ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Агент в штатском покосился на начальника, но глазах того сомнений не было. На этот раз Джесси Боулс их переиграл.

— Так случилось, что гроб понадобился сегодня утром; так получилось, что он подошел; так сложилось, что возникли проблемы с заказанным гробом. И конечно он не знал, что гроб может нас заинтересовать, — мрачно процедил он.

— Вы просто говорите моими словами, мистер Диц, — довольно согласился Джесси.

— Я не собрался говорить, — слишком неприятный случай для нашей фирмы, — но заказанный гроб, который я приготовил для покойного джентльмена, покоробился. Отвратительный материал поставляют в наше время. Просто вода с него капает. — Ну что же, — говорю я сыну. — Грустно, но факт. Прежде чем мы доставим его на место, выпадет дно. «Может быть ещё хуже, отец, — отвечает мой мальчик, — это может произойти в церкви. Мы же не хотели, чтобы произошло нечто подобное, ведь это могло нас здорово скомпрометировать». — О Боже, Роули, никогда бы я не смог смотреть людям в глаза. — И поделом, — говорю я. — И поделом. Но что нам теперь делать? «Так ведь у нас есть твой шедевр, отец», — он мне в ответ. «Но ведь…» — говорю я…

— Угомонитесь, — бросил инспектор без тени гнева. — Оставьте ваши россказни при себе. Я хочу только немного осмотреться в доме, если вы не возражаете.

Боулс достал из жилетного кармашка красивые, хотя и слишком увесистые золотые часы.

— Какая жалость, что я не могу принять в этом участие, инспектор. Иначе потом пришлось бы лететь галопом на Лэнсбэри Террас, а это может быть неверно понято и произвести нехорошее впечатление. Но вам повезло: на кухне сидит мой шурин, греется у огня, потому что застудил голову. Он с радостью вас проводит и будет свидетелем. — Боулс умолк, многозначительная ухмылка искривила его тонкие губы. — Не потому, что мы с вами не доверяем друг другу, но я хорошо знаю, что господа из полиции любят, чтобы их сопровождали, это всегда к лучшему на случай недоразумений. Войдя в дом, скажите только: «Мистер Лодж, нас прислал мистер Боулс» — и он покажет все, от чердака до подвала. — И будет очень рад этому — язвительно добавил гробовщик.

— Отлично, так и сделаем, — инспектор Люк не скрывал своего удовлетворения. — Встретимся после представления.

— На эту тему, инспектор, шутки неуместны, — совершенно искренне возразил тот, качая сединами. — Это моя профессия, и я отношусь к ней спокойно, но для покойного джентльмена это дело весьма серьезное. Тут не до смеха.

— В самом деле? — Чарли Люк натянул пальцами кожу на лице, так что даже проступили черепные кости.

Джесси вздрогнул и побледнел, как мел.

— Не считаю это хорошей шуткой, — сурово произнес он и отвернулся.

В кухне они действительно застали Лоджа, но тот был не один. Навстречу им из глубокого кресла напротив поднялся Кэмпион.

— Я видел, что вы с ними разговорились, потому пошел вперед и вошел через контору, — пояснил он. — Лодж говорит, что вчера вечером ему подлили в выпивку какую-то гадость.

В тростниковом кресле покоилось воплощение несчастья и муки, вращая мутными глазами. Лодж в своем лучшем костюме и гамашах был без воротничка и весь растрепан. Зол он был необычайно.

— От бокала «Гиннеса» и двух кружек портера чтобы я свалился с ног, это я-то! — возмущался он. — Отключился полностью. Как очередной клиент моего свекра, и чувствую себя сейчас точно также. В этом весь Джесси: треплется о покойной сестре, так что слезы из глаз, а потом подливает какой-то отравы… И это в своем собственном доме! Даже женщина, так сказать беззащитная женщина, не решилась бы на такое свинство.

У сержанта Дица этот взрыв неожиданно нашел отклик в душе.

— Позвольте пожать вашу руку, — с чувством произнес он. — Здорово сказано.

Лодж, несмотря на свое состояние, явно был доволен.

— Очень рад познакомиться, — заявил он, протянув новому знакомому пятерню с пальцами, напоминавшими сосиски. Кэмпион, поглядывая на инспектора, заметил, что того развеселила эта сцена, и поспешил представить их друг другу.

— Ничего тут нет, — сообщил Лодж Дицу. — Я перерыл его поганое заведение, и все на месте, до последнего воскового цветочка. Ей-Богу, не знаю, чем этот старый жулик промышляет, но это что-то сверхъестественное.

— Что ты хочешь сказать? — спросил Кэмпион.

— Человеческого языка не понимаете? — укорил Лодж. — Это не имеет ничего общего с делами по ту сторону улицы. Ради бога, посидите спокойно, если в вас есть хоть капля жалости. Меня сегодня мушиная возня и та убивает.

Когда все расселись, он пояснил:

— Джесси проворачивает что-то необычное, не имеющее ничего общего с рытьем могил и семейством Палинодов. Это стало ясно, как только от него пришло письмо. Джесси хочет, чтобы переполох у Палинодов поскорее кончился, и чтобы фараоны… приношу свои извинения, мистер Диц, и вам тоже, инспектор… и чтобы полиция занялась своими делами, принимая поздравления, а он мог бы и впредь заниматься своими делами. Для того он и писал, старый козел.

Лодж уже собирался стукнуть кулаком по столу, чтобы подчеркнуть свои слова, но вовремя удержался.

— Ему в голову не пришло, что мой хозяин займется этим делом официально, и тем более не рассчитывал, что я заявлюсь к нему с дружеским визитом. Когда я возник на пороге, он так уставился на меня и мой чемоданчик, что я и говорю: «Тебе нужно подвязать челюсть, братец, если хочешь придать лицу милое выражение». Разумеется, он тут же взял себя в руки и распер рот до ушей. Воображает, что для Роули я стану богатым дядюшкой — ведь пиджак мой пошит из добротного твида и я пользуюсь дорогим одеколоном.

Он быстро приходил в себя, черные глазки в складках жира постепенно обретали прежний блеск. Кэмпион, заметив на лице Люка явный интерес, понял, что они напали на нечто действительно необычное.

— Он нас заманил, — продолжал Лодж, набираясь сил. — Заманил сюда, делая вид, что ему есть что сказать. Видимо есть, но немного. Мы ещё в конторе рассматривали снимки могилки бедняжки Бетти, а я уже все у него выудил.

— О чем он говорил? О скачках? — вдруг прервал Лоджа Кэмпион и все трое уставились на него.

— Ну, конечно, наш мистер Всеведущий и об этом проведал, — Лодж от раздражения позабыл, что они не одни. И приложил невероятные усилия, чтобы сгладить нетактичное замечание. — Это я не вам, — буркнул он, и тяжелые веки скрыли налитые кровью глаза. — Это я сам себе. Вот и все, что смог нам предложить Джесси. Мисс Рут Палинод, как и многие другие, любила время от времени поставить шиллинг-другой на какую-то лошадь. Джесси считал, что это может быть любопытно, потому что держалось в тайне. Дилетанты часто совершают такие ошибки.

Люк смотрел на хозяина и слугу с восхищением коллекционера, нашедшего редкую марку.

— Как вы догадались, мистер Кэмпион?

Ясные глаза виновато взирали из-за роговых очков.

— Интуиция, — скромно пояснил он. — Все намекали на какой-то тайный её порок, но пьяницей она не была, зато отличалась математическими способностями. Значит могла разработать собственную систему. Вот и все. Наверняка Боулс-младший брал у неё деньги на ставки.

— Она ставила не больше шиллинга или двух, так что Роули не придавал этому значения. Он пошел в мать — такой же тугодум. И делал это просто из любезности. Но полагаю, старуху шантажировал его папаша.

— Невероятно! А ей когда-нибудь удавалось выиграть?

— Время от времени. По большей части она только теряла деньги, как большинство женщин.

— Это верно, — убежденно подтвердил сержант Диц.

— Так, это многое проясняет, — глаза Люка блеснули. — С деньгами было туго. Если один из членов семьи пролетел, страдают остальные. Живут все вместе, денег взять неоткуда. Глупая баба продолжает швырять деньги на ветер. Семья озабочена, близка к отчаянию. Кто-то должен её остановить… — распалившись, он вдруг умолк, чтобы задуматься. — Как мотив годится? — спросил он Кэмпиона. — Пожалуй, нет.

— Мотив убийства редко бывает убедительным, — неуверенно заметил Кэмпион. — Случалось, самые изощренные из них совершались ради нескольких полукрон. А как насчет занятий Джесси, Лодж? Ты что-то выяснил?

20
{"b":"1308","o":1}