астилль.

— Я чувствовала то же самое, — подтвердила Джослин.

— А потом я до смерти перепугался, — продолжал Мак, — не за себя лично, а потому, что я вполне способен какой-нибудь досадной ошибкой погубить наши отношения. Возможно, плоские шутки — лучший способ скрыть наше волнение.

— Может быть, лучше сменим тему, прежде чем на несколько часов завязнем в обсуждении неслыханного чуда света? — предложила Джослин. — Джордж, ты единственный настоящий инженер среди нас. Как думаешь, эта штука способна летать? Мы сумеем достичь планеты незамеченными?

Джордж Приго пожал плечами:

— Я никуда не лечу, потому ничем не рискую, какой бы ответ ни дал. Но мне кажется, она должна сработать. Их радары не предназначены для обнаружения керамической обшивки, но даже в случае случайного обнаружения эта обшивка не отразит импульс.

Джослин фыркнула:

— Ее даже не подумают искать, потому что еще никому в голову не приходила нелепая идея сделать корабль из стекла.

— Это не стекло, — возразил Джордж, — а скорее глиняный горшок, только он должен быть гораздо прочнее.

— Больше всего меня беспокоит именно это «должен быть», — заметила Джослин. — Но я бы все-таки назвала этот корабль стеклянным, потому что луч радара способен пройти его насквозь и потому что она способна разбиться, если неосторожно посадить ее. Мне бы хотелось побольше узнать о двигателях этой штуки. Предположительно это должен быть какой-то гибрид магнитогидродинамических и линейных ускорителей, очередной строжайший секрет нашей техники. Для ускорения в нем используется чистый жидкий кислород. Он, конечно, не настолько эффективен, как реактивное топливо, но попробуйте-ка обнаружить его след!

Джордж подошел к корме «Лося» и осмотрел дюзы.

— Точно. Должно быть, кислород при запуске разогревается до пары сотен градусов. Такой хвост трудно обнаружить — особенно если ищешь реактивную плазму.

— Вот именно! Но я не поручусь, что эту обшивку нельзя вдребезги расколотить молотком.

Пит вошел в ангар как раз вовремя, чтобы услышать последнюю реплику Джослин.

— Ты — именно тот пилот, который умеет воодушевить пассажиров.

— Привет, Питер, — с улыбкой отозвалась Джослин. — Что слышно новенького?

— Видишь ли, вся операция считается сверхсекретной, потому я должен сообщить о ней только десяти отделам вместо двадцати. Нам в помощь где-то откопали биолога — парнишку из Южной Африки по имени Чарльз Зизулу. Он штатский и отлично разбирается в биоинженерии. Его прихватили с собой на случай, если придется иметь дело с биологическим оружием, потому он согласился отправиться прямо к его источнику. Итак, Мак, Джоз, Люсиль, этот Зизулу и я — всего пятеро, а шлюпка может увезти шестерых. Есть кандидатуры на вакантное место?

— У меня есть, — заявила Джослин. — Мадлен Мадсен, младший лейтенант королевского флота Британники, пилот. Она проходила подготовку по пилотированию секретных шлюпок, кроме того, это очень общительное существо.

Люсиль недоверчиво покачала головой:

— А она имеет опыт в наземных сражениях?

70
{"b":"1301","o":1}