Содержание  
A
A
1
2
3
...
335
336
337
...
747

Посмотри же на великодушие этих великодушных, да помилует их Аллах великий!

Рассказ о женщине и рыбе (ночи 393—394)

Рассказывают, что одна женщина устроила со своим мужем хитрость и вот какую: муж принёс ей рыбу в день пятницы и велел её сварить и продать после пятничной молитвы, а сам ушёл по своим делам. И к женщине пришёл её друг и попросил её быть на свадьбе, и она послушалась и положила рыбу в кувшин и ушла со своим другом из дому до другой пятницы, а муж разыскивал её всюду и спрашивал во всех домах, но никто не сказал ему, что с нею. А потом она пришла на другую пятницу и вынула рыбу живой и собрала людей и рассказала им эту историю…»

И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

Триста девяносто четвёртая ночь

Когда же настала триста девяносто четвёртая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что женщина пришла к своему мужу на другую пятницу и вынула из кувшина рыбу живой и собрала людей и рассказала им эту историю, и люди объявили её мужа лжецом и сказали: „Не может быть, чтобы рыба оставалась живой все это время“. И они подтвердили, что он сумасшедший, и заключили его в тюрьму и стали над ним смеяться, и тогда он пролил из глаз слезы и произнёс такие стихи:

«Старуха, в дурных делах занявшая должность, —
Порок на лице её свидетелем будет.
Коль кровь у ней, сводит всех, а если чиста —
блудит, Весь век она то блудит постыдно, то сводит!»

Рассказ о женщине и лживых старцах (ночи 394—395)

Рассказывают также, что была в древние времена и минувшие века праведная женщина среди сынов Израиля, и была эта женщина богомольна и благочестива, и ходила каждый день в молельню. А рядом с этой молельней был сад, и когда эта женщина входила в молельню, она заходила в сад и совершала там омовение. А в саду были два старика, которые сторожили его, и эти два старика влюбились в ту женщину и стали её соблазнять, но она отказалась, и тогда старики сказали ей: «Если ты не дашь нам над собой власть, мы засвидетельствуем, что ты прелюбодействовала». – «Аллах избавит меня от вашего зла», – сказала им женщина. И тогда старики открыли ворота сада и стали кричать, и люди пришли к ним отовсюду и спросили: «Что у вас случилось?» И старики сказали: «Мы нашли эту женщину с юношей, который развратничал с нею, и юноша ускользнул у нас из рук». А люди в те времена кричали о позоре прелюбодея три дня, а после того били его камнями. И они три дня кричали о той женщине, чтобы опозорить её, а старики каждый день приближались к женщине и клали руки ей на голову и говорили: «Хвала Аллаху за то, что он ниспослал на тебя отмщенье!» И когда её хотели побить камнями, последовал за людьми Данияль[412] (а было ему двенадцать лет, и это первое его чудо – молитва и привет ему и нашему пророку!) – и следовал за ними до тех пор, пока не настиг их и сказал: «Не торопитесь побивать её камнями, пока я не рассужу вас».

И ему поставили скамеечку, и потом он сел и разлучил стариков (а он первый, кто разлучил свидетелей) и спросил одного из них: «Что ты видел?» И старик рассказал ему, что случилось, и Данияль спросил его: «В каком месте сада?» И старик сказал: «В восточной стороне, под грушевым деревом». А потом Данияль спросил второго, что он видел, и старик рассказал ему, чти случилось, и Данияль спросил: «В каком месте сада?..» И старик отвечал: «В западной стороне, под яблоней». И при всем этом та женщина стояла, подняв голову и руки к небу, и взывала к Аллаху об избавлении. И Аллах великий низвёл карающую молнию, и она сожгла обоих стариков. И Аллах великий сделал явной невиновность женщины, и это первое из случившихся чудес пророка Аллаха Данияля, мир с ним!

Рассказ о Джафаре Бармакиде и больном старике (ночь 395)

Рассказывают также, что повелитель правоверных Харун ар-Рашид вышел в один из дней вместе с Абу-Якубом[413] – сотрапезником, Джафаром Бармакидом и Абу-Новасом, и они пошли по пустыне и увидели старца, опиравшегося на своего осла. «Спроси этого старика, откуда он?» – сказал Харун ар-Рашид Джафару. И Джафар спросил старика: «Откуда ты пришёл?» И тот отвечал; «Из Басры…»

И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

Триста девяносто пятая ночь

Когда же настала триста девяносто пятая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что Джафар Бармакид спросил этого человека и сказал ему: „Откуда ты пришёл?“

И тот старик отвечал: «Из Басры». – «А куда ты шествуешь?» – спросил Джафар. «В Багдад», – отвечал старик. «А что ты будешь там делать?» – спросил Джафар. И старик сказал: «Буду искать лекарства для моего глаза». – «О Джафар, подшути над ним», – сказал Харун ар-Рашид. «Если я буду с ним шутить, услышу от него неприятное», – отвечал Джафар. Но халиф воскликнул: «Заклинаю тебя, пошути с ним!» И тогда Джафар спросил старика: «Если я пропишу тебе полезное лекарство, чем ты меня вознаградишь?»

«Аллах великий вознаградит тебя тем, что для тебя лучше, чем моё вознаграждение», – ответил старец. И Джафар сказал: «Слушай, я пропишу тебе лекарство, которое я никому не пропишу, кроме тебя». – «А что же это?» – спросил старик. И Джафар сказал: «Возьми три унции дуновенья ветра и три унции лучей солнца и три унции отблеска луны и три унции света светильника, смешай все это и оставь лежать на ветру три месяца, а потом после этого положи это в ступку без дна и толки три месяца, а когда истолчёшь, положи это в расколотую чашку, и поставь чашку на ветер на три месяца, а потом употребляй это лекарство каждый день по три драхмы, когда будешь ложиться спать, и продолжай так три месяца, – ты выздоровеешь, если захочет Аллах великий».

И когда старец услышал слова Джафара, он растянулся на своём осле и пустил зловредный ветер и сказал: «Возьми этот ветер в награду за то, что ты прописал мне лекарство. Когда я буду употреблять его и Аллах пошлёт мне здоровье, я дам тебе невольницу, которая станет тебе служить, пока ты жив, такой службой, что Аллах сократит ею твой срок, а когда ты умрёшь и Аллах поспешит направить твою душу в огонь, эта невольница намажет тебе лицо своим дерьмом с горя по тебе и будет плакать и бить себя по лицу и рыдать и скажет, оплакивая тебя: „О холоднобородый, как холодна твоя борода!“

И Харун ар-Рашид так рассмеялся, что упал навзничь и приказал дать этому человеку три тысячи дирхемов.

Рассказ о честном юноше (ночи 395—397)

Рассказывал шериф Хусейн ибн Райян, что повелитель правоверных Омар ибн аль-Хаттаб сидел в какой-то день, чтобы судить людей и творить суд над подданными, и подле него были вельможи из его сподвижников, люди верного мнения и догадки. И пока он сидел, вдруг подошёл к нему юноша из прекраснейших юношей, чисто одетый, и за него ухватились двое юношей – прекраснейшие юноши, которые тянули его за ворот. И они поставили его перед повелителем правоверных Омаром ибн аль-Хаттабом, и повелитель правоверных посмотрел на них и на юношу и велел им отпустить его и, приблизив его к себе, спросил юношей: «Какова ваша история?» – «О повелитель правоверных, – сказали они, – мы единоутробные братья и достойны следовать истине. У нас был отец, глубокий старик, обладавший хорошей проницательностью, и был он возвеличен среди племён, далёк от низостей и известен достоинствами. Он воспитал нас маленькими и оказал нам милости великие…»

И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

Триста девяносто шестая ночь

Когда же настала триста девяносто шестая ночь, она сказала: «Дошло до меля, о счастливый царь, что юноши сказали повелителю правоверных Омару ибн аль-Хаттабу: «Наш отец был возвеличен среди племён, отдалён от низостей и известен достоинствами. Он воспитывал нас сызмальства и оказал нам милости великие, и был он исполнен достоинств и добродетелей и достоин слов поэта:

вернуться

412

Данияль – библейский Даниил.

вернуться

413

Абу-Якуб, по прозванию ан-Надим (застольник) – один из любимых сотрапезников халифа Харуна ар-Рашида; имя его часто упоминается на страницах «1001 ночи».

336
{"b":"131","o":1}