ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А какая разница? Где живем, там и дом. Все мое при мне. – Она нарочито по-хозяйски обняла Аллора за плечи. Тот взъерошил ей волосы. Мелькор невольно улыбнулся – привычно осторожно:

– Вот и замечательно. Валинор действительно может быть хорош – если ко двору прийтись.

– Именно. Вот и общаемся потихоньку. У Ирмо с Эстэ часто бываем, Мелиан там опять же. Ну и в Ильмарин наведываемся.

– В Ильмарин? Вы туда вхожи?

– С тех пор как посетили первый раз, а что?

– Ничего. – Мелькор покосился на Гортхауэра, всем своим видом показывающего: «Я же говорил – придворный лизоблюд!»

Эльдин одарила призрачного майа таким ласковым взглядом, что, не будь тот уже развоплощен, ему бы ничего не осталось сделать, кроме как провалиться сквозь землю.

– Не вижу в этом ничего странного, – вскинул брови Аллор. – Впрочем, Намо тоже насупился сначала, но потом успокоился. А Манвэ у нас был, когда Нуменорэ поминали.

– Там?!

– А где еще? Мы же там живем.

– С чего бы это он вот так зашел?

– Узнать что-то хотел или просто полюбопытствовал, почему бы и нет?

– Вполне в его духе. Ну и?..

– Ну и все. Мы с Эльди Нуменорэ поминали, я уже хорошенький был – поистине, Валмар мне очень Армэнелос напоминает, – накрыло…

Аллор нахмурился. Гортхауэр переместился за плечо Учителя.

– Они с Намо и попали под горячую руку: высказал я все, что по этому поводу думаю, – закончил майа.

– И?.. – На лице Мелькора читалось недоумение. Этот сумасшедший наговорил всякого самому Манвэ? Его бешеному, нетерпимому братцу?

– И… выпили за изгнанников.

– Да, изгнанники – все, – повторил он, заметив замешательство Валы. – Сам посуди: творили, воевали, пригрели в кои веки народ, а они на вас же: завоюем, выгоним, бессмертие отберем. Я что, не помню, как Ар-Фаразон по пьяни орал, мол, добром не отдадут, так нуме-норских плетей отведают… Тут на все плюнуть захочется. Воззвали с горя к Творцу, а Он и откликнулся – даже Манвэ, Единого лучше других знавший и понимавший, такого вообразить не мог… Так что попили-попели, утраченный дом помянули…

– Манвэ хорошую песню спел… – вздохнула Эльдин.

– Какую?

Майар на пару припомнили слова – лицо Мелькора застыло, рука судорожно сжалась.

– Где он ее взял? – глухо проговорил Вала.

– Кажется, это его… – прошептала Эльдин.

– Только ты этого не слышал, мы ничего не говорили, – неожиданно жестко сказал Аллор.

– Кому мне рассказывать? – невесело усмехнулся Мелькор.

– Неважно. Мы в Валмаре никому не скажем – он это знает, и ты – никому…

Мелькор ощутил – это не страх перед Королем Мира, что-то другое. Сочувствие? Оберегают, как глубоко личную тайну. Отчего бы?

– А почему такая секретность? Что удивительного в том, что он поет? В том, что снизошел до того, чтобы спеть – вам, и по такому поводу?

– Он вообще не поет, – отрезал майа.

– Как? – пораженный Мелькор вскинул бровь. – С каких это пор?

– С тех самых… Мелькор, ты хорошо меня понял? Вале показалось на мгновение, что он видит перед собой Короля – полыхающие холодом синие огни. Вот оно как…

– Я понял. От меня и Ортхеннэра это никто не услышит, обещаю, – хотя оно, обещание, особой ценности не имеет: кроме вас, нам говорить не с кем.

– Не суть. – Взгляд Аллора смягчился. – Не обижайся на меня, хорошо? Я бываю очень неприятным собеседником…

– Бешеные нуменорцы! – подал голос Гортхауэр.

– Да, бешеные! – повернулась в его сторону Эльдин. Зеленые глаза зловеще блеснули.

– Знаете, давайте лучше выпьем за свидание, – улыбнулся Аллор.

Улыбка была хорошая – Вала подивился про себя, как быстро меняется бывший нуменорец. Такого вычислишь…

– Извините, кубки не прихватили, – виновато улыбнулась Эльдин. – В другой раз возьмем.

– В другой раз? Вы что, ненормальные? Один раз сошло – надеюсь, – так…

– …И другой раз сойдет, – беспечно махнул рукой Аллор, извлекая пробку, и поднес бутылку Вале.

– За вас, чокнутые недомайар! – Мелькор сделал порядочный глоток. Терпкое, сладковатое вино мягкой волной разлилось по телу, с непривычки слегка ударив в голову. – Хорошая вещь.

– Дрянь стараемся не пить, – хмыкнула Эльдин, принимая бутылку из его рук.

– За встречи, – пригубил напиток майа.

Мелькор виновато покосился на ученика, не имеющего возможности принять участия в гулянке, покачал головой и развел руками. По-змеиному зашелестела Ангайнор. Аллор и Эльдин нахмурились.

– Не обращайте внимания, – сказал Мелькор.

– Сложно. К сожалению, нам эта штука не по зубам.

– С чего вы вообще это говорите? Не пришло бы еще вам в голову освобождать меня – Врага, Моргота Черного… – Вала нервно рассмеялся.

– Как знать… – покачал головой майа. – И не называй себя так: мы в гостях у Мелькора.

– Просто так сложилось в свое время, а мы получили возможность составить свое мнение по этому поводу, – сказала Эльдин, неожиданно ласково коснувшись густых волос Валы.

– Не надо! – отшатнулся Мелькор. – Не придумывайте, я знаю, на это невозможно смотреть без отвращения, я выгляжу ужасно, уродливо – вы же не выносите этого…

– Совершенно верно. Поэтому попытаемся что-то сделать. Надеюсь, позволишь? Тем более что ты красив: чтобы это разглядеть, мне подобное безобразие, – Аллор покосился на шрамы, – не помеха.

– Что еще вы задумали?

– Посмотрим, справимся ли с лицом, а то ты и улыбнуться как следует не можешь.

Мелькор махнул рукой: в чем-то майар были правы. Но как неудобно… И зачем? Какая разница, в каком виде вечно висеть в Пустоте? А главное, зачем им все же это надо? С какой радости им общаться с опальным Валой – когда лучше бежать от него, как от зачумленного? Что он может дать взамен? На что они рассчитывают? Язык не поворачивался назвать его гостей наивными. Жалость? Только не хватало! Меж тем Аллор осторожно вел руками вдоль его лица – под ладонями начали подсыхать незаживающие шрамы, а более мелкие царапины почти исчезли, оставив еле заметные белесые полоски.

– Все, пока больше не могу. – Майа устало опустил руки, разглядывая творение их, как художник картину после очередного сеанса. – Но так уже лучше.

– Зачем все же вам это? Откуда у тебя тяга к целительству? При чем тут – я?

– Ну прямо допрос какой-то, – наморщил нос Аллор, – впрочем, заявить что-нибудь вроде «какая тебе разница – так захотелось» было бы невежливо и некрасиво. Но… тебе Гортхауэр никогда не рассказывал, как он у меня в салоне оказался? А какой еще там народ пробегал, тоже нет? Ну порасспроси его на досуге. А целительство… дар одного из побратимов… Говорят также, что в королевском роду дун-эдайн способность к этому наследственная. Кстати, на роль защитника угнетенных я никогда не претендовал и не претендую, просто ты мне симпатичен – прости за некоторую фамильярность. Ну и, если уж хочешь резонов, – ты очень помог мне в самом начале, когда я сидел и раскисал у Намо в Залах. Мелькор усмехнулся:

– «Раскисал»… Скажешь тоже. Мне ведь тогда просто любопытно было, Унголиант меня побери…

– Значит, квиты. Давай еще выпьем.

За разговором время прошло незаметно. Пора было собираться восвояси. Майар попытались сосредоточиться, представив чертоги Ниэнны, а заодно и дотянуться до Намо. Мелькор присоединился к ним, сил у него было не больше – мешала Ангайнор, – но все же… Пространство вокруг слегка завибрировало, образуя подобие коридора. Попрощавшись, Аллор с Эльдин направились туда, старательно вогнав себя в то же отрешенное состояние, в котором прибыли.

Путь обратно был значительно сложнее – Пустота не спешила расставаться с новыми гостями.

* * *

Сидящий у Врат уже который час Намо, коротая время за чашкой чая, почувствовал зов, исходящий от браслета, и мгновенно достал его. Он чуть подрагивал, а серебро слегка потускнело. Сидящая рядом Ниэнна коснулась рукой прихотливого узора Врат.

– С ним что-то не так?

– Не знаю. – Намо прикрыл глаза, настраиваясь. Он разглядел две фигуры, двигающиеся в мутной мгле, словно подхваченные ветром, – неровно, как будто планируя в клочьях скользкого тумана. Он постарался добраться до них, притянуть – это было нелегко, поскольку односторонне. Впрочем, Намо был готов к такому и изо всех сил потянулся к своим беспутным, отчаянным постояльцам. Вскоре он почувствовал, как протянулась между ними незримая нить, и начал осторожно подтягивать путешественников к себе. Это оказалось не так уж сложно – они и сами каким-то непонятным образом продвигались в нужном направлении. Ниэнна пристально вглядывалась в змеящийся узор Перехода и почти выхватила из него показавшихся наконец-то в живой мир майар. Те мягко осели у Врат, сползши по стене. Впрочем, склонившиеся над ними Феантури наткнулись на вполне сознательное и даже довольное выражение лиц: возвращение в нормальное состояние отняло у Аллора и Эльдин уже гораздо меньше времени.

50
{"b":"1309","o":1}