ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Варя молча выжидательно смотрела на нее, а Аня никак не могла решить, что ей в конце концов сделать. Можно отсидеться. Просто сказать — пошутила, мол, и в конкурсе участвовать не собираюсь. И все останется по-прежнему. Ну, может, недельки две хихикать будут, пальцем показывать — собиралась, а не стала! Но это можно пережить.

Еще до конца не решив, что же делать, она прервала затянувшуюся паузу:

Значит, ты предлагаешь…

Я попрошу Женьку, — подхватила Варя радостно, — и вы с ним поставите танец. Настоящий, как на танцевальном конкурсе. А еще можно будет сделать платье под этот танец. Хочешь? А то у вас в школе настоящее сонное царство! — вырвалось у нее с досадой. — В той школе у нас такие праздники были! И конкурсы мы проводили, и спектакли ставили. Для малышей на Новый год устроили поиски сокровища! Попрятали везде записки, сделали пометки, стрелки всякие, и малышня носилась по школе, разгадывала маршрут.

А что за сокровище было?

Мы в воздушный шарик конфеты засунули, и в актовом зале под потолок повесили. И когда одна команда, наконец, нашла его, ребята получили лук со стрелами, и его сбивали. Долго стреляли, — тихо засмеялась Варя. — Наконец попали, шарик лопнул, и конфеты по всему залу рассыпались! Потом они всех бегали угощали — и ребят, и учителей. А тут — каждый сам за себя, сплетни вечные, кроме MTV, никто ничего не смотрит. Только оценивают: «клево» или «супер».

Ну и что? — пожала плечами Аня. — Я не только MTV смотрю. А «супер» — это просто слово.

Может, и так. Но вот скажи, у вас вечера школьные как проходят?

Аня вздохнула. Плохо проходят вечера. Занудная торжественная часть с двумя-тремя номерами самодеятельности, потом дискотека. Потом парочки разбредаются кто куда, а в зале остаются только безнадежные оптимисты. Сама Аня обычно уходила домой почти сразу, там включала хорошую музыку и садилась читать.

Ты что, считаешь, что если — если! — я что-то выиграю, то школьные вечера сразу изменятся? — иронично спросила Аня.

Варя вспыхнула:

Если сидеть и ничего не делать, то точно ничего не изменится. А потом закончите школу, и будете ныть: пропали десять лет! Пока люди сами за ум не возьмутся, ничего хорошего не получится. Я пробовала, когда только-только пришла, думала, что будет как у нас… А здесь… — Она махнула рукой и отвернулась к окну.

Погоди, — попыталась урезонить ее Аня. — Но от меня что зависит? Если у тебя не получилось, почему…

Понимаешь, — снова повернулась Варя. — Конкурс — это что-то необычное. У вас же его не было до сих пор? Народ начнет шевелиться, что-то делать. Но если оставить Вику с Жанной распоряжаться вашей жизнью, все останется по-прежнему. И тогда — все. Можно с песнями расходиться по домам.

Чего ж ты тогда перешла в нашу школу? — Аня все еще сопротивлялась тому, что говорила Варя.

Куда я денусь! — махнула та рукой. — Я раньше в Волгодонске жила. Брат танцами всю жизнь занимался. Хотел и меня научить, но мне слон ноги оттоптал.

В самом деле? — хихикнула Аня.

Ну, говорят же, что медведь на ухо наступил, если у человека слуха нет! Я к танцам не способная. Нет, просто потанцевать — это пожалуйста. Но не больше. А у Женьки есть талант. Его заметили на одном конкурсе и пригласили заниматься в Москву. Кто же откажется!

Так он в прошлом году приехал?

Нет, он здесь уже три года. Сначала один жил, а в прошлом году бабушка наша умерла, и он меня сюда забрал.

А родители? — тихо спросила Аня.

Я их и не помню совсем. Дом там остался — мы в частном секторе жили. Скотину соседям продали, а дом заколотили. Соседи присматривают, чтобы никто не спалил, летом я туда опять поеду. Там хорошо.

Аня промолчала. Оказывается, живет совсем рядом человек, абсолютно одинокий в большом городе…

Погоди, — вдруг сообразила она. — А живете вы на что?

Пенсию перевели за родителей. Правда, на Женьку уже не полагается. Ну, и брат работает. Он ведет курсы по танцам, недалеко отсюда. Платят немного, но нам хватает. Правда, костюмы очень дорогие, но я только ткани покупаю, а шью ему сама. Возни много, зато экономим здорово. И теперь вот спонсор нашелся. Теперь легче будет, если не обманут, конечно.

Варя спокойно топила ложечкой кусок мороженого в чашке с кофе, а у Ани в голове не укладывалось, как это все у ее одноклассницы просто выходит — живет одна, выкручивается с деньгами на крохотную зарплату, готовит, в школу ходит, и еще пытается сделать жизнь других немного ярче, радостнее. Хотя у самой поводов радоваться поменьше, чем у других.

И Аня решилась. Она поняла, что потом не простит себе, если сразу же сдастся и откажется от конкурса.

Слушай, а твой брат… У него, наверное, времени мало, а тут еще и я, — засомневалась она.

Нет, время найдется. Я вчера с ним разговаривала, — призналась Варя. — Он сказал, что если, ты хоть немного лучше танцуешь, чем я, то за неделю он справится. Только заниматься надо каждый день хотя бы по часу. Получится?

Ну, если у него время найдется, то у меня — тем более.

Отлично, — повеселела Варя. — Ой, суп закипел.

Она вскочила и стала вытирать тряпкой выплеснувшуюся на плиту воду. Аня посмотрела на часы — почти три. Марина придет в четыре. Так что еще час у нее есть.

А когда придет Женя?

У него работа в два заканчивается, потом сорок пять минут — персональное занятие. Так что минут через пятнадцать будет. Как раз я суп сварю. Ты цветную капусту любишь? Женька ее просто обожает. В ней минералов полно, — тараторила Варя, снимая пену с куриного бульона и ставя на плиту сковородку для цветной капусты. Она была немного возбуждена. Похоже, уже не рассчитывала ни на что, когда подруга согласилась. А у Ани было ощущение нереальности происходящего. Это же надо — Мисс Совершенство!

В двери повернулся ключ.

Женька! — обрадовалась Варя и кинулась в коридор. Аня немного помедлила и тоже вышла.

Женя оказался невысоким светловолосым молодым человеком. У него были плавные движения, тонкие черты лица и чуть смущенная улыбка.

Здравствуй, ты — Аня? — спросил он.

Да, — кивнула она.

Я очень рад. Варя про тебя много рассказывала.

Аня решила, что он говорит про конкурс, но Женя тут же добавил:

Когда она сказала, что ты тоже собираешься принять участие в конкурсе, мы решили, что стоит попробовать.

Пока Аня переваривала эту мысль — что оказывается, Варя и раньше говорила про нее брату, — он успел переобуться и прошел мимо нее на кухню.

Голодный сегодня, — пожаловался он. — Что у нас на обед?

Варя уже наливала суп в три тарелки. Аня не успела опомниться, как уже сидела за столом и ела очень вкусный куриный суп. От добавки она, правда, отказалась, но тушеную цветную капусту съела с удовольствием. Она даже и не предполагала, что цветная капуста может быть такой аппетитной.

После обеда они немного посидели на кухне. Варя помыла посуду, причем от Аниной помощи категорически отказалась. А Женя рассказывал, что на днях у него встреча с хореографом, подбор музыки уже сделан, так что теперь главное — заниматься.

У меня есть более или менее свободная неделя, а потом будем пахать, — подытожил он и посмотрел на Аню. — Ну что, начнем работать?

Она кивнула, слегка оробев.

Тогда пойдем.

Я с вами, можно? — спросила Варя.

Пойдем, тоже подскажешь что-нибудь, — Женя поднялся и пошел по коридорчику в комнату. Аня — за ним. На пороге она остановилась и с недоумением оглядела помещение. В этой комнате не было мебели. Вернее, у стены стоял шкаф, а вдоль другой — диванчик. Комната казалась огромной, но, присмотревшись, Аня поняла, что на самом деле она просто кажется такой, потому что напротив диванчика стояло зеркало. Даже не так — вся стена была одно сплошное зеркало. А вдоль этой зеркальной стены стоял отполированный руками до блеска поручень для разминки. Похоже, хозяин квартиры очень серьезно относился к своей профессии.

Она осматривалась по сторонам, а Женя между тем внимательно смотрел на нее. Потом сказал:

8
{"b":"131177","o":1}