ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка из кофейни
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
Роковое свидание
Проклятый. Hexed
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год
Я открою ваш Дар. Книга, развивающая экстрасенсорные способности
Кристалл Авроры
Хоумтерапия. Как перезагрузить жизнь, не выходя из дома
Поющая для дракона. Между двух огней
A
A

— Спасибо, переключите меня на личный канал. — Томас знал, что Робинсон уже начал нервничать, но обвинять капитана в этом не мог — сам Томас волновался не меньше, чем хозяин «Орла». А если бы ему пришлось иметь дело с командующим-алкоголиком…

Томас надел наушники и включил связь.

— Слушаю вас, капитан.

— Адмирал, при всем уважении к вам хочу напомнить, что, проходя сквозь флот Заставы, вы позволяете ему соединиться с флотом Столицы. Оба флота могут составить крупное соединение.

— Мне известно об этом, капитан. В сущности, на это я и рассчитывал, приказывая совершить маневр.

— Не могли бы вы пояснить вашу мысль, сэр?

— Сожалею, капитан, но пока не могу. У нас и без того весьма серьезные нарушения секретности. Возможно, Приго каким-то образом удавалось подслушать внутренние переговоры. Боюсь, я и так сказал слишком много, но уверяю вас — ситуация под контролем. Конец связи. — «По крайней мере, я надеюсь, что ситуация под контролем», — мысленно поправился Джордж. Если операция «Поручни» развернется по плану, все будет в порядке. Сейчас бы не помешало выпить… Джордж потряс головой, отгоняя греховную мысль, и сосредоточился на развитии сражения.

Силы Лиги и Заставы сближались, показанные горсткой ярких точек на экране. Обозначенный зеленой точкой корабль «Бисмарк» получил первый удар, взорвался ослепительным пламенем и исчез. Два фрегата отомстили за «Бисмарк», лазерами разорвав обшивку противника от борта до борта. Томас крепко вцепился в подлокотники кресла, стараясь не представлять за разноцветными точками трупы погибших.

А на борту «Орла» капитан Робинсон обливался потом еще задолго до того, как флагман вступил в опасную зону. Этот корабль был поручен его заботам, как и весь экипаж, а капитану приходилось выполнять приказы человека, которому он больше не доверял. По крайней мере, истребители «Орла» держались поближе к базе, защищая флагман, а не помогая в атаке. Узнав, что натворила на Британнике одна торпеда, полная яиц червей-пожирателей, никто не желал рисковать главным кораблем в разгар боя. Если бы «Орел» не был единственным уцелевшим боевым кораблем, достаточно большим, чтобы вместить штаб и всю тактическую систему, биологов, дипломатов и так далее, его оставили бы на орбите Кеннеди. В этот момент Джозия Робинсон искренне пожалел о том, что все получилось иначе.

Истребитель гардианов пролетел близко от «Орла», на расстоянии тысячи километров, и выпустил целую россыпь торпед. Истребителям «Орла» удалось сбить торпеды, но вражеский корабль ускользнул. Робинсон задумался, стоит ли отправлять за ним погоню, и решил отказаться от такой мысли. «Орлу» следует защищать себя, а не предпринимать атаки. Корабль был самым мощным среди обеих сторон, и им не осмелились рисковать.

С подачи Мака Ларсона.

37

Боевая зона центра тяжести

И гардианы и нигилисты добились большого прогресса в применении биологического оружия с тех пор, как завершилась битва у Британники. Нигилисты разработали способы перевозки взрослых особей червей, а не яиц, а техники помещали их в капсулы, наполненные специальной смесью газов. Гардианы отказались от применения торпед, которые разбивали обшивку и создавали вакуум во внутренних отсеках. Теперь они пользовались магнитными минами, которые присасывались к обшивке и осторожно бурили в ней отверстие. Торпеда могла унести шесть таких мин и выпустить их на небольшом расстоянии от мишени. Мины притягивались к кораблю, буры начинали работу, свежий воздух с корабля будил биологическое оружие, черви проскальзывали на борт и начинали свою страшную работу.

Появилось несколько новых типов биологического оружия, каждое из них было способно вывести из строя целый корабль, причем по-своему.

Корабль США «Бенджамин Франклин» подвергся нападению целых туч тварей, напоминающих жуков размером с мужской большой палец. Каждый такой жук выделял нить, состоящую из цепочек молекул. Нить была настолько тонкой, что разглядеть ее удавалось лишь вооруженным глазом, но с легкостью разрезала все, что попадалось на пути. Жуки тащили нить за собой. Кончик нити был липким и намертво приставал к первому участку обшивки, на который попадал жук. Две мины надежно присосались к «Франклину» — одна посредине и еще одна — близ машинного отсека. Через отверстия в обшивке жуки расползлись по кораблю. Почти немедленно один из них перерезал трубу подачи водорода, и взрывчатый газ наполнил отсек. Пятнадцать минут спустя второй жук рассек провод высокого напряжения, давший искру. Корабль взорвался.

«Европа», гордость флота этой планеты, была выведена из строя облаком переносимых по воздуху микроорганизмов, которые переваривали атмосферный азот, кислород и большинство видов пластика, выделяя соляную кислоту и ядовитые газы.

«Максвелл», суперкрейсер с Бэндвида, подвергся нападению не только червей, но и паукообразных тварей, питающихся человеческой плотью. Последние сожрали экипаж прежде, чем первые уничтожили корабль.

Обычное оружие творило более привычные ужасы: корабли Лиги погибали от ударов лазеров, торпед, разрывных снарядов.

Томас старался не обращать внимания на гибель кораблей, сосредоточившись лишь на самой битве, успехах и неудачах противоборствующих сил.

Все шло так, как и было задумано. Флот Заставы пролетел сквозь флот Лиги и соединился с флотом Столицы близ центра тяжести. Объединенный флот гардианов охотно воспользовался шансом соединить ряды. Флот гардианов оказался более многочисленным, чем предполагалось, благодаря обилию небольших и медленных кораблей. После потерь на Новой Финляндии и у Британники никто не верил, что гардианы смогут собрать столько кораблей. Но вместе с тем в этой битве на карту было поставлено слишком многое. Проиграв ее, гардианы проиграли бы войну. Держать корабли в резерве не было никакого смысла. Должно быть, они дочиста опустошили причалы, пустили в дело все посудины — вплоть до буксиров и капсул.

Старый адмирал сидел, уставившись на экран. Да, гардианы уже сгруппировались вокруг центра тяжести. Момент наступил.

— Радист, соедините меня с КЕВ «Сапер».

— «Сапер» на лазерной связи.

— Отлично. — Внезапно у адмирала перехватило горло, и он заговорил излишне резким и суровым тоном: — «Сапер», говорит адмирал Джордж Уилфред Томас. Приказываю вам начать операцию А1А через десять минут после моей команды. Три, два, один, старт.

— Приказ получен, адмирал, — послышался бодрый голос с «Сапера». — Шифр активации будет передан через девять минут пятьдесят пять секунд. Учитывая задержку скорости света, вы сможете увидеть первые результаты через десять минут тридцать восемь секунд.

— Спасибо вам, «Сапер». Желаю удачи. — Томас обернулся к радисту и проговорил тем же суровым тоном: — Сообщите всем кораблям: срочная тревога! Приказываю прервать все поединки с врагом и на полной скорости уходить прочь от центра тяжести. Приказ следует выполнить немедленно, в течение минуты. Немедленно передайте его всем кораблям. Очистите экран и дайте панораму центра тяжести с максимальным увеличением. Все присутствующие здесь вскоре узнают секрет этой войны — операцию под официальным названием «Поручни».

Отдав приказ о начале операции, Томас тут же пожалел о нем. Ему следовало найти другой выход. Но теперь думать об этом было слишком поздно — к тому времени, как «Орел» запустит двигатели, «Сапер» уже начнет передачу шифров, и отозвать их будет невозможно.

На главном экране уже показалось увеличенное изображение темной и голой холодной каменной глыбы. Там и сям на фоне ее вспыхивали белые искры маневрирующих кораблей гардианов.

— Она начнется через минуту, — негромко пояснил Томас. — Неофициально кто-то прозвал ее «планетарной бомбой».

Экран заполнило грубое, морщинистое старое лицо безымянной планетки, образовавшейся в ходе медленного и утомительного процесса постепенного срастания каменной пыли за миллиарды лет. Планета выглядела очень древней и утомленной. Внезапно с ее поверхности взметнулся яркий столб пламени, затем второй и третий, а потом всю планету охватил огонь.

86
{"b":"1301","o":1}