ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сидя в постели со стаканом в руке, сознавая медленное течение поздних ночных часов, Кэмпион надеялся, что такой день не настанет. Потом она снова страстно заговорила, наклонившись вперед.

— Мой милый, как я уже говорила, есть ещё одно небольшое дело, которое тянется уже давно, и я пришла к выводу, что нужно рассказать, чтобы для тебя это не стало неожиданностью… Да? — последняя реплика была обращена к двери, которая вдруг тихо отворилась. На пороге показалась щуплая фигура с армейской выправкой, одетая в элегантный, прекрасно сшитый голубой шлафрок со бранденбурами. На пороге в замешательстве стоял капитан Алистер Ситон. Он тут же принялся извиняться, пытаясь скрыть растерянность.

— Прошу простить меня, — четко произносивший каждое слово голос звучал куда мощнее, чем ожидал Кэмпион. — Я как раз проходил мимо и заметил свет, но был уверен, что комната… гм… пуста.

— Перестань, — рассмеялась Рени, — просто ты учуял виски. Входи. Там есть стаканчик для зубной щетки.

Пришелец улыбнулся смущенно, но не без обаяния. — Он относится к ней, как к матери, — подумал Кэмпион и внимательнее взглянул на мисс Рапер. Та как раз наливала на два пальца виски — явно привычную порцию.

— Возьми, пожалуйста. Хорошо, что ты пришел, сможешь подробно рассказать мистеру Кэмпиону, как заболела мисс Рут. Только один ты, кроме врача, видел её тогда. Говори потише. Нас тут и так хватает. Если ещё кто-то заявится, бутылки надолго не хватит.

Капитан поудобнее уселся в кресле темного дуба, формой напоминавшем какой-то нордический трон.

— Я её не убивал, — заявил он со стыдливой улыбкой, словно пытаясь обеспечить себе симпатии Кэмпиона.

— Ты её не знал, Альберт, — поспешно вмешалась Рени, словно пытаясь взять ситуацию в свои руки. — Она была крупной полной женщиной, самой крупной в семье, и не такой интеллигентной, как остальные. Знаю, что думает Кларри, но, по-моему, он ошибается.

— Жуткая была чудачка, — буркнул капитан Ситон поверх стакана и презрительно фыркнул, как кот.

— Во всяком случае, её убили не потому, — продолжала она, не обращая на них внимания. — Да, она всех раздражала, я это знаю, но не потому, что недостаточно интеллигентна. Бедная женщина была больна. Доктор сказал мне об этом за два месяца до её кончины. «Рени, если она не станет следить за собой, в два счета может схлопотать апоплексический удар, — говорил он мне, — и тогда у тебя с ней будет множество хлопот. Как с её братом».

Кэмпион резко выпрямился.

— Но ведь мистер Эдвард умер от сердечного приступа.

— Так сказал врач, — в словах мисс Рапер звучало сомнение, отчасти предостережение, голову она склонила набок. — Но мы так и не знаем, что же произошло на самом деле. В тот день, перед смертью, мисс Рут очень рано вышла за покупками. Предыдущим вечером у них разыгрался какой-то скандал, я слышала, как они кричали на неё в комнате Лоуренса. Никто её не видел до самого возвращения домой около половины первого. Я была в кухне, все разошлись, и капитан встретил её в холле. А теперь рассказывай ты, мой дорогой.

Капитан, слыша такие слова, прищурил глаз и выгнул тонкие губы.

— Я сразу понял, что её что-то мучает, — неторопливо начал он. — Трудно было этого не заметить. Представьте себе, она кричала.

— Кричала?

— Ну, очень громко говорила. — Сам он понизил голос, произнося эти слова. — Лицо багровое, размахивала руками и едва держалась на ногах. Поскольку я как раз оказался на месте, то, разумеется, сделал все, что было в моих силах. — Он задумчиво потянул виски. — Проводил её к тому коновалу, что живет по соседству. Должно быть, мы вдвоем здорово смотрелись. Мне казалось, нас разглядывают из всех окон в городе. — Он рассмеялся, но в глазах его по-прежнему читалась обида.

— Вам досталось, но зато вы поступили благородно, — заметил Кэмпион.

— Я как раз хотела сказать то же самое, — с запалом подтвердила Рени. — Это было весьма благородно с его стороны. Даже не стал звать меня. Просто сделал все, что нужно. Это так похоже на него! Доктор оказался на месте, но ничем ей не помог.

— Нет-нет, дорогая моя, не совсем так это было, — бросив извиняющийся взгляд в сторону постели, капитан вернулся к прерванному рассказу. — Расскажу по порядку. Дело выглядело следующим образом: когда мы так шли по улице — я выглядел как полицейский, ведущий пьяную женщину, потому что она кричала в голос, — увидели нашего доктора, который как раз запирал двери своего кабинета. Около него стоял какой-то парень, вдобавок заливавшийся слезами. Насколько я смог понять, они спешили к роженице… — он умолк, и видно было, что сцена эта вновь встала у него перед глазами и что вспоминает он её с известным удовольствием.

— Ну вот, мы стояли у входа в кабинет доктора. Парень был совершенно беспомощен и только сжимал в руке свою зеленую шляпу, цветом очень подходившую к его лицу. Доктора явно встревожила информация, которую ему сообщил этот несчастный. Моя спутница была в весеннем костюме — чем-то вроде сари из мешка для сахара и фланелевой юбки, верно, Рени?

— Это наверняка были два платья, мой милый, а не юбка. Они все весьма странно одеваются. Они выше нарядов.

— О, мисс Рут, я бы так не сказал — кисло заметил капитан. — Когда она принялась расстегивать множество заколок, ситуация стала критической. И притом она выкрикивала какие-то числа…

— Какие ещё числа? — спросил встревоженный Кэмпион.

— Ну, числа, и все. Она была семейной математической диковиной. Разве Рени ничего вам не говорила? Полиция все расспрашивала меня, что она говорила. Но то, что я слышал, звучало как математические головоломки. Видите ли, она тогда была не в состоянии четко выговаривать слова. Я потому и понял, что она тяжело заболела, а не сошла с ума.

— Врач должен был впустить её в кабинет, — заявила Рени. — Знаю, он человек очень занятый, но все же…

— Прекрасно вас понимаю, — капитан Ситон упорно старался быть беспристрастным. — Признаюсь, тогда я счел его поведение необычным, но и сам чертовски нервничал. Нет, он просто знал, что больная совсем близко от дома, и собственно, не все ли равно, где произошел приступ, который он предсказывал? Внимательно взглянув на нее, он сказал мне: «О, Боже, вот оно. Скорее отведите её в её комнату и прикройте пледом. Я приду сразу, как только смогу».

— Не забывайте, — добавил капитан со своей привычной иронической улыбкой, обращаясь к Кэмпиону, — что тот заплаканный парень, на добрый фут выше нас обоих и минимум лет на тридцать моложе, ясно дал понять, что врач пойдет с ним, а не с нами. Насколько я помню, он заявил это весьма решительно. Вот потому мы решили не спорить и я проводил домой свою шатающуюся красотку, у которой уже и пена на губах появилась. В комнате я усадил её на единственное кресло, где не лежали книги, набросил сверху кучу старой одежды и побежал в кухню за Рени.

— Где перевернул кастрюлю, которую я только поставила на плиту, а я пошла к ней, — вмешалась мисс Рапер, ласково улыбаясь капитану. — Все-таки ты чудесный парень.

— Что бы обо мне люди не говорили, — закончил за неё капитан, подмигнул и довольно расхохотался.

— Лучше выпей и не напрашивайся на комплименты, — укорила Рени. — Мне вначале показалось, что она дремлет. Дыхание её мне не слишком понравилось, но я знала, что вскоре придет доктор и подумала, что лучше ей отдохнуть. Прикрыла бедняжку ещё одним пледом и вышла.

Капитан со вздохом выцедил последние капли.

— Когда к ней заглянули ещё раз, она уже была одной ногой на том свете, — пояснил он. — Никаких хлопот. Для всех, кроме меня, разумеется.

— Ох, не говори так, это ужасно звучит! — розовые бантики на чепце мисс Рапер дрогнули. — Я встретила мисс Ивэн, которая как раз входила в дом, и мы вместе пошли наверх. Было часа два пополудни. Мисс Рут все ещё спала, но ужасно стонала.

— Мисс Ивэн вам помогла? — поинтересовался Кэмпион.

Рени посмотрела ему прямо в глаза.

— Ну нет. То есть ровно настолько, сколько можно было от неё ожидать. Что-то сказала сестре, но когда та не отозвалась, огляделась, взяла какую-то книжку с полки, некоторое время её листала и, наконец, сказала, чтобы я послала кого-нибудь за врачом, как будто я сама об этом не подумала.

11
{"b":"1308","o":1}