ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну как тут все? – выдавил он из себя, чтобы хоть что-то сказать.

– Загляденье просто! – зашипела Эльдин, сощурив зеленые глаза, отчего стала похожа на рассерженную кошку. – Любуйся, может, это послужит хотя бы малым утешением по случаю неудачного поединка!

– Можно подумать, я его имел в виду…

– А ты собирался красиво победить того, на кого дунь – зашатается? Тут ты силен…

– Я?!? Да я против армий бился! Против всяких лиходейских пустотных и прочих тварей! И на кого угодно пойду, если он угрожает спокойствию Арды!

– Ага, вот сейчас особенно угрожали… – зло усмехнулась Эльдии.

– Да как ты смеешь, девчонка?!!

Разозленный Воитель, над которым еще никто не решался насмехаться, замахнулся было, плохо владея собой, по Манвэ удержал его руку. Намо подскочил с другой стороны – теперь уже не вмешаться он точно не мог, никто ему не указ – его гости, в конце концов! Впрочем, рука Астальдо расслабилась и поникла, он даже не пытался вырваться из цепких пальцев Короля Мира.

– Пусти, не трону я ее. И вообще… – На лице Воителя появилось досадливо-раздумчивое выражение.

– А что – вообще? – поинтересовался Мелькор.

– Вообще не знаю, что тут происходит, например, – огрызнулся Тулкас, подозрительно глядя на Черного Валу.

– И… ждешь указания, кому морду бить?

– Это я и без указки неплохо знаю, – мрачно съязвил Астальдо, бросая взгляд на Мелькора.

– Ну что же, всегда готов.

– Начнем прямо сейчас?

– Да вы что, взбесились?! – заорала Ниэнна. – Сколько можно?! Глаза бы мои не смотрели!

Манвэ, стоявший уже над ложем Аллора, не оборачиваясь, процедил:

– Прекратить! – И, повернувшись лицом к публике, добавил: – По исходу поединка Мелькор признан свободным от предъявлявшихся ему прежде обвинений. Также не подвергаются более преследованиям те, кто с ним. Такова моя воля. Дальнейшее выяснение отношений – по обоюдному желанию сторон. А теперь – прошу не беспокоить меня некоторое время. Собственно, я больше никого не задерживаю. – Манвэ опустился в кресло, заботливо придвинутое Эонвэ, рядом с Мелиан, пристально вглядывавшейся в лицо недомайа.

Тулкас, махнув рукой и не глядя больше на Мелькора, быстро вышел из залы. Остальные присутствующие замялись, размышляя, не являются ли слова Короля предложением покинуть помещение как можно скорее. Расходиться тем не менее никто не торопился, лишь старались стать понезаметнее. Намо со своими майар и Ниэнна устроились в углу – в конце концов, Ниэннины чертоги. Оромэ прислонился к двери.

Мелькор, поманив Гортхауэра, удалился в дальний угол зала. Времени было мало, и в любое мгновение его, времени, могло вообще не остаться. Легко сказать – помочь сотворить новую плоть… Когда сил так мало… И какую плоть? На что хватит его, Мелькора?

– Сосредоточься, Ортхеннэр, вспомни свой облик.

– Который? – Неожиданно злой короткий смешок.

– Тот, который помню я…

– Я сильно изменился, Учитель. Будет ли тебе приятно созерцать прежний облик, уже не соответствующий внутреннему содержанию?

– Не беспокойся, как-нибудь разберусь. Да и для меня ты – все тот же Ортхеннэр, это хоть понимаешь?

– Спасибо… Учитель. – Мелькор отметил про себя эту запинку.

Совместных усилий должно было хватить. Облик Ученика он помнил всегда: гриву черных волос, стройную, легкую фигуру, пронзительно-светлые глаза, волевой рот с тонкими губами…

Только хватило бы сил и времени закрепить облик. Впрочем, внимание Творца, скорее всего, сосредоточено сейчас на Манвэ – ибо не простить ослушание тому, кто был безраздельно послушен… А он, Мелькор, – давно уже «отрезанный ломоть». И то, что называлось «обруч», давно пережег. Не враз, долго, каждый раз перешагивая через кажущуюся невыносимой боль, каждый раз словно выжигая ее по кусочкам…

Он сосредоточился, собирая силы…

* * *

Манвэ коснулся рукава Мелиан, та, вздрогнув, взглянула на него.

– Что с ним? – спросил Король.

– Я… не знаю, – опасливо начала майэ. – Похоже, что-то в его состоянии…

– Не так?

Мелиан развела руками, не в силах дать описание ужасу, запомнившемуся еще с первого визита недомайар в сады Лориэна, боясь высказать вслух подозрение. Она хотела бы убедиться, что это не так и все лучше, чем кажется, но – хватит ли у нее сил? Мелиан уже была готова шагнуть куда угодно, и Эльдин собиралась последовать за ней, не ожидая помощи со стороны, когда вмешался Повелитель Арды.

– Так что – не так? – проговорил он.

– Многое, – прошептала Мелиан..

– Хорошо. Я попробую достучаться до него, и ты, Мелиан, поможешь мне в этом. Полагаю, ты больше меня понимаешь в Завесе…

Мелиан, еле заметно вздрогнув, кивнула. Завеса… Конечно, Владыка Арды знал… Неужели ни разу не попытался проникнуть? Или это было нечто еще более тонкое? Манвэ – чего он хочет? В чем успел разобраться? Ирмо что-то сказал ему? Вряд ли. Или – сам Аллор? Не сказал – просто не смог скрыть от проницательного Валы? Лучше уж помочь… Майэ сжалась, увидев холодную усмешку Короля. Прочитал. Расслабилась, дура. Теперь все – будь что будет.

– Следуй за мной, Владыка. Попробуем позвать его.

– А я? – дернулась Эльдин.

– А ты слишком связана с ним, чтобы удержать, если что. Да и «снаружи» кто-то должен встретить его и… нас.

Манвэ взял рукл майа в свои и прикрыл глаза, вслушиваясь в чужие мысли и воспоминания. Мелиан была где-то рядом, осторожно раздвигая мерцающие слои памяти, словно лепестки диковинной розы – высохшие, а то и обугленные, невероятно хрупкие…

Перед Манвэ проходили картины, одна за другой, сталкиваясь и сплетаясь в пеструю мозаичную ленту. – одни ярче, другие бледнее. Порой кажущийся бессмысленным кусок слепил четкостью, хотя ничего не происходило, иногда целые сцены мелькали, как в тумане. Людская память. Майа иногда рассказывал о своем прошлом – давнем, человеческом. Одна из немногих нескользких тем… Рассказывал, как он это умел – увлекательно, живо, заразительно… Может, они еще поговорят – потом. Если майа вернется…

* * *

Присутствие Аргора, бешеное напряжение поединка, раны – это лишило сил. Попытка удержаться была неудачной – мягкие лапы беспамятства когтями впились, не давая вырваться. Словно опустился занавес. Надменное лицо Манвэ, в глазах которого нуменорец успел увидеть… горечь – не обиду, не недоумение, не гнев даже. Словно ничего иного и не ожидал от него Повелитель Валинора, просто – не могло быть иначе. Только от этого не легче. Он успел почувствовать, как кинулись к нему Эльди и Мелькор – отчаяние, страх, жалость, злость… «никогда не прощу себе – бессмертный подлец!» Хотелось сказать Черному Вале что-то насмешливое или хотя бы улыбнуться ободряюще, но – не успел…

Видимо, его не пытались привести в чувство, не желая для него же лишней боли. Аллор остался наедине с собой, со своей памятью. Он должен удержаться, иначе – воспоминания о первом посещении Лориэна были еще свежими. Бездна, притаившаяся в глубинах сознания, ставшая частью его самого, ждущая малейшей слабинки, чтобы поглотить. Но он же майа – он должен вернуться к жизни. Или нет? Повиснет в Ничто, как Курумо? Черный Вала был рядом, исцеляя тело, к которому майа имел уже весьма умозрительное отношение. Знал ли Мелькор, как и где ловить его душу? Душу, не привыкшую к оболочке? Сознание отвыкшего жить?

Но не трогала же его Бездна в чертогах Намо, когда он там очутился, выплеснутый взрывом Ородруина… Видимо, из тех чертогов никуда не уйти, если они сами не отпускают. Впрочем, сейчас необходимо было удержаться. Выкарабкаться. Выжить. Вернуться. Хотя бы потому, что там – Эльди. Его звездная искра…

Ленивые волны воспоминаний властно ворочали остатки мыслей. Раскручивалась лентой жизнь. Вспышки, высвечивающие отдельные разрозненные фрагменты. Детство. Высокие своды замка в Андуниэ, море и небо за окнами. Постоянный шум прибоя и надсадные крики чаек. Забытый лист пергамента на пюпитре, украшенном затейливой резьбой. Грифель в руках – красноватый. Мягкая линия. И еще одна…

66
{"b":"1309","o":1}