ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Истории жизни (сборник)
Стиль Мадам Шик: секреты французского шарма и безупречных манер
Груз семейных ценностей
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
Большой роман о математике. История мира через призму математики
Завоевание Тирлинга
Тетушка с угрозой для жизни
Сглаз
Зеркало, зеркало
A
A

– Настроение больно хорошее, – прошипел в ответ Тулкас.

Присутствующие вопросительно уставились на него, тот зло рубанул кулаком воздух:

– Мне наконец-то прямо объяснили, какова моя Тема. Впрочем, я это давно понял: просто бить морду тем, на кого укажут. Вчера Мелькору, как всегда, сегодня – тебе, Манвэ…

– Легко! – усмехнулся Владыка.

– Вот сейчас и врежу, честное слово! Ты позабыл, что я после Круга сказал?!

– А теперь, вижу, Отец соблаговолил лично побеседовать с тобой.

– Это не имеет значения. Клятвы не стареют. И пусть голову сверлит, сколько влезет, нечему там болеть – кость. – Вала постучал себя по лбу указательным пальцем. – Сам такого сотворил.

– Успокойся, – улыбнулся Манвэ. – И спасибо тебе… Пошли пока в тронную залу – а там и решим, что делать.

* * *

Присутствие Ауле и майар несколько оживило застолье, но ненадолго. Все участники были мрачны и настороженно вслушивались в свои ощущения, ожидая удара. Тихие полумысленные разговоры шелестели от одного к другому: отношения стоило довыяснить заранее. А также обсудить дальнейшие защитные действия – в мирный исход всем верилось слабо.

– Похоже, придется собираться заново: выбор никого не минет, – произнес Манвэ, вертя в пальцах самокрутку.

– Ну и пускай! – бросил Тулкас. – Лишь бы не вмешивались – те, кто против…

– Будем Арду из-под власти Эру извлекать? – мрачно усмехнулся Ульмо. – Ну почему Он настолько возмутился из-за этой истории? За что Он тебя так, а, Манвэ?

– За все разом… Да что уж теперь… Я столько о себе лестного от Него услышал, что более инструментом в Его музыке быть не в состоянии, да и не желаю – пусть и ведущим… – Владыка вздохнул.

– Ну чем плохо, если мы все помиримся? – всплеснул руками Ирмо. – Не будет больше войн – не в этом ли Замысел?

– Он не верит, что я не попытаюсь еще раз что-то нарушить или изменить, – покачал головой Мелькор. – Не то важно, чтобы мир был, но чтобы он соответствовал. А я, чего доброго, возьму и снова что-то учиню… – Вала невесело усмехнулся.

– Так и Валинор-то уже не на Арде – что уж тут учинять? – пожал плечами Ирмо.

– Не в этом дело. Просто либо мы готовы без разговоров делать то, что Он нам прикажет, либо будем поступать по собственной воле. Главное – отношение, – процедила Варда, отпив из кубка. – А какое уж тут отношение… – Она покосилась на супруга.

– Значит, будем обороняться. Может, и устоим, – проговорил, нахмурившись, Тулкас.

– Но прежде каждый должен определиться – заставлять воевать с Единым я никого не собираюсь, – Манвэ движением головы отбросил волосы с лица. – Значит, опять всех на Круг буду созывать.

– А может, лучше у меня в Садах соберемся? – предложил Ирмо. – Там как-то уютней, – улыбнувшись, добавил он.

– А если начнется что-то? Жаль Садов. – Тень пробежала по лицу Владыки. – И для тебя неприятностей не хочу.

– Неприятности… – скривился Мастер Грез. – А то так у меня существование безмятежное! А в Садах, кстати, поди выяви, где грезы, а где – мысли.

– Может, ты и прав, – улыбнулся еле заметно Манвэ. – А соберу остальных я сам – попробую дотянуться. Нечего Эонвэ лишний раз светиться, – добавил он.

– Подумаешь! – передернул плечами майа.

– Думаю сейчас я. И так полагаю лучшим, – отрезал Владыка.

– Как пожелаешь. – Эонвэ склонил голову.

– Тогда я приглашаю всех собраться вечером в Лориэне, – сообщил Манвэ присутствующим и сосредоточился, взывая к остальным Валар.

* * *

До вечера еще было время. Ожидание выматывало.

– Спеть, что ли? – задумчиво проговорил Златоокий.

– И правда, спой! – смущенно поддержал его Гортхауэр.

Присутствующие присоединились к просьбе. Вардонэль, с начала обеда не отлучавшаяся из залы, сбегала за лютней и протянула ее майа. Тот осторожно принял инструмент, подтянул струны. Тихо взял первый аккорд. Песня о чем-то далеком и прекрасном, хрупком и дорогом заструилась, мерцая теплым светом, мягко обволакивая зал… Допев, Златоокий протянул лютню черному майа. Тот удивленно взглянул на него:

– Мне? Я давно уже не играл… Мне меч привычнее…

– Вот и играй теперь – помнишь, как мы когда-то песенные поединки устраивали? – слегка улыбнулся Златоокий.

Гортхауэр кивнул и с неожиданной робостью взял в руки лютню. Покосился на Мелькора – тот ободряюще ухмыльнулся.

Слова языка, прежде никогда не звучавшего под сводами Ильмарин, почему-то сейчас оказались понятны всем – и словно повеяло в зале терпкими ветрами Эндорэ; запахи хвои и морской соли, нагретой сухой травы и дорожной пыли скупыми, выразительными штрихами вырисовывали очертания живых земель, открытых времени и переменам…

* * *

Не успел Владыка сосредоточиться на призыве, как в дверь залы постучали и на пороге объявилась очередная гостья – всем присутствующим хорошо известная. Да и кто в Валиноре не знает Амариэ Прекрасную, первую красавицу Валмара, надменную ученицу Повелителя Арды?

Сейчас утонченное лицо эльфийки выглядело встревоженным, взлетающие к вискам вслед за бровями глаза цвета северных морей тревожно блестели. На мгновение замерев у входа, она отыскала взглядом Короля Амана и поспешно приблизилась к нему.

– Учитель, приветствую тебя! – Она поклонилась, согласно этикету; впрочем, видно было, что многочисленные гости тому причиной. Она огляделась, ее глаза слегка расширились, задержавшись на Мелькоре, но ни один мускул на лице не дрогнул.

Мелькор не без труда подавил дрожь – Йолли, последняя Королева Ирисов…

– Здравствуй, Амариэ, – произнес Манвэ, прервав попытки дотянуться до отсутствующих собратьев. – Проходи, присаживайся. Выпей вина – тебя что-то встревожило? – Его голос прозвучал непривычно мягко. – Говори, не смущайся.

– Да, Учитель. Что-то стряслось в Блаженной земле… – Амариэ присела на табурет у стола и отпила глоток из кубка, что протянул ей Эонвэ. – Я слышала о Круге и об… – Она чуть помедлила, – Указе… Но этот ураган – у нас несколько крыш снесло, я хотела раньше прийти, но дверь даже не открыть было… Что это было? Почему? – она смущенно умолкла, неотрывно глядя в лицо Манвэ.

«И ей все рассказывать? Еще не хватало и ее втянуть! Или сказать ей правду – о ее происхождении в том числе – может, отшатнется, уйдет? От нее мало что скрывалось, но – это? Нечего ей здесь делать, эльфийке, – где Валар скручивает. Или просто услать, она не может не послушаться…»

– Этот смерч… Это – ты?! – Чуть дрогнули нежные, красиво очерченные губы. – Что случилось… с тобой?

– Ты же видишь – ничего. А это… так… сорвался.

– Ты?!

– Ну бывает. Надеюсь, никто не пострадал?

– Нет, только у нескольких – ушибы, волной отбросило…

Владыка облегченно вздохнул.

– Может, домой пойдешь? У меня дела. Если хочешь, завтра побеседуем…

Кто осмелится не исполнить просьбу Короля? «Завтра… С чего ты взял, что оно наступит – это завтра?..»

– Можно, я останусь? – «…откуда этот страх в глазах?» – Пожалуйста, разреши, я тихонько посижу, слова не скажу… Не гони меня, прошу! Учитель…

Манвэ неожиданно беспомощно огляделся по сторонам, словно ища совета. Эонвэ, не высидевший в Лориэне и нескольких часов, Златоокий, оставшийся на свою голову… Да что они все, сговорились?!

– Учитель! – Амариэ, соскользнув с табурета, неожиданно припала к его ногам. – Умоляю…

«Я же не учил – этому! Ее – не учил! Зачем…» Манвэ резко поднял девушку с пола, впрочем, тут же как можно бережнее погладил золотисто-огненный шлейф пышных волос.

– Не надо, не поступай так больше. Ну успокойся… Можешь остаться, если так хочешь. А потом – поговорим.

Он усадил ее в кресло, и она застыла, незаметно поглядывая па мятежных майар и на Мелькора с Гортхауэром.

Владыка же вновь настроился, стараясь дотянуться до Оромэ. Ответ пришел почти сразу:

– Слушаю, Владыка.

– Приходи вечером в Лориэн. Будет сбор. Сообщи это и Ване с Йаванной.

102
{"b":"1309","o":1}