ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

Четыреста шестьдесят вторая ночь

Когда же настала четыреста шестьдесят вторая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что халиф дал девушке пять тысяч динаров и возвратил её к её господину, сделав его своим сотрапезником на вечные времена. И он отпускал ему на каждый месяц тысячу динаров, и тот жил с девушкой Таваддуд в приятнейшей жизни.

Дивись же, о царь, красноречию этой девушки, обилию её знаний и понятливости и преимуществу её во всех науках и посмотри на великодушие повелителя правоверных Харуна ар-Рашида: он дал её господину такие деньги и сказал ей: «Пожелай от меня!» – и когда она пожелала, чтобы он возвратил её к её господину, он её возвратил и дал ей пять тысяч динаров для неё самой и сделал её господина своим сотрапезником. Где найдётся такое великодушие после халифов Аббасидов, – да будет милость Аллаха великого над ними всеми!

Рассказ о царе и ангеле (ночь 462)

Рассказывают также, о счастливый царь, что один царь из царей, бывших прежде, захотел в некий день выехать верхом во главе всех людей своего царства и вельмож своего правления и показать народу чудеса своего празднества. И велел он своим приближённым, эмирам и вельможам правления, сделать приготовления к выезду и велел хранителю одежд принести из роскошнейших одежд то, что годится для царя в день его празднества, а также велел он привести своих коней, знаменитых, чистокровных, известных.

И сделали так, а затем царь отобрал те одежды, которые ему понравились, и тех коней, которых он одобрил, и надел одежды, и сел на кровного коня, и отправился во главе шествия, в воротнике, украшенном драгоценными каменьями и всякими яхонтами и жемчугами. И стал он пускать коня вскачь посреди своих воинов и похвалялся в своём высокомерии и надменности, и пришёл к нему Иблис и положил руку на ноздрю его и вдунул ему в нос дуновение гордости и самодовольства; и возгордился царь и оказал в душе своей: «Кто в мире подобен мне?» И стал он высокомерен от довольства собою и гордости и проявлял презрение и гордился, превозносясь, и ни на кого не смотрел от высокомерия, гордости, самодовольства и кичливости.

И остановился перед ним человек в потёртой одежде и приветствовал его, но царь не возвратил ему приветствия, и схватил тогда этот человек поводья его коня, и царь оказал ему: «Убери руку! Разве не знаешь ты, чьи поводья схватил?» – «У меня есть к тебе слово», – сказал человек, и царь молвил: «Подожди, пока я сойду, и скажи, что тебе нужно». «Это тайна, – сказал человек, – и я скажу о ней только тебе на ухо». И царь склонил свой слух к этому человеку, и тот сказал ему: «Я ангел смерти и хочу взять твою душу». – «Дай мне отсрочку настолько, чтобы мне вернуться домой и попрощаться с родными, детьми, соседями и женою», – оказал царь, но ангел смерти молвил: «Нет, ты не вернёшься и никогда не увидишь их: прошёл срок твоей жизни». И он взял душу царя, когда тот был на спине своего коня, и царь упал мёртвый.

А ангел смерти ушёл оттуда и пришёл к одному праведному человеку, которым был доволен Аллах великий. И он приветствовал его, а человек возвратил ему приветствие, и ангел смерти сказал: «О праведный человек, у меня есть к тебе слово, и это тайна». – «Скажи, что тебе нужно, мне на ухо», – молвил праведник, и ангел сказал: «Я ангел смерти!» – «Добро пожаловать! – воскликнул праведник. – Слава Аллаху за то, что ты пришёл! Я много раз ожидал, что ты ко мне прибудешь, и продлилось отсутствие твоё над тоскующим по твоём приходе».

«Если у тебя есть дело, исполни его», – оказал ангел смерти, но праведник молвил: «Нет у меня дела более важного, чем встреча с господом моим (велик он и славен!) „. – „Как, тебе любо, чтобы я взял твою душу? Мне поведено её взять так, как ты захочешь и изберёшь“, – сказал ангел смерти. И праведник молвил: «Дай мне отсрочку, пока я совершу омовение и помолюсь, и когда я паду ниц, возьми мою душу, пока я буду лежать распростершись“.

И сказал ангел смерти: «Господь мой (велик он и славен!) приказал мне взять твою душу только так, как ты изберёшь и захочешь, и я сделаю так, как ты оказал». И человек поднялся и совершил омовение и молитву, и взял ангел смерти душу его, когда он лежал распростершись, и перенёс его Аллах великий в место милости, благословения и прощения.

Рассказ о горделивом царе (ночь 463)

Рассказывают также, что один царь из царей собрал большие деньги, числа которых не счесть, и приобрёл многие вещи всякого рода, которые создал Аллах великий в здешнем мире, и все это для того, чтобы понежить свою душу. И когда захотел ей освободиться для наслаждения тем, что он накопил из полезных благ, построил он для себя высокий дворец, возвышавшийся и уходивший ввысь, который годился для царей и был для них подходящим, а затем устроил он во дворце двое крепких ворот и назначил во дворце слуг, войска и привратников, как хотел он. И приказал царь повару в какой-то день приготовить ему какое-нибудь из наилучших кушаний и собрал своих родных, челядинцев, приближённых и слуг, чтобы те у него поели и получили дары. И сел он на престол своего царства и владычества и опёрся на подушку и, обратившись к своей душе, сказал ей: «О душа, я собрал для тебя все блага мира; предайся же теперь наслаждению и вкуси от этих благ, поздравляемая с долгой жизнью и обильной долей счастья…»

И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

Четыреста шестьдесят третья ночь

Когда же настала четыреста шестьдесят третья ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что царь заговорил со своей душой и сказал ей: „Вкуси от этих благ, поэдравляемая с долгой жизнью я обильной долей счастья“. И не окончил он ещё того, о чем говорил со своей душой, как подошёл ко дворцу извне человек, одетый в поношеные одежды, и на шее у него висел мешок, как у нищего, который пришёл, чтобы получить пищу.

И подошёл этот человек и постучал кольцом на дворцовых воротах стуком великим и ужасающим, который едва не потряс дворца и не сдвинул престола с места, и слупи испугались и подскочили к воротам и закричали на стучащего: «Горе тебе! Что значит этот поступок и неблагопристойность? Подожди, пока царь поест, и мы дадим тебе из того, что останется!» И пришедший оказал слугам: «Скажите вашему господину: пусть он выйдет ко мне и поговорит со мною, у меня до него надобность и важное дело и настоятельная просьба». – «Отойди, о бедняк, – сказали слуги, – кто ты, чтобы приказывать нашему господину выйти к тебе?» – «Осведомьте его об этом», – сказал пришедший.

И слуги пошли к царю и осведомили его, а царь воскликнул: «И вы не прогнали его, не обнажили против него мечей и де выбранили его?» Но тут пришедший постучал в ворота ещё страшнее, чем в первый раз, и слуги поднялись с палками и оружием и бросились к нему, чтобы сразиться с ним. И пришедший крикнул на них криком и сказал: «Оставайтесь на местах ваших! Я ангел смерти!» И устрашились сердца их, и исчез их разум, и улетел рассудок их, и задрожали у них поджилки, и перестали двигаться члены их. И царь сказал им: «Скажите ему: пусть возьмёт кого-нибудь вместо меня и взамен мне», – но ангел смерти молвил: «Я не возьму заместителя и никого взамен. Я пришёл только ради тебя, чтобы тебя разлучить с теми благами, которые ты собрал, и деньгами, которые ты приобрёл и накопил».

И тут царь стал глубоко вздыхать и заплакал и воскликнул: «Прокляни, Аллах, деньги, которые соблазнили меня и мне повредили, препятствуя мне поклоняться моему господину! Я думал, что мне от них будет польза, а оказались они теперь для меня горестью и бедой. Вот я выхожу с пустыми руками, и останутся они моим вратам».

И Аллах дал деньгам способность речи, и сказали они: «По какой причине клянёшь ты нас? Кляни самого себя. Аллах великий создал нас и тебя из праха и вложил нас тебе в руки, чтобы ты запасся через нас для будущей жизни, раздавая нас как милостыню нуждающимся, беднякам и нищим и строя на нас монастыри, мечети, мосты и водопроводы, и были бы мы тебе помощью в последней обители. А ты собрал нас и накопил и ради страстей своих вас истратил, в не воздал ты нам должной хвалы, но отрёкся от нас. И теперь оставил ты нас твоим врагам и пребываешь в печали и раскаянии. В чем же наш грех, что ты нас поносишь?»

370
{"b":"131","o":1}