ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сейчас не могу, но все равно спасибо, буду помнить. Я очень занят. Слушай, Тос, ты когда-нибудь слышал про Эпрон Стрит?

Воцарилась столь долгая пауза, что Кэмпион успел представить себе лисью мордочку и длинный подвижный нос. Уверенность, что теперь под ним должны красоваться усики, удивила его самого.

— Ну и что? — буркнул он, чтобы что-то сказать.

— Ничего, — голос Кнэпа звучал не слишком убедительно, что тот видимо понял сам, ибо тут же добавил: — Знаешь, что я тебе скажу, дружище Берт, держись оттуда подальше, понимаешь?

— Не очень.

— Скверное там дело.

— С чем, с улицей?

— Я ничего о ней не знаю, кроме одного — прогулочка не из приятных.

Кэмпион, наморщив лоб, замер с трубкой в руке.

— Ничего не понимаю, — наконец, сказал он.

— Я тоже. — Огорчение в тонком голосе казалось искренним. — Я теперь многого не знаю. Завязал, факт. У почти женился. Но время от времени кое-что слышу, и это последняя новость. «Избегай Эпрон Стрит», — так меня предупредили по старой памяти.

— Я хотел бы разузнать побольше на эту тему.

— Постараюсь, — Тос это заявил с ноткой прежнего юношеского энтузиазма.

— Тебе за это может перепасть пять фунтов.

— Если не будет неожиданных расходов, я сделаю все исключительно по старой дружбе, — великодушно отказался Тос. — Пока, старик. Адрес у тебя тот же?

Глава 12

Маковый отвар

— Видел я её, — решительно заявил Лодж. — Видел собственными глазами.

— Потрясающе, — отозвался Кэмпион. Он только что вошел в комнатку мисс Чабб, господствовавшую над полукруглым баром заведения «Платановая сень», где обнаружил своего слугу и наперсника во всем великолепии, но ни следа инспектора. И то хорошо. Лодж был в прекрасном настроении, о чем говорил торчащий вперед многоярусный подбородок и испытующее выражение лица.

— Сейчас вы признаете, что история очень странная, — продолжал он. — И сама забегаловка, и старый дед за прилавком — тоже чуднее не бывает.

— О чем ты? — Кэмпион сел на край стола.

— Ну разумеется, вы же начальник! Вот и не слушаете и все время задаете глупые вопросы. — Лодж презрительно хмыкнул. — Много потеряли на том острове, которым вам предстояло управлять. «Настоятельно требую переписать это трижды, а потом выбросить в корзину», — как принято у такого начальства. Я видел Беллу Мэсгрейв, а вы никак не можете понять.

— Беллу Мэсгрейв? — Имя Кэмпион повторил машинально, но вдруг припомнив, широко раскрыл глаза. — Вот как… — протянул он. — Ужасный малый зал полицейского суда… О, Боже, да, теперь припоминаю. Маленькая стройная женщина с детским личиком.

— Теперь с двумя детскими личиками, — злорадно заметил Лодж. — Но Бог с ней. Та же черная вуаль, то же опечаленное лицо под ней, те же самые ласковые, полные лицемерия глаза. Вы помните, что было её специальностью?

Кэмпион долго испытующе смотрел на него.

— Припоминаю, — наконец протянул он, — смерть.

— Верно. В коммерческом смысле. — Черные глазки Лоджа округлились от возбуждения. — Женщина ходила по домам с дешевыми библиями. Отыскивала в газетах некрологи и потом шла прямо по адресу. «Как, он умер?» — он прекрасно передал её недоумение. — О, какая жалость! Для меня это тоже большая утрата. Покойный заказал библию и оставил небольшой задаток. Нужно только доплатить пятнадцать шиллингов. Опечаленная семья, стараясь поскорее от неё избавиться, впопыхах забирала библию, стоившую никак не больше десяти шилингов. Теперь вы вспомнили, шеф? Неплохой источник дохода.

— Да, припоминаю. Но было и кое-что еще. Разве не играла она роль безутешной вдовы в той афере со страховкой? У неё были весьма специфические интересы.

— Точно. А теперь, когда вы вспомнили, послушайте, что я скажу. Она снова появилась, и теперь на Эпрон Стрит. Только что я её видел. Она тоже посмотрела на меня, но не узнала.

— Где это было?

— Я же говорил вам, у того чудаковатого аптекаря. — Он был близок к отчаянию. — После вчерашнего угощения я пошел купить чего-нибудь для поправки и как раз разговариваю с этим старым хреном, когда входит Белла. Он глянул на нее, она на него — и шмыг за занавеску!

— Что ты говоришь! Это очень странно!

— Ну, о чем я вам все время и твержу! — Толстяк яростно подпрыгнул в кресле. — А вы что, витаете в облаках? Простите, шеф, но я не мог сдержаться. Странная история, сами понимаете.

— Чрезвычайно. Между прочим, я как раз говорил с твоим старым приятелем. Помнишь Тоса?

Круглое белое лицо расплылось в удивленной улыбке.

— Обалдеть можно, ушам своим не верю, — наконец, воскликнул Лодж. — Как поживает этот старый мошенник? Его ещё не повесили?

— Напротив, он женился и стал уважаемым человеком. Кое-что обещал для нас сделать.

— Ага, женился, значит… Тогда все в порядке… Полезный тип, если использовать по назначению.

Кэмпион недовольно покосился на него.

— Ты ужасный циник, Лодж, если говорить честно.

Толстяк прикинулся обиженным.

— Прошу меня не подкалывать, слишком я стар для этого. Но, что с аптекарем? Разумеется, Белла может быть его теткой. Если подумать, это вполне правдоподобно. У таких типов других родственников и быть не может. Но с другой стороны, если она зарабатывает на смерти, то на Эпрон Стрит ей сейчас самое место.

— Если уж речь зашла о родственниках, вспомни своего Джесси, — безжалостно прервал его Кэмпион. — Инспектор ещё у него?

— Наверняка. Вышел ко мне, когда я заявился, и очень вежливо попросил предупредить вас, что он может опоздать. Судя по виду, был очень занят.

— А как выглядел твой свояк?

Лодж шмыгнул носом.

— Криков я не слышал. А Чарли Люк далеко пойдет, а?

— Да? С чего ты взял?

— Сил не жалеет. Пятидневная рабочая неделя не для него. Пока дождется утра понедельника, его удар хватит!

Легкие торопливые шаги донеслись с деревянной лестницы на улицу. Двери скрипнули и показался инспектор Люк, сразу заполнивший собой комнатушку.

— Простите, сэр, но я никак не мог избавиться от старого зануды, — улыбнулся он Кэмпиону. — Они с сыном как два провинциальных комика. Не будь нужды нам посоветоваться, привел бы их сюда и велел все повторить ещё раз, чтобы вас развлечь. Между нами говоря, они вполне могут с успехом выступить в суде.

«Сарай был сдан без моего ведома, — заявил Джесси. — Сын, объяснись!»

По своему обыкновению Чарли Люк перевоплотился в персонажа, о котором рассказывал.

«Да, я виноват, отец, я плохо поступил, прости меня — продолжал он, изображая Роули Боулса. — Я сделал так из сострадания, как ты меня всегда учил, отец. Парень так просил, просто умолял…» И так далее, и тому подобное.

Присев к столу, он колокольчиком вызвал мисс Чабб.

— Слушать его можно было весь день, — теперь Люк продолжал уже серьезно. — Джесси в ярости. Не только на Роули, но и на кого-то еще. Может, на молодого Даннинга, но вряд ли.

— Один из них может оказаться владельцем орудия преступления?

— Возможно. — Люк нахмурился. — Хотел бы я все-таки знать, что тут происходит. Разумеется, я поручил заняться ими одному из моих людей. Приличный молодой парень, но совсем ещё зеленый. Другое дело, что лучшего у меня сейчас нет. Нас слишком мало. И ещё завалили работой в связи с той заварухой на Грик Стрит; там мы уже почти свели концы с концами.

Лодж разглядывал кончик собственного носа.

— Сколько шуму наделал налет на ювелирный магазин, со стрельбой по полицейским и в прохожих, — вздохнул он. — И висельник как в воду канул.

— У нас слишком мало людей, тут ничего не поделаешь. Но старину Джесси мы не упустим. Другое дело, я не вижу в нем потенциального отравителя. А вы, мистер Кэмпион?

Кэмпион не успел изложить свое мнение — как раз вошла хозяйка с пивом и бутербродами. Встав, он неторопливо подошел к окошку, выходившему на бар. Несколько минут разглядывал кишевшую внизу толпу. Но вдруг насторожился, наклонился, в глазах за стеклами очков блеснуло любопытство.

23
{"b":"1308","o":1}