ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Какой неприятный старик, — проговорил после общего молчания Майкл Прендерби. Хотя он произнёс эти слова беззаботно, в глазах притаилась тревога. Его невеста, которую он держал за руку, была бледна как полотно и готова вот-вот разрыдаться. Мегги и Энн также были встревожены не на шутку. Вайетта продолжало трясти от негодования.

— Конечно же он ненормальный, — лениво сказал Мартин Уэтт. — Кэмпион здорово его разозлил.

Встал Джордж Аббершоу.

— Не знаю, что ты думаешь обо всем этом, Вайетт, — сказал он, — но мне кажется, нам надо серьёзно обсудить сложившуюся ситуацию. Я не верю, что есть какая-то реальная опасность, но, наверное, надо проверить все факты, о которых упомянул Гидеон, и в первую очередь про наши машины.

— Я сбегаю вниз и проверю, ладно? — с готовностью вызвался Крис Кеннеди.

Гости перешли в соседнюю комнату, которая в этот час была вся залита солнцем. Оно проникало сквозь стекла окон и отражалось ярким светом от начищенного паркета. Но не это привлекло внимание Аббершоу и заставило его несколько отступить назад с глухим восклицанием. Над дальним камином, в кольце, образованном наконечниками пик, зловещий и прекрасный, сиял кинжал Блэк Дадли. Создавалось впечатление, что никогда, в том числе и прошлой ночью, он не покидал своего почётного места.

Как только Аббершоу оправился от неожиданности, он быстро подошёл к Мегги, стоявшей в одной из групп, на которые разделилась вся компания.

— Ты входила сюда утром после того, как мы вернулись из сада? — спросил он, отводя её в сторону.

— Да, — прошептала она, — и… и он уже был здесь, висел там же, где и сейчас. Я… я ничего не могла с собой поделать, меня так и тянуло в этот зал посмотреть. Должно быть, кто-то ночью вернул его на прежнее место.

Девушка немного дрожала, и Джордж нежно дотронулся до её руки.

— Испугалась?

— Я рада, что ты тоже здесь, — просто ответила Мегги, прижимаясь к нему.

Аббершоу захлестнула радость, он залился краской, но ничего не сказал. Джордж был самым старшим в компании молодых, поэтому осознавал реальность опасности положения, в котором они оказались. Кроме того, он знал больше кого бы то ни было в этой комнате о событиях последних двенадцати часов. Интуиция подсказывала ему, что большинство фактов свидетельствует против Доулиша и его людей. Джордж понимал, насколько неординарной личностью был Бенджамин Доулиш, как он сам себя называл, и какую опасность он представлял.

Сейчас, считал Джордж, основной задачей было выбраться отсюда любой ценой. В то же время он полагал, что необычные друзья полковника Кумба вряд ли осмелятся прибегнуть к крайним мерам, но, уж если они однажды угрожали, не надо быть дураками, чтобы надеяться, что они согласятся на поражение.

Ускользнув из дома, Джордж смог бы немедленно добиться того, чтобы соответствующие власти возбудили следствие. Если бы у него была возможность известить полицию, не привлекая внимания Доулиша и его людей, это был бы лучший вариант. Но на первом месте все же была проблема побега, а осуществить его при сложившихся обстоятельствах было далеко не лёгким делом.

Существовал, конечно, ещё один способ получить свободу: Джордж постоянно в течение утра ощущал в своём кармане красный бумажник. Но отдать бумажник — означало упустить главаря одной из самых хитроумных преступных организаций. До сих пор Джордж действовал как бы в темноте, и если сейчас он сдастся, то темнота никогда не рассеется. Тайна навсегда останется тайной.

Джордж взглянул на Мегги.

— Мы их ещё одолеем. Я это чувствую.

— Или погибнем в борьбе, — смеясь, ответила она.

В этот момент Кэмпион произнёс вслух одну из своих как всегда необычных и прямо не относящихся к происходящему мыслей. Как ни странно, она инициировала общий разговор компании, доселе разделённой на мелкие группки.

— Конечно, — мягко начал он, — я предполагаю, что никто ничего вообще не крал.

— У меня в комнате два куска мыла, — неуклюже пробормотал Прендерби, — но я не думаю, что именно за одним из них охотится эта старая каналья. Послушай, Вайетт, здесь есть ещё кое-что чертовски странное! Думаю, ты знаешь…

Он не успел договорить фразу, как Аббершоу поспешно вмешался в разговор.

— Здесь в целом очень много странных вещей, Майкл, — заметил он, сверля юношу глазами. Прендерби понял намёк. В этот момент заговорил Вайетт:

— Я даже не извиняюсь за происшедшее. Все это мне абсолютно непонятно. Дядя попросил меня пригласить друзей на уик-энд, как он это делал и раньше. Я прежде уже встречал в нашем доме Гидеона, но не перекинулся с ним и полудюжиной фраз. Что касается этого немца, Доулиша, он мне совершенно не знаком.

Наступила пауза. Она была прервана внезапным возвращением Криса Кеннеди. Он был возбуждён.

— Они сделали своё чёрное дело, негодяи! — произнёс он, врезаясь в центр группы. — Ни капли бензина ни в одной из машин. А в целом все машины в порядке. Кстати, этот антикварный экспонат, дедушка автомобилестроения, исчез, испарился. А сейчас мне хочется чего-нибудь выпить. Вайетт, у тебя не найдётся имбирного пива?

— Здесь ты найдёшь все, что хочешь, — сказал Петри, подводя Криса к шкафу, встроенному в панель камина.

— Две бутылки виски, — вскрикнул Крис, засунув голову в шкаф. — Ура. Это, конечно, кощунство, но иного выхода нет. Придётся влить в баки содержимое этих бутылок. Неплохая идея не правда ли?

И он выбежал из зала. Все остальные подошли к окну. Несколько минут ничего не происходило, и Мартин Уэтт уже высказал сомнение в отношении гениальности идеи Криса, как в гараже что-то бабахнуло. Потом один хлопок донёсся до наблюдателей, и в следующую секунду в облаке голубого дыма появилась маленькая машина, за рулём которой сидел Крис. Автомобиль двигался медленно, но уверенно и торжественно, периодически постреливая выхлопной трубой.

Кеннеди помахал всем рукой, его лицо светилось как у ребёнка, увлечённого любимой игрой.

— Мы им покажем! — хихикнул Прендерби в момент, когда Крис переключил передачу и машина резво покатилась по аллее к выходу.

— Ну и дураками будут они выглядеть, — заметил кто-то.

В этот момент Крис с рёвом включил четвёртую передачу, и машина стала издавать хлопки более часто. Почти одновременно с этим раздался одиночный, более резкий по тону, хлопок, а за ним сразу — второй. Всем показалось, что эти звуки исходят из окна, расположенного над их головами. Тотчас машину Криса резко занесло в сторону, и она, вылетев на газон, врезалась в дерево.

— Это Доулиш, — раздался голос Уэтта. — Он попал в машину. Как видите, немец реализует свои угрозы. Надо помочь Крису.

Он рывком открыл окно и выпрыгнул на газон. За ним последовали Майкл и Аббершоу. Когда они приблизились, Крис уже вышел из машины. Он был очень бледен и левой рукой прижимал запястье правой, на которой была царапина, сочащаяся кровью.

Когда молодые люди возвращались в дом, Аббершоу показалось, что в окне на втором этаже стоит немец, — его тяжёлое лицо на мгновение показалось из-за тёмных штор. Через несколько минут в дверь вежливо постучали, и слуга внёс на подносе записку.

— От мистера Гидеона, — угрюмо произнёс он и удалился. Вайетт развернул бумагу и прочитал ровным голосом:

«Мы не шутим. Ни один из вас не покинет дом, пока мы не получим то, что хотим». Без подписи, — добавил он и передал записку Прендерби, который с любопытством перечитал её.

— Похоже, они действительно что-то потеряли, — произнёс Майкл, обводя всех взглядом. — Что же это, черт возьми? Не зная этого, мы и впрямь не сможем им помочь.

— Да, все правильно, — сказал Мартин Уэтт, — единственное, что нам известно, что это не яйцо.

Раздался слабый смех, который, однако, быстро смолк, так как каждый сознавал серьёзность положения.

— Должно быть, что-то очень пикантное и сомнительное, — проговорил все ещё бледный Крис Кеннеди, которому Джордж перевязывал руку. — Иначе почему бы им не назвать эту вещь. Послушайте, пойдёмте к ним и скажем, что мы готовы на поиски, но не знаем, что искать. В конце концов они могут обыскать нас, если им так хочется, и убедиться, что у нас ничего нет, и нас отпустят.

11
{"b":"1307","o":1}