ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Они и сейчас очень милые люди, — рискнул Кэмпион.

— Разумеется, и человек чувствует себя по-прежнему им обязанным. Но нужно было видеть их тогда!

— Может быть, Эдварду Палиноду недоставало деловой хватки отца?

— Да, — согласился мистер Джеймс. — Пожалуй.

Последовала тягостная пауза.

— Мисс Джессика сказала мне, что её нынешний доход можно измерить в шиллингах, — начал Кэмпион.

— Мисс Джессика! — Джеймс всплеснул руками, но лицо осталось непроницаемым. — Я не могу обсуждать эту тему.

— Разумеется. Значит, последний раз вы видели мисс Рут накануне её смерти? Я прав?

— По-правде говоря, я не уверен. Она заглянула только мимоходом. Я постараюсь уточнить, подождите немного.

Он торопливо вышел из комнаты и почти тут же вернулся с человеком, который когда-то вполне мог быть правой рукой основателя банка мистера Джефферсона Клоджа. Человек этот был высок, худ и настолько стар, что кожа на лысой голове, казалось, приросла к черепу. Редкие седые волосы торчали на морщинистом лице в самых неожиданных местах, и больше всего бросалась в глаза отвисшая нижняя губа. Но слезящиеся глаза смотрели испытующе и проницательно. Услышав, о чем идет речь, никакого удивления он не выказал.

— Это было сразу после обеда накануне дня её смерти или в тот самый день. — Тон у него был категоричный и резкий. — Сразу после обеда.

— Мне так не кажется, мистер Конгрейв, — они обратили внимание, что директор, обращаясь к старику, повысил голос. — Мне кажется, это было накануне утром.

— Нет, — по-старчески упрямо протестовал тот, — после полудня.

— Покойная заболела перед самым ланчем, а умерла во втором часу, — спокойно пояснил Чарли Люк.

Старик смотрел на него невозмутимо и равнодушно, и мистер Генри Джеймс повторил это замечание гораздо громче.

— Чушь, — убежденно заявил Конгрейв. — Я прекрасно знаю, что это было после полудня, поскольку взглянул на мисс Рут и подумал, как сильно изменилась мода. Было это после полудня в день её смерти. И она чувствовала себя вполне нормально.

Мистер Джеймс виновато взглянул на Кэмпиона.

— Это было утром, я уверен, совершенно уверен, — настаивал он.

Пренебрежительная усмешка скользнула по лицу старца.

— Можете говорить, что угодно, мистер Джеймс, ваше дело, — буркнул он. — Бедной женщины все равно нет в живых. Это было после полудня. Если больше я не могу ничем вам помочь, то позвольте откланяться.

Инспектор внимательно посмотрел ему вслед, потом энергично потер подбородок.

— Да, в свидетели он не годится, — заметил Люк. — Еще кто-то в конторе нам мог бы помочь, мистер Джеймс?

Элегантный джентльмен озадаченно уставился на них.

— К сожалению, нет, — ответил он после минутного раздумья. — Разумеется, я хотел бы вам помочь, но как раз тогда наша мисс Уэбб не ходила на службу, потому что болела гриппом, и мы с Конгрейвом управлялись вдвоем. — Он слегка покраснел. — Вы можете подумать, что у нас слишком мало персонала. Так оно и есть. Теперь трудно найти подходящих работников. Раньше было иначе, я вас уверяю. Помню то время, когда в у меня в конторе работало полтора десятка сотрудников. И обороты были куда больше.

Кэмпиону померещилось, что банк Клоджа усыхает прямо у него на глазах.

— Предположим, это было утро накануне её смерти, — предложил он. — Тогда она себя вполне прилично чувствовала, как я понимаю?

— Совсем наоборот, — возмутился мистер Джеймс. — Она произвела на меня впечатление совершенно больного человека. Возбужденная, агрессивная, выдвигала совершенно невозможные требования. И когда я на следующий день услышал… да, я уверен, что это было на следующий день… что у неё случился удар, то совсем не удивился.

— Тогда диагноз не вызвал сомнений?

— Ни малейших. Доктор Смит — весьма солидный врач, его очень ценят в нашем районе. Услышав печальную весть, я сказал себе: «Ничего удивительного. По крайней мере камень с плеч этих бедняг». — Едва произнеся эти слова, он вздрогнул и побледнел. — Не нужно мне было встречаться с вами, я это чувствовал, чувствовал с самого начала.

— Но ведь общеизвестно было, — негромко заметил Кэмпион, — что у мисс Рут очень трудный характер. Родственники часто действуют друг другу на нервы. Но даже в таких случаях семейство редко прибегает к — скажем так крайним мерам.

Лицо директора благодарно просияло.

— Да, — торопливо подхватил он, — именно это я имел в виду. Я просто опасался, что вы меня неверно поймете.

Чарли уже стал подниматься с кресла, когда двери отворились и снова появился мистер Конгрейв.

— Какой-то человек пришел к инспектору, — произнес он едва ли не шепотом. — Мы не хотели его впускать, но, полагаю, его следует провести сюда. — Он кивнул в сторону Люка. — Я его не отправил, а стоило бы.

Оскорбительное великодушие разыграно было превосходно. Не дожидаясь ответа, Конгрейв шагнул в сторону, жестом пригласив кого-то, ждавшего в коридоре.

Агент в штатском, мужчина с унылым лицом, изборожденным морщинами, энергично вошел в комнату, не замечая никого, кроме Люка.

— Мы могли бы поговорить с глазу на глаз, инспектор?

Инспектор кивнул и, ни слова не говоря, вышел в коридор. Конгрейв закрыл за ними двери и подошел к окну, выходившему на улицу. Отодвинув примерно на дюйм штору, он бесцеремонно припал глазом к щели и неожиданно залился тонким старческим смешком.

— Да ведь это наш сосед по правую руку, мистер Боулс, — сообщил старик. — Интересно, чем это он занимается?

— Может быть, решил прогуляться по Эпрон Стрит, — неудачно пошутил Кэмпион. Старец не отреагировал, по-прежнему глядя на улицу. Потом с трудом выпрямился.

— Нет, сэр, потому что он и так уже на Эпрон Стрит, — строго заметил он. — Вы, должно быть, не здешний, если этого не знаете.

— Боюсь, что слух старину Конгрейва уже подводит, — голос мистера Джеймса звучал виновато. — Столько лет проработав у нас, он имеет определенные привилегии, или по крайней мере ему так кажется. — Директор умолк, вздохнул и заморгал. — Говорю я вам, даже деньги теперь не те, что прежде. Это звучит как ересь, но порой я начинаю в это верить. Всего хорошего.

Глава 10

Парень с мотоциклом

— Недурное я провернул дельце, — убежденно заявил Джесси Боулс. — Да, по-другому просто не скажешь — недурное дельце. Положил в гроб покойного джентльмена — и только.

Стоя на булыжной мостовой, весь в черном, он производил весьма солидное впечатление. Фрак был несколько длиннее, чем принято, и другой на его месте выглядел бы смешно, однако он со своими волнистыми сединами был просто импозантен. Мягкой белой рукой он потирал свой атласный цилиндр, не слишком блестящий и не вызывающе новый, но солидный и впечатляющий.

— Вижу, инспектор, что вы внимательно меня разглядываете, — обратился он к Люку, усмехаясь с отцовской снисходительностью. — Я называю этот наряд «похоронный шик». В шутку, конечно, но понимаете, это утешает осиротевших родственников; разумеется, не шутка, а костюм.

Агент в штатском, казавшийся куда более расстроенным, чем несколько человек, молча шагавших за богато разукрашенным катафалком, только что покинувшем каретный сарай, горько усмехнулся.

— Меня вы им совершенно не утешаете, — заметил он без всякой надобности. — Ну, теперь все расскажите инспектору. Где тот гроб, который вы забрали из подвала Портминстер Лодж вчера ночью?

— В доме номер пятьдесят девять на Лэнсбэри Террас, куда мы собственно и едем. — Он не сумел скрыть триумфа в голосе. — Знай я, инспектор, что вы захотите его осмотреть, ни за что не пустил бы его в дело, даю руку на отсечение.

Чарли Люк скривил лицо в гримасе, которая должна была сойти за усмешку.

— Ловко вы все устроили, Боулс, — заметил он. — Разумеется, тело уже лежит в гробу. И наверняка в эту минуту вокруг собрались безутешные родственники.

— И возносят молитвы, — в невинном взоре не было и тени насмешки. — Весьма религиозные люди. Сын покойного — юрист, — добавил он, немного подумав.

19
{"b":"1308","o":1}