ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Такими и появились они на пороге Блаженного края: страшная сказка Средиземья и – любительница страшных сказок. Живущие вопреки. Недомайар.

К Намо и Вайрэ (о Тирзэ и говорить нечего) они забегали свободно, были вхожи в Ильмарин, успели уже посетить Ауле и Йаванну, а также Ниэнну, а у Ирмо были приняты почти как родные – Мелиан наконец-то нашла потомка, хоть как-то напоминавшего о Лютиэни и удивительно похожего на нее самое.

Впрочем, у них с Эльдин, явных Феантури по сути, был чуть иной дар: если Мелиан была мастерицей защитных заклятий, Ирмо и Айо – мастерами грез и забвения, то Аллор – понимал. Для него большинство жителей Валмара были, по крайней мере, интересными собеседниками. Не роясь особенно в чужом сознании, он – видимо, в силу длительного опыта общения с разношерстной публикой без помощи чтения мыслей – умел вовремя сделать выводы, догадаться, когда и что сказать, а где промолчать, и это иной раз помогало не меньше. И он, и Эльдин, при всем своем умении болтать о чем угодно, умели слушать – и слышать.

* * *

На приеме в Ильмарин к Эльдин подошла Варда.

– Можно тебя на пару слов? – Тон ее, впрочем, особых возражений не предполагал: Королева Валмара к ним не привыкла.

Эльдин кивнула и выскользнула вслед за Вардой на широкий балкон, опоясывающий королевские чертоги.

– Чем могу быть полезна? – спросила майэ с легким поклоном.

– Да вот побеседовать хотела – это удивляет? – слегка улыбнулась Элберет, небрежно облокотившись на перила.

– Отнюдь. Почему я должна удивляться? Хотя… о чем беседовать Повелительнице Валмара с ничьей майэ с глазу на глаз?

– Значит, есть о чем. А с глазу на глаз… Допустим, так уютней. Ночная прохлада опять же. Приятно вот так постоять на балконе, полюбоваться на звездное небо… Кстати, наваждения тебя больше не посещают?

– Какие наваждения? – невинно округлила глаза Эльдин. – А-а… эти? Нет, с чего бы? Впрочем, если приснится, расскажу.

– Кому это? – насторожилась Варда.

– Вам, Королева, раз интересуетесь.

– Думаю, они тебя больше не потревожат. В Благословенных землях должно хорошо отдыхаться.

– Чем и занимаемся.

– И правильно. А наваждения… Если что, не вздумай ни с кем говорить об этом. Даже с Аллором. Поверь, для вас обоих так будет лучше.

– Меньше видишь – дольше живешь.

– Правильно. Приятно иметь дело с разумными созданиями. Я знала, что мы поймем друг друга, – мне и впрямь будет жаль, если с вами что-то случится.

– Право, неужели во мне есть что-то опасное для покоя Валинора?

– Смертным здесь места нет: они уходят Эру знает куда – и все. Говорят, до Второго Хора. Ты – исключение. И неважно, видела ты там что-то или нет, – никакого это значения не имеет, слышишь?! – прошипела Варда.

– Конечно, – посмотрела ей в глаза Эльдин. – Я прекрасно понимаю. Все будет так, как говоришь ты, Королева. Я знаю, что такое ответственность за близких…

Она резко замолчала – остро, как вспышка молнии, пришло осознание: Варда видела. То же самое. И не скажет никому. Манвэ должен вершить волю Единого без страха и сомнений – иначе как выдержать ответственность за кары и милость – столько времени? Даже не знающему по определению усталости Вале…

«Не плюй против ветра, не стой на пути у высоких чувств». Ни того, ни другого Эльдин делать не собиралась. Да, Аллор видел – ее глазами, но Варде это знать необязательно, а он сам отлично знает, когда следует помалкивать.

– Есть масса других интересных тем для беседы, кроме разговоров о всяких грезах, – сказала майэ вслух.

– И то правда, – странно взглянула на нее Варда. – Вернемся в зал – Королеве негоже столько отсутствовать. Чувствуй себя как дома, майэ.

* * *

Выйдя из пиршественного зала в соседнюю комнату, Аллор застал там Короля Мира. С легким поклоном майа собрался было ретироваться, но Манвэ остановил его:

– Подожди. Что ты здесь делаешь?

– Выскочил покурить в тишине.

– Ну так что же ты не куришь?

– Не хотел бы мешать вашему уединению.

– Не помешаешь. Одиноким можно быть и в самой обширной компании.

– Одиночество и уединение – не одно и то же.

– Не суть. В данном случае это не имеет значения. Сядь.

Аллор, изящным движением подобрав плащ, расположился в кресле напротив. Достав пахитоску, коими их щедро снабжала Мелиан, закурил. Манвэ рефлекторно потянулся к портсигару, но остановился. Слабости не пристали Владыке, и уж заведомо не стоило их проявлять перед этим странным майа.

– Скучаешь? – ни с того ни с сего спросил он.

– Отчего же? Хотя… возможно. Возвращаются старые привычки – а в свое время я был пресыщен светским общением.

– Здесь все же не Нуменорэ. Хотя в свое время Эон-вэ обучал твоих предков манерам.

– То-то все так знакомо. – Это прозвучало почти двусмысленно. – Немудрено, что потом нуменорский этикет задавал тон всему Средиземью.

– Ты часто бывал там? В Средиземье?

– Разумеется. Путешествия были одним из любимых моих развлечений. В пути даже время течет по-иному.

– Вот как… И как вам здесь?

– Пока интересно.

– Пока? – вскинул бровь Манвэ.

– А потом – привыкнем. Впрочем, надеюсь, что заскучать здесь не удастся. Не скоро, во всяком случае.

Манвэ пожал плечами.

– А почему ты здесь сидишь? Устал? – поинтересовался Аллор.

– Валар не устают. Впрочем, за двенадцать тысяч лет многое действительно становится… слишком привычным.

– Всегда можно найти способ развеяться.

– Или забыться? – усмехнулся Манвэ.

– Не думаю. Стоит ли что-то забывать – и возможно ли?

– Для многих – да.

– Многие – это не все.

– По себе судишь? Кстати, как было в Садах Лориэна?

– Очень мило. Хорошо, что они есть. Такое особое, смутно-спокойное, чуть грустное состояние, правда?

– Я там давно не был.

– Вот как? Впрочем, большинство идет туда, желая забыться и успокоиться, а тебе, Владыка, ни к чему искать этого: тебя ничто не тревожит…

– Мне не о чем тревожиться. Следовательно, и успокоение не требуется.

– А отдохнуть?

– От чего?

– От всего. Власть выматывает. По-моему, даже в Блаженной земле управление – не самое легкое дело. И не самое приятное.

– Как сказать. И какая разница: Единый назначил меня править Валинором – и я буду править, пока на то Его воля.

– Неизменная.

– Само собой. – Манвэ показалось, что во взгляде Аллора промелькнуло подобие сочувствия – фиолетовой искрой на дне холодно-синих глаз.

– А Средиземье никогда навестить не хотелось?

– Что нам там делать? История развивается своим чередом. К тому же мы отреклись от власти над людьми, когда… – Манвэ запнулся, что было необычно для его плавной, уверенной речи.

– Воззвали к Единому, чтобы решить нуменорский вопрос, – закончил Аллор спокойно, глядя мимо Манвэ. – Неважно. Незачем сейчас говорить об этом. – Майа выпустил струю дыма в окно. – Собственно, зачем тебе путешествия или Сады Грез: у тебя есть музыка, песни – ведь это прекрасно – творить гармонии звуков и слов…

– Я не музицирую, – проговорил Манвэ.

– Правда? Но почему же?

– Не хочется. Видимо, в этом нет необходимости.

– При чем тут необходимость? Ведь это – твоя суть?

– Моя суть – вершить Волю Всевышнего, – отрезал Король Мира, – а музыка…

– Лишь увлечение? Без которого вполне можно прожить?

– Вот и живу.

– Давно?

– Две эпохи.

Манвэ поморщился – впрочем, под личиной это было незаметно. О чем это они? И что он, Манвэ Сулимо, несет? Совсем распустился в последнее время. И все же – что-то располагало к беседе. Может, ощущение, что они играют по сходным правилам? Похоже, они и впрямь оба – игроки: Манвэ иногда чувствовал в себе эту странную приподнятость, заманчивую дрожь – как хищник перед прыжком… Правда, все реже. Казалось временами, что прибит к земле, – а ветер… Словно и не его стихия. А музыка? Тогда, в Предначальную, – песни, возникавшие так легко, из глубины души, что были – как дыхание. Казалось – невозможно дышать – и не петь. И звенела услышанная и развитая им тема в мелодии ветра, грохоте бури и шорохе молний.

42
{"b":"1309","o":1}