ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Авернское озеро
Дети жакаранды
Белый квадрат (сборник)
Сабанеев мост
Владелец моего тела
S-T-I-K-S. Трейсер
Под струной
Мой путь к мечте. Автобиография великого модельера
Древний. Час воздаяния
A
A

Лоренцо. Убирайтесь вон!

Мужчина. Я буду у «Сарди». (Выходит.)

Лоренцо (среди публики, обращается к разным людям из настоящих зрителей). Ваше имя, сэр? А-га. (Импровизирует диалог, применяясь к репликам зрителей.) Где вы живете?.. Ну как, естественно держится, а? Великолепный персонаж! Надо напомнить, чтобы его иначе одели. В дальнейшем эта женщина оставит мужа и уйдет к нему. Не верится, я понимаю. А! Поглядите-ка на этого парня! В дальнейшем он изнасилует вон ту даму. П и с а т е л ь. Быть вымышленными – просто

ужасно! Это так ограничивает! Л о р е н ц о. Постольку, поскольку ограничен драматург. К сожалению, вам выпало быть персонажами Вуди Аллена. А представляете, если бы вас написал Шекспир! П и с а т е л ь. Я с этим не согласен. Я – свободный человек и не нуждаюсь в том, чтобы . сюда прилетал Бог спасать мою пьесу. Я хороший писатель.

Д о р а. И хотите победить на Афинском фестивале драмы? Не так ли?

Писатель (впадая в театральность). Да! Я хочу бессмертия! Я не желаю умереть и тут же быть забытым. Мне нужно, чтобы мои произведения имели долгую жизнь после того, как распадется мое бренное тело. Я хочу, чтобы будущие поколения познали мои страсти! Пожалуйста, не надо делать из меня сосунка, бессмысленно плывущего по течению вечности. Дамы и господа, я… Д о р а. Кто бы тут что ни говорил, я-то реальна!

Л о р е н ц о. Нет, это не так!

Д о р а. Я мыслю, следовательно, существую. А лучше сказать, я чувствую —я испытываю оргазм!

Лоренцо. Да ну?

Д о р а. Каждый раз!

Лоренцо. Нет, правда?

Д о р а. Ну, довольно часто.

Лоренцо. Да?

Д о р а. По меньшей мере, из двух раз один.

Лоренцо. Не может быть!

Д о р а. С некоторыми мужчинами – да!

Лоренцо. Что-то не верится.

Д о р а. Ну, не обязательно в результате сношения. Обычно это бывает орально.

Лоренцо. А-га! .

Д о р а. Конечно, иногда я чуть-чуть притворяюсь: никого ведь обижать не хочется!

Лоренцо. Послушай-ка, у тебя был когда-нибудь оргазм?

Д о р а. Да нет, пожалуй. Нет.

Лоренцо. Ну вот. Все это оттого, что мы не настоящие.

П и с а т е л ь. Но если мы не существуем, нам не грозит и смерть!

Лоренцо. Нет. Если драматургу не вздумается нас убить.

П и с а т е л ь. А зачем бы это ему понадобилось?

Актер (появляется из-за кулис. Когда он выскользнул, мы не заметили.) Говорят, от них этого требует то, что они называют своим чувством прекрасного.

П и с а т е л ь. Где тебя черти носят?!

А к т е р. Уже и в уборную не сходи!

П и с а т е л ь. Посреди пьесы он ходит в уборную!

Трихинозис (входя). Для демонстрации все готово. (К кулисам. Кричит.) Вы готовы там? Концовка пьесы! Положение раба кажется безнадежным! Ничто не может спасти его! Он молится. Поехали.

А к т е р. О, Зевс! Великий боже! Мы всего лишь бедные, неразумные смертные! О, будь к нам милостив. Исправь запутанные строки наших судеб!

Ничего не происходит.

Грм!.. Великий Зевс! Трихинозис. Ну, ребята! Ну, давайте же, Бога ради! А к т е р. О, великий Бог!

Внезапно раздается гром, и все освещается сказочным сиянием. Эффект грандиозный. Зевс нисходит на землю, величественно потрясая молнией.

Гастритис виде Зевса). Я – Зевс, бог всех богов! Всемогущий чудотворец! Создатель Вселенной! Я всем несу спасение!

Д о р а. Да погодите! Надо же позвать кого-нибудь из компании «Вестингауз»!

Трихинозис. Ну, Гепатитис, что на это скажешь?

П и с а т е л ь. А что? Прекрасно! Лучше, чем можно было ожидать. Достаточно театрально, пышно. Так я, пожалуй, вправду стану лауреатом! Я – победитель! Колоссально! Глядите-ка, у меня даже мурашки! Дора! (Хватает ее.)

Д о р а. Ну, не сейчас!

Общий уход. Перемена света.

П и с а т е л ь. Срочно надо кое-что переделать.

Трихинозис. Божественная машина, а? Сдаю напрокат. В час двадцать шесть с полтиной.

Писатель ( к Лоренцо). Вы не могли бы представить зрителям мою пьесу?

Лоренцо. Конечно, о чем речь!

Все уходят. Лоренцо остается, обращается к зрителям. Пока он говорит, появляется Греческий Хор и рассаживается на ступенях амфитеатра. Естественно, все в белом.

Добрый вечер, дорогие друзья! Я рад, что вы пришли к нам на фестиваль. (Фонограмма: гомон толпы, приветственные выкрики.) Сегодня нас с вами ждет незабываемое зрелище: новая пьеса Гепатитиса Родосского под названием «Раб». (Фонограмма: приветственные выкрики.) В главной роли раба – Диабетус; Гастритис играет Зевса, участвуют супруги Рок, а также Дора Леви

из Пенсильвании. (Фонограмма: приветствия.) Дорогие зрители! Вы можете помочь жюри определить, кому из актеров нам следует отдать пальму первенства в конкурсе на лучшую роль. Не стесняйтесь, передавайте записки с именами ваших избранников прямо на сцену. Не будьте подобны окаменелым жертвам Медузы змееволосой! Действуйте, помогайте вашим любимцам! Пусть победит достойнейший!

Выходит. Диабетус появляется в роли раба по имени

Артритис. Он как раз бредет мимо, вдвоем с еще одним

Греческим Рабом. Хор начинает.

Х о р. О, греки, смолкайте! Внемлите истории дерзких деяний Артритиса – мудрого, пылкого мужа, всю жизнь посвятившего славе отчизны великой!

Диабетус. Я вот к чему: что нам потом-то делать с эдакой кобылой?

Его друг. Но ведь они же нам ее бесплатно отдают!

Диабетус. И что с того? Кому она нужна? Здоровенная деревянная лошадь. На кой хрен она тебе сдалась? Попомни мои слова, Кретинус, будь я членом муниципального совета Трои, в жизни бы я не доверился этим ахейцам! Ты, кстати, обратил внимание, что они никогда не берут выходных?

Е г о д р у г. А про циклопа слыхал? Его центральный глаз поразил конъюнктивитис!

Г о л о с а з а с ц е н о й. Артритис! Где этот ленивый раб?!

Диабетус. Иду, хозяин!

Хозяин (входя). Артритис, вот ты где! Делом бы занялся! Виноград собирать надо, мою колесницу отремонтировать, воды натаскать из колодца, а ты тут прохлаждаешься!

Диабетус. Я не прохлаждаюсь, хозяин, я обсуждаю политические проблемы.

Хозяин. Раб, обсуждающий политические проблемы! Ха! Ха!

Х о р. Ха! Ха! Нет, вы на него посмотрите!

Диабетус. Прости, хозяин.

Хозяин. Бери с собой новую рабыню-еврейку и иди прибери в доме. У меня сегодня гости. Потом приступай к остальным делам.

Диабетус. Какую еще новую еврейку?

Хозяин. Дору Леви.

Д о р а. Вы меня звали?

Хозяин. За приборку берись. Давай. Живо!

Х о р. Бедный Артритис! Он раб, и, как все рабы, он только об одном мечтает…

Диабетус. Стать выше ростом!

Х о р. Обрести свободу.

Диабетус. Да катитесь вы с вашей свободой!

Х о р. Как это?!

Диабету с. Мне и так неплохо. Всегда знаешь, что от тебя требуется. О тебе заботятся… Не надо поминутно принимать решений. Рабом я родился, рабом и помру! Никаких забот.

Х о р. Фууу! Фууу!

Диабету с. Видали? Они понимают, а? Сидят тут, поют!

Целует Дору, она отшатывается.

Д о р а. Нет!

Диабету с. Но почему же нет? Дора, мое сердце переполнено любовью! Или, как говорят евреи, у меня до вас есть одно дельце!

Д о р а. Ничего не выйдет.

Диабету с. Но почему?

Д о р а. Потому! Тебе нравится быть рабом, а мне это отвратительно. Мне нужна свобода. Я хочу путешествовать и писать книги, хочу жить в Париже, может, даже начну издавать женский журнал!

Диабету с. И что все долдонят про эту свободу! Ведь от нее ничего кроме неприятностей. Знать свое место – куда безопасней! Ты, Дора, что, сама не видишь? Правители меняются каждую неделю, политические вожди убивают один другого, завоеватели грабят и жгут города, – смерти, пытки… А на войне – ты думаешь, там кого убивают? Опять же свободных! А мы – в порядке:

чья бы ни была власть, всем нужен кто-то, чтобы прибираться в доме. (Хватает ее.)

42
{"b":"1305","o":1}