ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Заклятие образа отзвучало. Они сидели рядом – Вала и его сотворенный, внешне такой же, каким был когда-то. Мелькор устало прикрыл глаза. Гортхауэр тревожно вгляделся в еще больше осунувшееся лицо Валы, коснулся бессильно упавших на колени рук. Стыд какой – даже воплотиться сам не в состоянии. Растратился…

Да, растратился! Да, на месть! Ну и что? А как – иначе?! Пусть палачи остаются безнаказанными?! И ведь что самое обидное – не отомстил он тем, кому должен был отомстить. И что еще ужасней – похоже, этой свободой – если все останется (ну вдруг?) так, как сказал лицемер Манвэ, – они обязаны – его Учитель обязан – предателю-нуменорцу. Его «ученику», никогда себя таковым не считавшему.

Да, теперь он понимал, что напрасно в свое время так обошелся с гордым потомком Мелиан; он не поднимет на него меча и все же… Обидно. «Не я – он. Так ведь по его милости я оказался в таком состоянии». А все же приятно – потомок светлой майэ послужил-таки делу Тьмы… Из расположения к Мелькору? – Прекрасно! Из остатков чувства справедливости, рассматриваемой им как эстетическое понятие? – Неважно! Главное – результат. Но что совсем гнусно – так это свобода из рук Манвэ. Гортхауэр содрогнулся от отвращения, видя, как пальцы Короля Мира коснулись железных браслетов. Трус, палач, тиран! – продемонстрировал жалость к бессильному врагу. Не так должен был даровать свободу его Учителю презренный раб Илуватара! На коленях должен был просить прощения, в пыли алмазной в ногах валяться, вымаливая милость и снисхождение к своей подлости…

Мелькор, открыв глаза, взглянул на Гортхауэра – губы майа были сжаты, в глазах плескались злость и обида.

– Что ты, Ортхеннэр?

– Ненавижу… – прошептал сдавленно тот. – Не так все это должно было быть…

– А какая разница?

– Это ты говоришь? – вскинул брови майа.

– Да, а что? Я понимаю. Но это – не подачка. Ни от Аллора, ни от… Манвэ.

– Ну да, как же! И тому, и другому лишь бы покрасоваться.

– Оставь Аллора в покое! Гортхауэр махнул рукой:

– Уже оставил! А что ему? Вон Манвэ, сам Повелитель Арды Манвэ Сулимо с ним возится, – ядовито добавил он.

Мелькор посмотрел в ту сторону, где лежач недомайа. Манвэ был погружен в какие-то непопятные грезы, и Мелиан – тоже. Эльдин тревожно наблюдала за ними, вглядываясь в застывшие лица. Остальные присутствующие тоже косились на странное зрелище, не зная, надо ли что-то предпринимать или продолжать тихо выжидать.

Мелькор решительно встал и направился к Эльдин. Та, взглянув на Валу, развела руками. Мелькор покачал головой:

– Я, наверное, сделал что-то не так. Не понял.

– Тут сложно понять. Надеюсь, что обойдется.

– Прости, Эльди.

– Ничего. То, что мог, ты сделал.

– Он вступился за меня, а я – я не смог его вытащить, с ним что-то злое творится, а возится с ним – Манвэ, – горько вырвалось у Мелькора.

Эльдин рассмеялась невольно:

– Ну вот, двое Валар одного недомайа поделить не могут!

– Нет, что ты, он же может сам выбрать, будет с Манвэ – слова не скажу… – неожиданно серьезно ответил Мелькор.

– А вы не можете избавить нас от выбора? – зашипела Эльдин, тряхнув волосами. – Почему все время надо выбирать?

– Так приходится. Так бывает всегда…

– Плевать мы на «всегда» хотели. И на выбор – тоже. Пойми, Мелькор, – добавила она мягче, – мы не хотим выбирать. И друзей не по цвету знамен ищем.

– Я тоже не стремился быть против всех и кого-то ставить перед выбором. Пришлось. Не было выбора, – Вала усмехнулся.

Внезапно майэ замерла, прислушиваясь к чему-то.

– Они идут, – прошептала она. – Им удалось… Мелькор прислушался – три неподвижные фигуры напротив стали обретать жизнь. Он попытался коснуться их мысленно и увидел три сущности, выбирающиеся из липких клочьев тумана. Сосредоточившись, узнал Манвэ.

– Что это – там? Это… Бездна? Манвэ кивнул.

– Как же я не почувствовал! Я же должен был быть с вами. Зачем я послушал тебя?!

– Послушал? Да, действительно нечто новенькое – Мелькор послушался Светлого Владыку… То-то радости Отцу нашему… А если серьезно, то на самом деле ты бы не справился – сейчас. Да и должен будет кто-то заняться им, когда он придет в себя. И это сделаешь ты.

– А ты?

– А у меня и другие дела есть. Тем более, – раздельно и четко, – что для меня он лишь фаворит, а тебе – ДРУГ.

Они постепенно приходили в себя, возвращаясь в жизнь. Первым открыл глаза Манвэ. Взглянув на напряженно ждущую Эльдин, проговорил:

– Все обошлось благополучно. Он вернется.

– Благодарю, Владыка… – Она чуть помедлила. – Спасибо, Манвэ…

Тот молча кивнул и направился к выходу. Эонвэ бросился за ним. Опасность, грозившая друзьям, похоже, миновала, хотя глашатай Короля Мира, хорошо знавший своего Валу, и не был в этом полностью уверен. Но сейчас его волновал сам Владыка. Что-то надломилось в его Повелителе, незаметно, но майа слишком привык улавливать малейшие оттенки поведения Манвэ, чтобы ничего не заметить. Ни слишком прямой осанки, ни слишком спокойного лица… Эонвэ не видел ни исцеления Мелькора, ни того, что случилось потом. Он просто чувствовал, что что-то не так, и ему захотелось уберечь Валу от чего-то – или кого-то – он сам не знал…

* * *

Оромэ выскочил вслед за Повелителем Арды:

– Дозволит Владыка спросить?

– Спрашивай, – милостиво кивнул Манвэ, поглаживая перья здоровенного орла, готового нести Короля в чертоги на Таникветиль.

– Что дальше будет, Манвэ? – Оромэ был, похоже, не на шутку встревожен.

– Посмотрим. Полагаю, ничего худого не будет. Все честно и законно – мое решение принято по результату поединка.

– Поединок… Странно как-то все. Победить Тулкаса?!

– Значит, это воистину суд Эру. – Манвэ благочестиво возвел очи горе.

– А ты, Владыка? Тебе, кажется, было нехорошо. – Лицо Оромэ было совершенно непроницаемо.

– Исцеление забрало силы. Должно было так поступить – ибо я не просто выпустил, но освободил Мелькора. Итак, у тебя есть еще вопросы, Великий Охотник?

– А майар?

– Я же сказал: Мелькор и те, кто с ним.

– Прощены или оправданы?

– Если Мелькор оправдан, то и те тоже – это логично.

– Оправданы – значит, свободны?

– Да.

– Все свершается во славу Единого.

– Воистину так.

Оромэ развел руками. Он получил ответы на вопросы, но, по сути, не узнал ничего. Одно было ясно – ничего пока не успокоилось. Моргот на свободе по странной прихоти Манвэ. И «те, кто с ним». Значит, и Охотник? Собственно, там видно будет. С Тулкасом, что ли, посоветоваться? Оромэ направился к Нахару, нетерпеливо роющему копытом плиты двора.

– Намарие, Владыка! – проговорил он, вскакивая в седло. – Намарие, Оромэ! – Орел уносил Повелителя Арды в чертоги. Рядом летел на своем орле Эонвэ, Уста Манвэ…

* * *

Ниэнна и Намо переглянулись. Вмешаться так и не представился повод. Почти. Они были сейчас среди «своих» – Мелькору оба всегда сочувствовали. И, видимо, вступились бы, дойди дело до карательных мер. Намо корил себя за то, что не схватил этот распроклятый меч: мало ли что судья… А почему не взялся за Аллора? Но хоть сейчас он попытается разобраться в происходящем. Намо встал и решительно двинулся к сидящим у ложа недомайа.

* * *

Вязкая, душащая стылым ужасом мгла разлезалась клочьями, словно куски гниющей плоти, обжигая кровянистыми каплями. И все же это было – избавление. Мелиан вела его. Но что задумал Манвэ? Зачем вытащил? Будет играть, как кот с мышью? Пока не надоест? Что же, ему быстро надоест. Вспомнились слова Курумо: «Ты не один…» Стало страшно уже по-иному. Скоро он узнает – все.

Аллор приоткрыл глаза – Мелиан сидела у изголовья, положив руки ему на плечи, Мелькор и Эльди сидели рядом, Гортхауэр выглядывал из-за плеча Валы, а в ногах стояли Намо со своими майар и Ниэнна. Он был окружен близкими ему существами, что было приятно.

68
{"b":"1309","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Всё сама
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
Как убивали Бандеру
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Метро 2035. За ледяными облаками
Удиви меня
Мужская книга. Руководство для успешного мужчины