ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Поверь мне, пожалуйста! – настойчиво повторил Мастер Грез, пытаясь приблизиться к Талиону и коснуться его. Майа отскочил, недоверчиво глядя на Валу, и выставил перед собой меч. Образ Охтариэн стал бледнеть… Талион, заметив это, кинулся к сестре, уже ни па что не обращая внимания.

– Что это? – бормотал он, пытаясь коснуться тающего силуэта.

– Морок, Талион, наваждение, – мягко проговорил Ирмо, обхватив плечи майа. – Пойдем отсюда.

Тот дернулся было, но Мастер Грез цепко держал его, не давая вырваться. Майа обмяк, опустив голову, – будь что будет. Он слишком устал. Охтариэн исчезла – за кого теперь драться? Пропади все пропадом! Морок расплывался, мелькнули, становясь прозрачными, стены, и за ними Талион разглядел залу, очень похожую на залу из наваждения, рядом лежала Охтариэн, да и сам он лежал на лавке. Увидев склоненное над собой лицо Ирмо, майа приподнялся на локте и тут узрел за спиной Ирмо Астальдо. Вырвавшись из объятий Мастера Грез и оттолкнув его, он зашарил в поисках меча. В его взгляде, брошенном в сторону Ирмо, ясно читалось: «Предатель!» Не найдя возле себя оружия, он уставился в упор на Тулкаса и мрачно заявил:

– Ну что, взял? Давай, бей, нечего ждать! – Талион напряг мускулы, сжал правый кулак, пытаясь выбрать наименее уязвимую позицию. Тулкас смотрел на него, скрестив руки. Собственно, ничего другого он и не ждал. Вот только Ирмо злиться будет – ему еще не хватало тумаков от чужих майар…

– А вторая рука у тебя для чего? – усмехнулся Вала-Воитель.

Талион собрался ответить подобающим образом на подобное издевательство, но осекся, ощутив, что с его рукой все в порядке. Значит, то было мороком. А эта ситуация лучше, что ли? Те же и… Ирмо – гад, туда же – «Помочь!». Но сначала надо разобраться с создателем – не на коленях же очередную выволочку встречать. Майа выпрямился, готовясь к удару. Тулкас наблюдал за ним, не двигаясь.

– Ну что же ты? – прошипел Воитель.

– Ничего, жду, пока ты успокоишься.

– Так у тебя же хорошо получается – успокаивать!

– Вот сейчас и успокоишься!

– Вот и давай, что смотришь?!

Ирмо понял, что снова пахнет дракой. Предстояло будить Охтариэн, а он уже чувствовал себя разбитым, словно весь день дрова рубил. Терпение Мастера Грез лопнуло.

– А ну прекратите! – заорал он необычно громко и резко для своего, как правило, мягкого, чарующего голоса, становясь между разозленными воителями.

– Уйди, Ирмо, затащил сюда, так хоть не лезь! – рявкнул Талион.

– Да как ты с Валой разговариваешь? Отойди, Лориэн, сейчас я ему покажу!

– Какого балрога ты меня вообще сюда притащил, Воитель, так тебя!.. – зарычал Ирмо, добавив сквозь зубы пару выражений, которых от него мало кто ждал, уместных разве что в умбарских портовых притонах. – Я вам сейчас такие мороки устрою, до Второго Хора выть будете! И Охтариэн сами будите, может, разбудите, так она тебе, Астальдо, еще добавит! А у меня и так дел по горло. Надоело мне все это!.. – Ирмо рывком подхватил с пола сумку и направился к выходу, на ходу откупоривая склянку с успокоительным. Поистине, идиотский день!

– Ирмо! – закричал Астальдо, кидаясь вслед за Мастером Грез. – Не уходи, прости, пожалуйста, я сорвался, иу разберись с Охтариэн, я же не справлюсь, ты же видишь, что делается!

Талион недоуменно смотрел на своего Валу – таким вежливым он его не помнил: чтобы Тулкас кого-то умолял и извинялся перед кем-то? Что все-таки происходит?

Ирмо больше всего хотелось послать Астальдо куда подальше, за пределы Эккайи, но Охтариэн было жаль, он помнил майэ-воительницу, еще с начала Первой эпохи бывшую частой гостьей в его садах.

– Ладно, – мрачно процедил он, возвращаясь и садясь рядом с ней. – Жаль девчонку, а то послал бы тебя подальше. Талион, иди сюда, может, помощь твоя понадобится.

Майа осторожно подошел, и Ирмо снова занялся привычным делом.

…Охтариэн пыталась уйти – бороться было бесполезно, каждый раз, вставая для очередной схватки, она чувствовала, как отчаяние охватывает ее. Майэ стремилась ускользнуть, но каждый раз не успевала – хохочущий Астальдо всюду настигал ее. Рядом был Талион, пытающийся сопротивляться, но бесполезно, и с каждым разом ему все сложнее было восстановить облик. Да и ей тоже.

Сейчас к Ирмо двигалась, прихрамывая, кое-как в очередной раз поднявшаяся Охтариэн – полупрозрачное лицо, изрубленные латы, бесконечно усталый взгляд. Понимая очевидность поражения, она уходила. Да, уходила. Она уже не считала это позором и пыталась уговорить Талиона следовать за ней – бросить его она не могла, и каждый раз не хватало слов, чтобы убедить его…

Ирмо шагнул навстречу майэ, осторожно прижал к себе, она подняла на него ошалелые, безумные глаза, приникла, положив голову на плечо Мастера Грез.

– Ирмо, ты пришел забрать меня? Тебе разрешили?

– Да, конечно, я возьму тебя с собой, – прошептал Вала, погладив ее по голове.

– А Талион? – дернулась она.

– С ним все будет хорошо, – поспешно пообещал Ирмо. (Что – хорошо? Ты-то сам вообще знаешь, что будет?!)

– Ты дашь мне забвение? – полусонно пробормотала майэ, сильнее повисая на нем. Ирмо словно по голове ударили. И эта туда же, сговорились они, что ли? Забвение… Нашли выход. Да что же это за жизнь такая, мир такой распрекрасные сотворились, что сдохнуть хочется?!

«…ибо настанет время, что и Могущества позавидуют уделу Смертных…» – но почему так скоро – пяти эпох не прошло, да какое там, первые просьбы вон когда были… И теперь это стылое безразличие пополам с отчаянием больно рванули душу, вызывая желание разнести все вокруг к такой-то недивной матери.

Ирмо покрепче обнял Охтариэн, боясь отпустить, и старался как можно мягче развеять морок. Майэ открыла огромные темные глаза с плещущимся в них бредом и невидяще огляделась по сторонам. Когда ее взгляд прояснился, в нем скользнуло разочарование.

– Так мы не у тебя? – грустно спросила она. – Значит, это неправда – то, что ты сказал? Тебе приказали другое… – Майэ отвернулась, прикрыв глаза.

Ирмо с трудом сдержался, чтобы снова не разразиться соответствующей тирадой, и, подойдя к Астальдо, поднес к носу Валы-Воителя изящный кулак.

– Не умеешь, не берись! – прошипел он. – Разобраться – разобрался, но если уж сжалился, какого балрога ты не попросил меня хоть усыпить прилично? Лень тебе было до садов дойти или хотя бы позвать?! Врезал бы тебе, да проку уже нет, и так тут сплошные драки. Сможешь сейчас-то с ними без мордобоя договориться? Или подождать? – Ирмо прислонился к колонне, сложив руки.

Тулкас тоскливо опустил голову.

– Зол я был… зол… Не умею я – наполовину…

– А зачем ты их будить задумал? Перевел бы я их в грезы тихие. Либо и впрямь… – Ирмо сглотнул, – в забвение…

– Но ведь они больше не подлежат преследованию – зачем же им в забвении быть? – Вала-Воитель развел руками. – Пускай что хотят, то и делают. Со мной-то им говорить не о чем, – добавил он тише.

Майар насторожились. Что происходит? Их что, больше мятежниками не считают? Значит ли это, что…

– А что, Мелькор больше не Враг? – спросил Талион с усмешкой.

– Он освобожден, – отрезал Тулкас. – Как следствие честного поединка, – добавил он, видя недоумение майар.

Глаза Охтариэн и Талиона округлились. Похоже, попытки достойно ответить создателю они решили отложить. Рассказ Астальдо весьма впечатлил их, майар жадно слушали, почти не перебивая. Ирмо усмехался про себя, представив, какие у них будут лица, когда они увидят победителя их Валы.

Известие о порче облика вызвало на лице Охтариэн некое подобие сочувствия: Талион хмыкнул. Объяснять пришлось немало: майар понятия не имели ни о Нуменоре, ни о назгулах.

Ирмо, послушав какое-то время, решил покинуть их – похоже, драки на ближайшее время не намечалось. Впрочем, может, Охтариэн и Талион захотят уйти?

– Вот и все, – закончил к тому времени рассказ Тулкас. – Больше ничего не знаю. Мелькор то ли у Ниэнны, то ли у Намо, а может, у этих недомайар остановился.

76
{"b":"1309","o":1}