ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Слуга, которого Джордж приметил накануне вечером, дрался с кем-то, кто оказывал отчаянное сопротивление. Этот мужчина наскакивал на противника с поразительной яростью. Когда Джордж подошёл ближе, до него донеслись ругательства взбешённого лакея. Сначала Аббершоу подумал, что поймали ночного грабителя, но, когда дерущиеся в азарте схватки переместились к окну, предрассветные сумерки осветили лицо второго мужчины. Джордж замер от изумления, так как в этот момент узнал расплывчатые, инфантильные черты Альберта Кэмпиона.

Появлявшиеся постепенно гости толпились за спиной Аббершоу, среди них особенно заметён был Крис Кеннеди в своём роскошном халате.

— Эй! Драка? — спросил он чуть ли не с удовольствием и ринулся разнимать дерущихся.

Неразбериха ещё больше усилилась, Аббершоу рванулся было вперёд, но, внезапно увидев что-то, нагнулся и поднял нечто с пола неподалёку от второй лестницы. Все произошло настолько быстро, что никто этого не заметил.

Вскоре благодаря Крису Кеннеди схватка закончилась.

— Что случилось? В чем дело? — По коридору спешил Вайетт Петри.

Все посмотрели на Кэмпиона. Тот облокотился о балюстраду, светлые волосы свисали на глаза, он все ещё тяжело дышал. Внезапно до Аббершоу дошло, что Кэмпион полностью одет, но не в смокинг, в котором был накануне, — то есть успел переодеться.

Объяснение Альберта оказалось достаточно банальным.

— Поразительно, — сказал он фальцетом. — Этот парень напал на меня и ну колошматить. Я сначала подумал, что это кто-то из вас решил подшутить, но потом понял, что меня собираются убить.

Он на мгновение умолк и улыбнулся.

— Я начал отбиваться, — продолжил Кэмпион. — Но этот тип, конечно, не из слабых, и я рад, что вы подоспели. Я бы не хотел, чтобы из-за меня он превратил в щепки этот старинный особняк.

— Мне ужасно жаль, что так получилось. Его завтра же рассчитают. Я прослежу за этим. — Вайетт говорил с неподдельным участием, хотя такая развязка инцидента совсем не устраивала Аббершоу.

— Где он напал на вас? — спросил Джордж, шагнув вперёд. — Где вы были?

Кэмпион воспринял вопрос с очаровательным простодушием:

— Я как раз выходил из своей комнаты — вот эта дверь, рядом. Только я открыл её, как попал в переделку.

Он застегнул жилет, распахнувшийся в драке.

Аббершоу посмотрел на старинные часы, висевшие над лестницей. Они показывали восемь минут пятого. Кэмпион проследил его взгляд.

— Да, — сказал он, — я… всегда так рано встаю.

— На удивление, рано, — заметил Аббершоу.

— В это утро да, — согласился Кэмпион и пустился в объяснения. — Я из тех, кто не может заснуть в чужой постели. И потом, знаете ли, я так боюсь привидений. Мне, конечно, их видеть не довелось, — торопливо продолжил он, — но сам себе я сказал этой ночью, когда уже собрался ложиться: «Альберт, в этом доме пахнет привидениями», и как я ни старался, всю ночь не мог отделаться от этой мысли. Когда стало светать, я подумал, что сейчас самое время прогуляться, встал, оделся и, выйдя, попал в переплёт.

Он на некоторое время замолчал.

— Но сейчас мне уже не хочется гулять. Мне вообще ничего не хочется. Привет всем, дядя Альберт закрывается до девяти тридцати, когда, я надеюсь, подойдёт время завтрака.

С этими словами Кэмпион помахал всем рукой и исчез в своей комнате, плотно прикрыв дверь.

Возвращаясь к себе, Аббершоу увидел стройную фигуру в домашнем халате. Это была Мегги. Все ещё находясь под впечатлением инцидента, но уже гораздо мягче, он спросил:

— Кто привёз сюда Кэмпиона?

Она с удивлением посмотрела на него:

— Энн. Я уже говорила тебе. Они приехали вместе в то же время, что и я. А что? Может, я могу чем-то помочь? Аббершоу несколько колебался.

— Да, — сказал он наконец. — Она ведь твоя подруга, не так ли?

Мегги кивнула.

— Хорошо. Ты не можешь попросить её спуститься в сад? Ждите меня через полчаса в той самой аллее, где мы были вчера вечером. Мне нужно задать ей пару вопросов. Ты сделаешь это для меня?

— Конечно. — Она подняла на него глаза. — Что-то случилось?

В этих узких карих глазах Аббершоу заметил испуг. Его охватило внезапное желание защитить её. Будь он не таким педантичным, не таким робким в подобного рода делах, тогда, возможно, он поцеловал бы Мегги. Но Джордж удовлетворился тем, что успокаивающе похлопал её по руке.

— Через полчаса, — прошептала Мегги и исчезла в глубине коридора.

Джордж Аббершоу стоял в своей комнате перед камином и смотрел, как быстро вспыхивают и исчезают красные огоньки на остывающей золе. Джордж колебался. Через десять минут ему нужно встретиться с Мегги и Энн Эджвер в саду. До этого он должен принять окончательное решение.

Аббершоу не принадлежал к числу тех, кто поддаётся внезапному порыву, а проблема, с которой он столкнулся сейчас, была очень необычной и требовала раздумий. Перед ним на каминной доске лежал небольшой бумажник из красной кожи с шёлковой разодранной подкладкой. Бумажник был пуст. Листки бумаги, которые Джордж держал в руке и на которые он смотрел, как заворожённая волшебной флейтой змея, некоторое время назад были им вынуты из-под подкладки и многократно прочитаны. С первого взгляда, в них шла речь о совершенно обыденных житейских делах и событиях, и лишь чрезмерное упрощение фраз, а также явно бросающиеся в глаза некоторые, хотя и немногочисленные, условные обозначения говорили в пользу того, что текст зашифрован и его смысл понять не так-то просто. Джордж мучительно думал, что бы все это могло значить? Он размышлял, напрягая свою память и выуживая из её глубин фабулы тех закрученных уголовных историй, с которыми он познакомился, сотрудничая со Скотленд-Ярдом. Ключом в таких случаях должны были быть: адресат, цель написания документа и условия его обнаружения, то есть конкретная ситуация, в которой стало известно о существовании документа.

Эти крошечные теоретические познания Аббершоу положил в основу попытки провести своё собственное расследование. Такая задача — а решал он её самостоятельно впервые в жизни — импонировала ему, он ею увлёкся.

Единственное, что его смущало, это недостаток времени — так как действовать надо было быстро — и откровенно незначительное количество исходных фактов. «Чем же я располагаю? — мысленно задавал себе вопрос Джордж. — Прежде всего — что меня настораживает в этом деле?»

И он ещё раз провернул в своей голове события вчерашнего вечера и ночи. Конечно, самым потрясающим, отметил он, была смерть полковника Кумба, причём окружённая ореолом таинственности. И самым удивительным, хотя и недостаточно крупным в масштабах происшедших событий, возможно, было отсутствие пластинки на лице Кумба, когда Аббершоу удалось обмануть бдительность доктора Уитби и приоткрыть простыню, под которой находился труп полковника.

Только сейчас, по прошествии нескольких часов, Джордж внезапно ощутил причину своего мимолётного оцепенения в тот момент, когда увидел мёртвое лицо старого вояки, — ему вдруг пришло в голову, что он уже видел это лицо. Но где? Несколько минут мучительного напряжения, и вот он — результат. Насколько удивительна память человека! Это было в одно из его первых посещений Скотленд-Ярда. После официальной консультации, где он выступал в роли эксперта по исследованию летальных ранений, Джорджу был показан альбом знаменитых преступников, о которых ходили легенды. Многие из них тогда находились в розыске, и ими занимался Интерпол. Как теперь показалось Аббершоу, лицо полковника Кумба напоминало одного из представленных в альбоме руководителей крупного международного преступного концерна. Правда, на фото в альбоме человек был моложе. Но ведь и прошло уже около десятка лет.

Хотя этот факт, связанный с Кумбом, прочно отложился в голове Аббершоу, он никак не мог связать его с документами в красном бумажнике.

Второй факт — обстоятельства его заполучения — потребовал от Джорджа гораздо меньших размышлений. Он косвенно выводил на Альберта Кэмпиона, поскольку бумажник найден на месте драки с его участием. Джорджу очень не нравился этот эксцентричный молодой человек, любитель дурацких, как думал Аббершоу, аналогий и подковырок. Да и вся манера поведения Кэмпиона вызывала у него если не отвращение, то удивление: как в наше время могут вообще рождаться такие люди?!

8
{"b":"1307","o":1}