ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Разве ты не свободен? Ты ведь сбросил власть Темного Властелина?

– Не знаю. Наверное.

– Разве жить в Блаженном краю – не свобода и счастье для смертного, коим ты был?

– Я не смог умереть.

– И не сможешь: так или иначе, ты – майа и, значит, бессмертный. И уйти – не сможешь… – Голос Манвэ, казалось, был мягок и сочувствен, но в глубине таился металл.

– Я понимаю.

– И тебе здесь жить.

– Я не стремился к этому, но – попытаюсь.

– Попытайся, будь любезен. Народ майар, нами созданный и почти во всем нам подобный, – наши помощники…

– И слуги, – наклонил голову бывший кольценосец.

– Да, и слуги, и это почет и радость – служить исполнению Замысла, помогая в этом нам, слугам Всевышнего. И ты, майа Аллор, сподобился этой чести, ибо даже исключения, которым ты, несомненно, являешься, лишь подтверждают правила. Кстати, может, объяснишь, как ты сюда попал – ведь девять слуг Саурона были смертны?

– Так вышло – это не моя заслуга. Это – то, что от меня осталось…

– Чем же ты был, если это – то, что осталось?

– Человеком…

«Да-а, люди…» – подумал Манвэ. А вслух сказал:

– Немало осталось. Таким образом, даже и злодеяния Врага служат Замыслу, хоть он этого и не желает. Так предсказал Эру в Его величии и мудрости. Саурон просчитался, попытавшись заставить служить себе потомка Мелиан, ибо Свет сильнее Тьмы. Ты был прельщен наваждением, но отрекся от деяний Врага…

– Тому были личные причины. Впрочем, это не имеет теперь никакого значения.

– Разумеется, – голос Манвэ стал тверже, – прошлое не имеет существенного значения, хотя в Валиноре помнят ВСЁ… Твое служение только начинается, и твои заслуги в борьбе с Врагом, равно как и твои заблуждения, будут учтены и взвешены. От тебя зависит, какой будет твоя жизнь в Благословенных землях.

– Дозволь мне осмотреться, Владыка, дабы я осознал, где смогу принести большую пользу и меньшие сложности.

– Да будет так. Мы даем тебе некий срок, по милости нашей, и по истечении его ты сообщишь о своем решении. Но не медли: наше терпение небезгранично.

– Я постараюсь, насколько это в моих силах, не вызывать гнев Владык Арды…

– Постарайся, – сказал Манвэ с легким нажимом, давая понять, что разговор окончен.

Аллор изящно поклонился. В это время к Намо подошел один из его майар и что-то прошептал ему на ухо. Намо быстро поднялся, и Ниэнна вместе с ним. Аллор уже вышел за пределы Круга, когда Владыка Судеб тронул его за плечо:

– Пойдем со мной, похоже, это для тебя интересно – по меньшей мере.

– В чем дело?

– Сам еще толком не знаю. Что касается «выхода в свет» – вроде сошло, хотя… посмотрим… А сейчас – ко мне. – Намо прибавил шаг, Аллор и Ниэнна последовали за ним.

Манвэ посмотрел им вслед. «Интересно, что это там в Мандосе происходит, чтобы Намо покинул Круг с такой поспешностью? И зачем ему этот новый майа понадобился?»

Странное ощущение осталось от разговора. Сочетание почтительности и явного отсутствия преклонения забавляло, но в то же время почему-то даже располагало. Не похож он был на майа – слишком разный, что ли? И что-то недосягаемое, что-то скрытое внутри – сильное, даже жесткое. А вот что странно, он не сразу понял – мысли бывшего человека не читались, и это не была стена – ее бы Король Мира с легкостью пробил, читать мысли большинства жителей Валинора для него не составляло труда, – а скорее какая-то зыбкая завеса, туман, населенный смутными образами, – прямо грезы Ирмо. Вроде видишь насквозь – а что видишь, непонятно. Да он же потомок Мелиан! – вспыхнула мысль. За ее завесу – по слухам – не мог (или не стремился? – нет, это кощунственный вопрос) проникнуть даже Мелькор-Моргот. Да-а, семейка Феантури – он, видимо, того же поля ягода. Вот пусть Намо и отвечает, если что. Хорошо бы расспросить в менее официальной обстановке о событиях в Средиземье… И вообще, нельзя упускать его из виду: Манвэ чувствовал странную, скрытую силу пришельца, она даже пугала – тем важнее было удостовериться, что он сделает правильный выбор. А если нет – что ж, он всего только майа…

* * *

Эльдин сидела в каком-то полузабытьи, когда внезапное появление группы темных фигур на Пороге вывело ее из транса. Она узнала их – черные плащи с мерцающими под ними кольчугами, длинные мечи. Лица привычно были закрыты капюшонами. Не веря уже своим глазам, она подалась вперед: один, два… пять… восемь?! Их было только восемь, направлявшихся к звездной дороге, – еще шаг, и… тонкая, невысокая девичья фигурка выросла у них на пути. Мгновение, и они узнали ее: призраки не способны забывать. Аргор – он шел первым, как это всегда и бывало, – остановился в смущении и недоумении:

– Ты?

Аллора не было среди них – она чувствовала, что узнает его среди тысячи закутанных в черные плащи фигур. Как же так?.. Неужели… Она сдержалась, чтобы не закричать, – это все-таки не Арда, невозможным, неприличным казалось нарушить звездную песнь, она спросила тихо, но голос ее был страшен:

– Где он?!

Аргор оглянулся в удивлении:

– Как это?

– Неужели он… его… уничтожили? Совсем… – Призраки не плачут, да она и не могла уже плакать.

Второй назгул недоуменно пожал плечами:

– Он же был с нами, мы шли вместе… значит…

– Значит, так все и есть… – задумчиво произнес Аргор – Он не человек больше, и нет ему выхода за пределы Арды.

– То есть? – Эльдин схватила его за руки. – Как это – не человек? А… кто же?

– Не знаю. Хотя… он же потомок Мелиан – и кровь майар и элдар очень сильно чувствовалась в нем еще при жизни… Но неужели – настолько?!

– Ну и что? Что с ним сделали?

– Сделали? Сделалось… Понимаешь, ТАМ все человеческое очень быстро перегорает – в огненном сердце Арды. Эльфийское – тоже. Я провел там десять дней, – лицо призрака исказила мучительная гримаса, – и больше, наверное, не выдержал бы – ничего бы не осталось. Если бы он не помог уничтожить Кольцо…

– Но ведь душа неуничтожима!

– Еще как уничтожима – может, какая-то сущность и остается, но душой это вряд ли можно назвать… А он…

– А что – он? Расскажите хотя бы!

– Он выглядел сломленным и покорным – это было настолько правдоподобно, что не только мы поверили в это – даже и Владыка. И в то же время в нем чувствовалась некая особая сила – в какой-то момент мне показалось, что они равны… Подумал тогда, что это наваждение, хотя призраки не способны грезить…

– Но если он стал так силен, почему он не смог уйти? Или… не захотел… – Эльдин опустила голову.

– Нет… Он очень хотел, он же шел с нами, он… надеялся, что ты его ждешь, но он… как объяснить… Мне кажется, – а я видел, что это такое, – это как с клинком особой закалки: он невероятно гибкий и прочный, но куют его долго – сталь очищается от всего, от всех шлаков… А он, вероятно, лишился всего смертного, осталась неуничтожимая в пределах Арды сущность майа – и сохранила в себе память…

Аргора передернуло: полторы эпохи – ТАМ… Он вздохнул, продолжая:

– Но бессмертный народ Айнур привязал себя к Арде с начала творения – и не может покинуть пределы. Ее жизнь – их жизнь, они неразрывно связаны. Теперь, видимо, он принадлежит Арде…

– Но Лютиэнь могла выбирать. То есть смогла сделать выбор и уйти…

– Она была эльфийкой – они тоже по-своему смертны. Ее душу никто не выжигал…

– Эру всемогущий… Но… я бы могла отречься от Дара – и вернуться?

– Думаешь, обратный путь возможен?

– Неужели нет? Только бы дойти, мыслью дотянуться. Невозможного мало – я уже не первую тысячу лет здесь сижу – многое видела.

– И кто-то возвращался?

– Не знаю. Может, не отсюда. Попытаюсь. Ступайте, счастливого вам пути.

– Ты прости нас, ладно? За все это… – Аргор смущенно опустил глаза.

– Я же сказала, что не виню никого. Из вас. А что с вашим Властелином стало, кстати?

– Развоплощен. А где? Может, где-то в Средиземье, а может… Не знаю. Плохо ему пришлось…

– Ну что же. У меня нет на него зла – за себя. А вот за Аллора… Ладно. Хорошее напутствие на дорогу, нечего сказать. Правда, счастливо вам, да будет светел ваш темный путь!

19
{"b":"1309","o":1}