ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Только вот Манвэ куда делся? Нехорошо как-то вышло, некрасиво… Впрочем, будь что будет – он даже, наверное, попытается объяснить… Вот только каяться не будет. Но прощения попросит – лично. Гадко это все же – обмануть доверие. Хоть такое… И так Владыка Арды, издерган и озлоблен, а они добавили… Надо, надо извиниться, и как можно скорее – а там уж пусть он решает – простить или нет…

Отставив эти мысли, майа попытался улыбнуться окружающим. Комната качалась. Контуры лиц струились. Попробовал приподняться и, скрипнув зубами, откинулся на подушку – бок рвануло резко, как вспышка. «Надо же… достал все-таки…» Успокаивающе улыбнулся Эльди – она держалась с завидной выдержкой, никакого намека на слезы. Та улыбнулась ему в ответ, погладила по руке. Он не сразу понял, почему не ощущает ее прикосновения. Лишь взглянув на ладони, вспомнил рукоять Меча Справедливости, усыпанную колюче-прекрасными алмазами. Конечно, это же меч, изготовленный для Короля Мира; бриллианты в чьих перстнях кажутся живее пальцев, на которые оные перстни надеты…

Мелькор провел ладонью по волосам майа, поправил разметавшиеся пряди.

– Как ты?

– Дивно… – Только сейчас до недомайа дошло, что именно так непривычно ему в облике Мелькора. Глаза! Он никогда не видел – таких. Разве что у Варды – похожие, но это было мерцанием далеких звезд, тут же два ярких, изменчивых огня сияли совсем близко – и все же были живыми.

– Красиво (так бы и сказал: «Тебе идет!»)… Они и были – такими?

– Давно.

Глянув на руки Мелькора и не увидев наручников, Аллор усмехнулся:

– Тебя освободили?

– Похоже на то… – Вала пожал плечами.

– А жить где будешь? У Намо? Я бы к себе пригласил, да захочешь ли? Сам знаешь, где мы живем…

– Прошлое – это только прошлое. Теперь это место – ваш дом и ничто другое. Не стеснить бы вас – это действительно причина.

– Да нет, не стесните. Правда, Эльди? Эльдин кивнула, улыбнувшись Мелькору.

– Во всяком случае, какое-то время я у вас побуду, надо тебя на ноги поставить.

– Ну заодно и поставишь. Намо покачал головой:

– Ты не откажешься потом пожить у меня? Как… когда-то…

Мелькор положил ему руку на плечо:

– Разумеется, не откажусь. Только чуть позже. «Сейчас хочу быть рядом с ним: мало ли…» – добавил он мысленно.

Намо кивнул. Мрачно сцепил пальцы.

– Что печалит тебя, Намо? – проговорил нуменорец. – В чем дело?

– Да опять я опоздал. Опять выжидал – неизвестно чего… Я же был готов сразиться с кем угодно, – отчаянно прошептал Вала, – а тебя не уберег. А еще Властитель Судеб зовусь…

– Вот ты как Властитель Судеб и предвидел победу, точнее, привлек ее, пожелав, – ты же властен не только видеть, но и создавать будущее. – Майа ухмыльнулся.

– Найдешь же ты всегда, что сказать! – рассмеялся Намо, хотя глаза оставались грустными. – Нет, по правде говоря, что-то со мной не то. Нельзя так.

– Да ладно тебе! Ну не утерпел я, вылез подраться. Но я все-таки долго учился этому, а потом и заниматься подобным приходилось часто. А Аргору равных почти не было, – проговорил Аллор. – Намо, ты ведь помнишь, как они уходили?

Намо кивнул. Гортхауэр настороженно вслушивался, высунувшись уже полностью из-за плеча Мелькора. «Мальчишка! – ухмыльнулся про себя нуменорец. – Вместе с обликом помолодел на три эпохи».

– Распоряжусь-ка я подать вина, – сказала Ниэнна. – Аллор, прости, что не вмешалась, – остановило что-то… Простояла столбом…

– Спасибо, что Мелькора с Тулкасом разняла, а то еще одна глупость свершилась бы в Блаженной земле, – фыркнула Эльдин.

Тирзэ и Тиррин пододвинули стол. Начали рассаживаться и в это время заметили Курумо. Майа Ауле изящно поклонился и направился было к выходу, но Аллор остановил его. Курумо остановился, но подойти не решался. Просто замер посреди залы, исподтишка поглядывая на Мелькора.

«Мелькор, я хотел тебя еще там спросить, но не успел… – мысленно обратился Аллор к Черному Вале. – Что ты о Курумо думаешь?»

«То есть? Я не держу на него зла…»

«Тогда, может, поговоришь с ним?»

«Думаешь, это необходимо?»

«Как тебе сказать…»

«А ты почему заботишься о нем?»

«Хотя бы потому, что мы оба знаем о Бездне не понаслышке…» – Аллор прервал связь. Мелькор незаметно кивнул ему, прикрыв глаза.

– Садись, Курумо, что же ты стоишь? – любезно прошелестели слова нуменорца.

Тот машинально опустился в кресло у края стола, рядом с Аллором, словно не замечая присутствующих.

Задав Курумо несколько незначительных вопросов, недомайа, не без помощи Эльдин, вполне владевшей искусством вести застолья, отвлек присутствующих от майа Ауле. Эльдин заняла Намо и Ниэнну разбором возможных ошибок, допущенных при повторных визитах, Тирзэ получил наконец возможность поговорить с Гортхауэром напрямую, и Тиррип присоединился к ним. Аллор изредка вмешивался в разговор с ироничными комментариями, и обстановка за столом начала успокаиваться. Мелиан потягивала вино, изредка поглядывая на потомка.

Мелькор взглянул на Курумо. Майа сидел неподвижно, уставившись в ему одному ведомую точку в стене, и прихлебывал из кубка.

– Прошу прощения у уважаемой Ниэнны, нельзя ли закурить? – Аллор виновато улыбнулся и просительно посмотрел на Валиэ. Та кивнула:

– Конечно!

– Курумо, у тебя огня не будет?

Майа высек огонь с помощью странноватого приспособления, поднес Аллору, держащему самокрутку кончиками пальцев, и снова замер, сам закурив. Мелькор внимательно, хоть и незаметно разглядывал некогда сотворенного им майа. Курумо сильно изменился с тех пор, в чем-то став больше похожим на Гортхауэра. Между бровями и в углах губ залегли складки, глаза, раньше казавшиеся непроницаемыми, теперь смотрелись провалами. Аллор был прав – такой застарелой боли и отчаяния Вала не видел давно. Именно устоявшихся, как вязкая глубина веками никем не потревоженной трясины. «Жаль, и впрямь Аллор не успел рассказать о нем – придется разбираться самому, разматывать этот клубок. При чем тут Бездна?» Мелькор знал от Ортхеннэра, что Курумо был в Средиземье, – зачем ему это понадобилось? Они не говорили с того злополучного дня, когда он, не выдержав, крикнул майа «Убирайся!» и запустил ему вслед сводившим с ума кубком… В годы валинорского плена они избегали встреч – это казалось естественным. Вала и к Ауле-то не часто заходил и не засиживался – уж слишком жалко выглядел Великий Кузнец. А его подмастерье буквально растворялся при появлении Мятежника…

Задал ему задачу нуменорец… В чем-то Гортхауэр был прав – Аллор то еще сокровище: нетрудно представить его влиятельным вельможей, правящим бал в блестящем обществе. Ну и публику он все же подбирает… Есть хоть какая-то логика в его неразборчивости или, скорее, странной, изощренной избирательности? Частый гость в Лориэне – и в Ильмарин… Не говоря уже об общении с ним, обреченным на вечное изгнание мятежником… Что теперь все же делать с Курумо?

Мелькор собрался с силами и посмотрел на майа прямо. Тот, поежившись, ответил таким же взглядом, в котором была мрачная решимость больного, приготовившегося выслушать приговор из уст лекаря.

– Ты давно из Средиземья? – тихо спросил Вала.

– Недавно, – отрывисто проговорил Курумо.

– Как там?

Майа повел головой:

– Мир… Добивают остатки вражеских сил – орков то есть…

– Ты ими занимался?

– А кому еще? Кого они интересуют? Все их только ненавидят. Презирают… – Курумо нахмурился. – А вообще-то я отправлялся в Забытые земли, дабы изучить деяния Врага и найти способ разрушить его козни, – отчеканил он. – Достаточный повод? И личных мотивов тоже должно было быть предостаточно – в Валиноре ничего не забывают.

– Я не сдержался… И вернуть не успел… Хотя… Может, и к лучшему… – Мелькор отхлебнул из кубка, ополовинив его.

Курумо покосился на него, приподняв бровь:

– Вернуть? Зачем? Я же не прижился. Только под ногами путался, глаза тебе мозолил.

– А здесь?

– А что – здесь? Покаялся – махнули рукой. А Ауле слова не сказал…

69
{"b":"1309","o":1}