ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Отлично. Есть вопросы? — Густав по-прежнему разглядывал безукоризненно гладкий потолок, нервозно покручивая пальцами пуговицы кителя.

— Целых два. Прежде всего, почему вы так уверены, что случаю не придадут значения?

— Гардианы сейчас слишком заняты. Через несколько дней должен состояться запуск оборонительного флота — не знаю точно, когда именно это случится. Ни у кого на флоте нет времени расследовать пустячный случай с поломкой шлюпки, и кому есть дело до бегства ВИ? Во всяком случае, я надеюсь на это. А когда бой будет закончен, независимо от того, кому достанется победа, мое положение так или иначе окажется сложным. Если победят гардианы и возьмутся за расследование этого случая, меня сразу расстреляют. Если победит Лига, я не знаю, что со мной произойдет. Каков же ваш второй вопрос?

— Вы ждете завершения войны, не хотите лишних жертв, не желаете, чтобы продолжались убийства — все это я могу понять. Но эти причины… слишком неопределенны. Зачем вам понадобилось все это? Почему вы решились так рисковать?

Впервые за время разговора Густав опустил голову и взглянул прямо в глаза Синтии.

— Потому что там, на планете, — она, — ответил он.

32

Лагерь рафинаторов. Планета Застава

Переговоры пришлось отложить до тех пор, пока не оправится Пит. Он единственный из делегации Лиги имел право действовать от имени властей. Он приготовился обсудить технические вопросы торговли, обмена посланниками (если зензамам известно, что это такое) и, самое важное, заключить пакт взаимопомощи против гардианов и нигилистов. Но с переговорами требовалось подождать — скандал вокруг переливания крови сделал положение гораздо более щекотливым.

Всех людей поверг в изумление поступок Л'аудази, но еще большее удивление вызывало то, как она, всего лишь дилетантка в подобных вопросах, сумела за ночь создать человеческую кровь. Чарли Зизулу был поражен гораздо сильнее всех остальных. Он лучше прочих знал, каким сложным веществом является кровь. И если любительница-зензама сумела изготовить ее за ночь, то на что же способна команда профессионалов всего за неделю, если в их распоряжении будут свежие препараты человеческих клеток? Что они смогут сделать — создать копию человека? Армию людей? Если они сотворили кровь, значит, способны вывести и новых возбудителей болезней, кошмарных эпидемий. И это при том, что они впервые увидели людей лишь год назад! При таких познаниях в биологии что они способны сотворить друг с другом? Учитывая подобное развитие биологии, Чарли мог понять запрет на медицину. Лучше тысяча естественных ужасов, чем один неестественный, который какая-нибудь Л'аудази способна состряпать ради развлечения во время уик-энда.

И все-таки причина казалась не самой весомой. Любой элемент человеческой медицины можно извратить, использовать в дурных целях — от скальпеля, которым можно перерезать горло, до передозировки аспирина. Человечество приобрело знания, помогающие создавать новые эпидемии, сто пятьдесят лет назад, но никому и в голову не пришло запрещать из-за этого медицину.

Впрочем, строить догадки не было никакого смысла, пока он не постигнет правила игры. Чарли понимал, что знает еще слишком мало.

Люсиль как-то упомянула в разговоре с К'астилль, что Чарли по специальности биолог, и К'астилль немедленно пожелала поговорить с ним. В ее голове теснилась сотня вопросов. Ни к чему говорить, как обрадовался такой возможности сам Чарли. Через пару часов после передачи сообщения на «Ариадну» К'астилль встретила обоих людей у выхода из фургона. Все трое отошли в тихий уголок поляны. Оба человека в толстых скафандрах неуклюже опустились на землю. К'астилль подогнула под себя ноги и обвила тело длинным хвостом. Люсиль решила, что пришел подходящий момент, чтобы вручить подарок — огромную книгу о Земле и Солнечной системе. Она вытащила книгу из рюкзака.

— Это тебе, К'астилль, — произнесла она. — Возьми ее, и ты отлично подготовишься к путешествию на Землю.

К'астилль благодарно приняла подарок и последующие полчаса рассматривала иллюстрации, засыпая Люсиль вопросами.

Но Чарли не мог расслабиться настолько, чтобы присоединиться к ним. Ему было странно и неловко сидеть на траве на чужой планете, видя над головой чужое солнце в синем небе, пребывая в безопасности на поляне, от которой аборигены отпугивали хищников. Для Чарли Застава навсегда должна была остаться в памяти опасной лесной тропой, все вокруг казалось ему угрожающим и непонятным.

Странно было сидеть рядом с шестиногим мыслящим существом размером с небольшую лошадь, с длинным хвостом рептилии, огромными кукольными глазами в передней части похожего на яйцо черепа — с существом, которое принимало как само собой разумеющееся умение создать человеческую кровь по образцу за одну ночь.

Чаще всего Чарли поглядывал на руки К'астилль — длинные, сильные, с четырьмя противостоящими друг другу пальцами. Это были умелые руки творца орудий. Чарли с удивлением наблюдал за плавными движениями этих рук, напоминающими человеческие, и вместе с тем совершенно чуждыми.

Наконец Чарли надоело слушать, как Люсиль и абориген Заставы ахают и вздыхают над фотографиями Парижа, Луны и космических колоний.

— К'астилль, — начал он, стараясь говорить приветливо, — давай поговорим. Мне любопытно узнать о тебе и твоем мире. Ты говорила, что хочешь задать мне немало вопросов, и обещаю, я постараюсь тебе ответить. Но времени у нас маловато — может, начнем немедленно?

К'астилль кивнула и с сожалением закрыла тяжелую книгу.

— Ты прав. Эти чудесные картины могут подождать. Ты долго путешествовал, подвергался большому риску, и может быть, скоро наступит время, когда нам понадобятся знания друг о друге.

— Конечно! — обрадовался Чарли. — Но позволь сказать еще одно. Мы кажемся друг другу странными существами, а узнать нам требуется многое. Некоторые вопросы могут оказаться слишком деликатными или даже обидными, но мы не в состоянии предугадать, как надо задавать их, чтобы не оскорбить вас. Потому если я скажу что-нибудь не то, помни — я сделал это не преднамеренно. Заранее прошу простить меня. Мы с Люсиль не станем обижаться, если то же самое случится с тобой.

— Спасибо! — отозвалась К'астилль. — Я как раз подыскивала слова, чтобы объяснить тебе то же самое. Я рада, что ты высказался за меня. Я запомню твое обещание не обижаться и сейчас же проверю его, — добродушно заметила она. — В то утро, когда произошел случай с кровью, Л'аудази упоминала что-то о ваших генах. Благодаря своей структуре они гораздо более устойчивы к мутациям, чем наши. Это подразумевает, что вы, люди, должны быть более похожи друг на друга, чем мы, но мы видим совсем противоположную картину.

Чарли тонко улыбнулся, вспомнив о людях на Земле, которые говорили нечто другое — «все они кажутся мне одинаковыми». От чернокожих, желтых и белых он слышал, что они не в состоянии отличить друг от друга людей с иным цветом кожи.

— Я избавлю тебя от лишних расспросов, К'астилль. Ты ведешь к тому, чтобы спросить, почему я так заметно отличаюсь от других людей, которых ты повидала. Тебя интересует, почему у меня такая черная кожа, кудрявые волосы, широкий нос и губы?

— Да, полагаю, ты — представитель одного из видов людей. Но Мак Ларсон вдвое выше Люсиль, а Люсиль и Джослин фигурой отличаются от всех остальных.

Чарли ощутил смутное беспокойство. Что могло это существо знать о межрасовых конфликтах, о преступлениях, совершенных сотни и тысячи лет назад? К'астилль спрашивала о видах людей, и он должен забыть о давних предрассудках.

— Гм… давай начнем с меня. Возможно, это поможет тебе понять, как обстоит дело с остальными. Прости, что мне придется упрощать, но я хочу дать лишь общее объяснение.

Вероятно, на заре своего существования люди были очень похожи, жили в одном месте с однообразным климатом. Но вскоре наш вид, гомо сапиенс, человек разумный, расселился по всей планете Земля — это произошло около сорока тысяч лет назад, а может, чуть раньше. Некоторые люди жили в холодных областях, где почти не бывает солнечных дней. Предки Мака появились как раз в таком месте. Светлая кожа позволяет впитывать больше солнечного света — столько, чтобы человек оставался здоровым, поскольку светлая кожа достаточно прозрачна, чтобы пропускать свет. Мои предки жили в теплых районах, где земля раскаляется под солнечными лучами. Их кожа должна быть темнее, чтобы защитить их от избытка солнечного света.

77
{"b":"1301","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Медвежий сад
Принцесса под прикрытием
Легкий способ бросить курить
Огненная дева
Парень из прерий
40 чертей и одна зелёная муха
Ловцы удачи
Сила воли. Как развить и укрепить
Книга закона и порядка. Советы разумному правителю