ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Все очень просто, мистер Гессети: нам хотелось бы зна…

Связь прервалась.

Станция «Нике». Орбита планеты Застава

В радиоцентре станции «Нике» атмосфера была беспокойной — с тех пор как исчез Спрант. Только с «Нике» удалось перехватить разговор «Ариадны», хотя определить местонахождение приемника и выяснить частоту ответа радисты не сумели. Они слышали только то, что говорит Густав, но этого было достаточно.

Командующему лазерным орудием старшине Хендерсону никто не объяснял, что кроется за полученными приказами, но он догадывался — все дело в проклятых ВИ. Должно быть, они уже захватили «Ариадну». Хендерсон был бы только рад, если бы ему приказали разнести в пыль это проклятое место — кроме, может быть, еще оставшихся в живых гардианов. Если бы на станции или на орбите планеты остался хоть один корабль, с него на борт станции высадили бы десант, но у гардианов не осталось кораблей. Значит, все надежды возлагались на Хендерсона. Он включил лазерное орудие, настроил прицел, дождался, когда станции вновь сблизятся, и аккуратно посбивал все внешние антенны «Ариадны». Это заставит их заткнуться. А если станция будет молчать, она никому не причинит вреда.

«Воссоединение». Планета Застава

Синтия лихорадочно перебирала кнопки пульта связи.

— Они словно исчезли! Никаких сигналов! Похоже, прервались все сообщения с «Ариадны». Господи, должно быть, «Нике» взорвала станцию!

— Нет! — вскрикнула Люсиль, хватая микрофон. — Джонсон, отвечай, черт побери!

Внезапно слезы залили ей глаза — первые слезы за очень долгое время.

— Син, отключи передатчик, — приказал Мак, — пока нас не выследили. Мне очень жаль, Люс.

На расстоянии тысяч километров от планеты Джонсон Густав закрыл глаза и вздохнул, примиряясь с поражением. Ситуация вышла из-под контроля. Его разоблачили. Он перебирал в памяти все те слова, которые не успел сказать Люсиль, и проклинал вселенную, которая свела их вместе только для того, чтобы вновь разлучить.

Командный центр «Орла»

Томас испытывал опустошенность и смертельную усталость. Он помнил все причины, по которым эти корабли заслуживали гибели, но ничем не мог оправдать их уничтожение. Любой человек, побывавший в космосе, раз и навсегда проникался любовью к космическим кораблям — любым кораблям, самой идеей, что эти чудесные машины из металла, стекла и пластика способны преодолевать пустоту между планетами.

А бомба уничтожила сотни этих великолепных образцов техники, погубила тысячи людей, вина которых состояла лишь в том, что они родились по другую сторону фронта.

Но на этом работа не кончилась. Томас отдал приказ спасать выживших, а затем перешел к новой задаче.

Если гардианы не поймут все сами и не сдадутся, ему предстоит уничтожить чуть ли не весь свой флот, чтобы прорвать оборонительный заслон вокруг Столицы.

39

На борту «Звездного неба»

Л'анимеб неторопливо выполнила навигаторскую проверку, а затем пустила весь тест по второму разу. Все было в порядке. Они не отклонились от курса, и ни одна из групп людей пока не заметила их. Никто из людей, кроме первого правителя гардианов, Жаке, и нескольких офицеров, не знал об их прибытии, и теперь, когда нигилисты сменили курс, люди не могли предугадать, когда и где появится «Звездное небо». Оставался небольшой шанс на то, что люди заподозрят неладное и попытаются остановить «Звездное небо», но это уже не важно. Если бы Л'анимеб удалось ввести «Звездное небо» в атмосферу планеты хоть на несколько минут, этого вполне хватило бы. Подобно большинству нигилистов, Л'анимеб не боялась смерти. Она оглянулась через всю кабину на перепуганного маленького половинчатого.

— Тебе были нужны знания, Ромеро, — произнесла она на ломаном английском. — Мы приземлимся через двадцать шесть ваших часов.

«А через двадцать семь часов ты умрешь, половинчатый», — мысленно добавила она.

«Воссоединение». Планета Застава

Мак высунул голову сквозь отверстие люка и прокричал на всю шлюпку:

— Синтия, запускай третий этап калибровки!

Нырнув на нижнюю палубу, он проверил показания приборов, подключенных к генератору С2. На мгновение мигнув, экраны выдали вполне приемлемые цифры. Джослин кивнула, увидев их.

— Готово. Теперь он заработает. Еще раз убедиться в этом можно, лишь попытавшись запустить его. — И она принялась отключать тестеры.

На «Воссоединении» воцарилось странное спокойствие. Работа была завершена. Все, что оставалось людям, — сидеть и ждать хоть каких-нибудь вестей от Лиги. Внезапно оказалось, что время нечем занять.

Чарли наблюдал, как Мак и Джослин выбираются с нижней палубы.

— И все-таки я не понимаю, зачем вам понадобилось устанавливать эту штуку, — заметил он, — и тем более не вижу смысла в том, что Синтия привезла ее с «Ариадны».

— Это мера предосторожности — на случай, если нам придется своими силами выбираться из этой звездной системы, — пояснила Синтия, спускаясь из кабины.

— Да, но ведь Лига победила, — возразил Чарли. — Он нам не понадобится. Лига заберет нас отсюда, или же мы отправимся к центру тяжести и дальше полетим вместе с остальными. Зачем понадобилось столько возни с генератором?

— Вполне возможно, нам он не понадобится, — отозвался Мак. — Но нам требовалось чем-нибудь заняться, чтобы не сидеть сложа руки. Есть и еще одна причина: если нам вдруг понадобится генератор С2, устанавливать его будет уже некогда. Они только что взорвали собственную орбитальную станцию, чтобы заставить замолчать Густава. Если нас выследят и найдут, нам придется сматываться отсюда, и как можно скорее.

Пит Гессети вяло зааплодировал и поморщился. Его рука побаливала до сих пор.

— Вот слова истинного первопроходца! Тебе не мешало бы поучиться у Мака, Чарли. Ему уже не раз удавалось вывернуться из безвыходных ситуаций. И на такое способны все, надо лишь пользоваться любыми преимуществами и предвидеть все, даже самые неприятные возможности. Помня обо всем этом, мы вполне сможем выбраться отсюда живыми. Но мне чертовски хотелось бы узнать, что собирался сказать этот бедняга Густав.

— Бедная Люсиль! — вздохнула Джослин. — Не нужно обладать богатым воображением, чтобы понять, что там произошло. Кстати, куда она ушла?

Чарли пожал плечами:

— Куда-то в лес. Оделась в скафандр и ушла, не говоря ни слова, пока вы возились с этой штукой.

— Что она затеяла? — задумчиво спросила Джослин. — Как думаете, не решила ли она помириться с аборигенами?

— Джослин, ты же не слышала, каким был последний разговор Люсиль и К'астилль, — впрочем, разговором его можно назвать разве что с большой натяжкой, — вздохнул Чарли. — Сомневаюсь, что после такого кто-нибудь из аборигенов Заставы захочет даже слушать нас.

Джослин печально покачала головой:

— Я до сих пор не могу прийти в себя. Несчастные аборигены! Быть вынужденными вступать в близость с неразумными зверьками, с этими спотыкашками, — верх варварства! И всю жизнь знать, что когда-нибудь превратишься в такое же безмозглое существо…

— Видишь ли, зато у них нет никаких иллюзий насчет загробной жизни или бессмертия души, — задумчиво вставил Пит. — Они знают наверняка, что жизни после смерти нет, — они видят смерть в жизни каждый раз, когда мимо пролетает один из спотыкашек. Они видят, как рассудок умирает во время жизни. Они видят жизнь отдельно от рассудка. Наш жизненный цикл позволяет лелеять более удобные иллюзии насчет души и ее будущего.

— Бедные аборигены, — снова повторила Джослин. — Вся их жизнь поставлена в зависимость от репродуктивного цикла.

Чарли фыркнул:

— А разве мы живем иначе? Тогда что же такое брак? Почему происходят разводы? Почему мы придаем такое значение различиям между мужчиной и женщиной? Вспомните о брошенных детях. О порнографии. Запретах на инцест. О моногамии, полигамии и полиандрии. О правилах и традициях, поощряющих брак с членами другого племени. О гомосексуализме, о возрасте совершеннолетия. О насилии. Воссоединениях семей. О танцах подростков — в сущности, репетиции флирта. О правительствующих домах, законах о наследстве. О приданом, усыновлении, незаконнорожденных. О том, что женщины ведут жизнь пленниц или рабынь — как у гардианов и многих других народов. А проституция? Контроль рождаемости? Перенаселенность и иммиграция? Черт побери, да любой игрок признается, что при игре испытывает сексуальное возбуждение; есть люди, которые считают космические корабли сродни фаллическим символам. Нет, можно долго спорить о том, влияет ли цикл нашего воспроизведения на каждую область человеческой деятельности.

88
{"b":"1301","o":1}