ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Адмирал Джордж Уилфред Томас мирно спал, зависнув в воздухе над постелью.

Либер попытался разбудить его криком, но не сумел. Подпрыгнув, Либер схватил Томаса за плечо, крепко встряхнул его, но ничего не добился. В дыхании адмирала чувствовался запах перегара. Техник знал, как следует будить людей в таком случае, и решил, что положение достаточно серьезно для такого риска. Мысленно распрощавшись с будущим повышением и карьерой, он отбуксировал Томаса в душевую, затолкал под душ и включил холодную воду.

Томас мгновенно проснулся, зло отплевываясь.

— Черт побери, что все это значит? Кто вы такой?

— Техник Либер, сэр. Гардианы начали атаку, вас вызывают в командный центр.

Томас перестал сыпать проклятиями и выключил душ. Внезапно он стал более бодрым, чем когда-либо прежде.

— Да что ты говоришь! Наконец-то им надоело ждать. Ладно, выпусти меня отсюда, пора одеваться.

Томас выбрался из душевой и вплыл в каюту, оставляя за собой хвост капель. Он сбросил промокшую пижаму, и техник Либер смутился, увидев тощее и нагое адмиральское тело. Томас отшвырнул пижаму, и она шлепнулась о потолок. Быстро растеревшись полотенцем, он вытащил из шкафа белье и носки, извлек оттуда же мундир и за секунды привел себя в полный порядок. Побрился адмирал с молниеносной быстротой, вернувшись из уборной, нахлобучил фуражку поглубже на голову, чтобы не потерять ее в невесомости, и, позабыв об оставшемся в каюте Либере, поплыл по коридору в командный центр.

Весь штаб был уже на месте, обрабатывая данные сенсоров «Орла» и других кораблей. Никто из офицеров даже не оглянулся, когда прибыл адмирал. Томас был доволен: формальности могли подождать до конца боя.

— Командный центр вызывает мостик. Адмирал Томас прибыл.

Обернувшись к радисту, Томас сделал жест, приказывая ему переключить связь.

— Доброе утро, капитан. Наконец-то нам с вами представился случай отработать свое жалованье. Что скажете о диспозиции сил противника?

— Ну, что тут можно сказать, сэр? Это классический маневр развертывания сил, в сущности, пока он во многом…

— Во многом похож на задуманный нами, — радостно подхватил Томас. — Вы совершенно правы. Я уже не надеялся, что они когда-нибудь решатся на атаку. Даже наполовину достроенная оборонная система центра тяжести оказалась крепким орешком. Мне» бы не хотелось прорываться сквозь оборонные системы Заставы и Столицы. А теперь гардианы избавили нас от лишних хлопот.

— Оптимистическая точка зрения, адмирал.

— Вот именно, капитан, и я уверен, вскоре вы поймете, откуда этот оптимизм. Командный центр разговор закончил. — Томас повернулся и вгляделся в экраны, испытывая приятное чувство собственной пользы. Да, так и есть — классическая двухсторонняя атака. А медленное, осторожное подтягивание сил заставляло предположить, что удар будет нанесен только со Столицы.

Либо вся переброска сил с самого начала была хитрой уловкой, либо появление этого Приго заставило гардианов поменять планы. Это было уже не важно, как и многое другое. Настоящий план Томаса, его лучшее творение, держался под слишком большим секретом, чтобы какой-нибудь Приго знал о нем.

Улыбнувшись самому себе, Томас погрузился в обработку поступающих донесений. Несмотря на внешний энтузиазм, время от времени он ощущал страх. Томасу не хватало времени анализировать его, даже признавать его существование — этот страх терзал его всю жизнь и был отнюдь не боязнью смерти. Томас был уже стар, считал, что прожил довольно долгую жизнь, и успел примириться с собственной смертностью.

Нет, боялся он только неудачи, поражения. Боялся узнать, что спиртное украло у него душу, способность думать и чувствовать — вместе со способностью бояться, одиночеством и раздражением во время бесконечного ожидания. Он убеждал себя, что работа, бой и необходимость победят страх и дрожь, когда придет время действовать. Теперь он имел возможность проверить самого себя.

— Радист, передайте по флоту приказ начинать отступление в боевом порядке — от флота Столицы к флоту Заставы. Всему персоналу покинуть центр тяжести, кораблям Лиги отойти от него не менее чем на миллион километров в сторону флота Заставы. Только когда отступление начнется, запустите противорадарное устройство, создавая помехи. Я хочу, чтобы они знали, что мы движемся, но не знали куда.

На борту «Соперника», флагмана флота гардианов. Центр тяжести

Адмирал флота гардианов Бернард Стрикленд был удовлетворен действиями своих кораблей и людей. Прорыв к центру тяжести был осуществлен с впечатляющим умением и точностью. Понадобились бесконечные маневры, постоянные запуски и остановки двигателей каждого корабля флота, чтобы вывести корабли в нужную позицию. Они почти вплотную приблизились к Лиге. Центр тяжести представлял собой небольшую каменную глыбу, и другого тела с достаточно большой массой в этой зоне не было. Оба флота гардианов сумели выйти в нормальный космос перед самым носом у сил Лиги. Ведущие корабли флота Столицы должны были оказаться в пределах досягаемости противника через считанные минуты. Флот Заставы, который действовал почти как независимое соединение, был гораздо меньше, двигался менее внушительно, но для общего плана годился. Пока все шло как нельзя лучше. На этот раз никаких игр в кошки-мышки, как во время сражения при Британнике, — силы гардианов начинали атаку по всему фронту сразу с двух направлений.

Корабли Лиги маневрировали, отходя от центра тяжести. Внезапно вся тактическая раскладка на экране перепуталась, поблекла, и когда экран вновь прояснился, на нем был лишь пустой космос. В безумную секунду Стрикленду подумалось, что весь флот Лиги, как один корабль, совершил прыжок в режиме С2. Но нет, это было просто нелепо. На экране вновь появились корабли Лиги — лишь некоторые, едва заметные. Очевидно, они воспользовались каким-то устройством для создания помех.

— Оператор, уберите изображение в реальном времени и дайте мне обратные проекции курсов до начала помех. Служба наблюдения, пробейтесь как-нибудь сквозь помехи! Пульт управления орудиями, сколько еще мы будем находиться в пределах эффективной дальности?

— Если судить по маневру противника, они будут в пределах дальности орудий флота Заставы через двадцать минут, сэр.

— Значит, они решили первым уничтожить флот поменьше… Отлично. Посмотрим, сумеют ли они, — заключил Стрикленд.

Командный центр, КРК «Орел»

Адмирал Томас пристально всматривался в экраны. В обширном космосе даже скоростные маневры флота казались замедленными. Постепенно флот Лиги отходил от центра тяжести. Прямо на поверхности каменной глыбы была установлена целая коллекция сложного оборудования, уже начавшего передавать информацию в командный центр. Через несколько часов сенсоры в центре тяжести будут уничтожены, но к тому времени они выполнят свою работу. Пришло время сменить отступление атакой. Бегство от флота Столицы привело их прямо к меньшему по размеру флоту Заставы.

— Радист, установите связь со всеми кораблями.

— Вы на связи, адмирал.

— Адмирал Джордж Уилфред Томас — всем кораблям. Всем кораблям, не имеющим специального назначения, приказываю атаковать флот противника, движущийся со стороны Заставы. (Специальное назначение имел лишь один корабль, «Сапер», но пока это было не важно.) Через несколько минут вы окажетесь в пределах досягаемости орудий противника. При любом попадании любых снарядов в ваш корабль требуется проводить тщательные процедуры обеззараживания. Мы должны помнить, что оружие гардианов может включать биологический компонент. Мне нужна атака в движении, а не оборона. Я хочу пройти сквозь их флот. Удачи всем.

Оба флота сближались почти ленивыми темпами по меркам современных космических судов. Томас не отрывался от экранов: приближался переломный момент.

— Адмирал, капитан Робинсон вызывает вас, — произнес радист.

85
{"b":"1301","o":1}